Что думает Европа о праве Киева называть Донбасс украинским? Интервью, которые заставит задуматься даже ура-патриота

Что думает Европа о праве Киева называть Донбасс украинским? Интервью, которые заставит задуматься даже ура-патриота

Киев, 14 ноября.

Сегодня во всем мире обсуждают принадлежность Донбасса, однако эксперты никак не могут прийти к единому мнению, потому что каждая из сторон якобы заинтересована донести лишь свои взгляды по этому вопросу, невзирая на доводы другого оратора.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и группы ВКонтакте и Facebook.

Поэтому в этом вопросе решили разобраться независимые эксперты. Так, журналистка Gazeta Wyborcza Anna Pawłowska (Анна Павловска) пообщалась на тему принадлежности Донбасса с Мартой Студенной-Скруквой — сотрудницей Института восточных исследований Позаньского университета, занимающейся исследованием регионального самосознания жителей постсоветского пространства.

— (Павловска) Тогда Донбасс и Галиция в последний раз плечом к плечу сражались за общую цель. Большинство украинских историков и политологов считают эти регионы символами противоречащих друг другу представлений о государстве и народе, противопоставляя украиноязычный интеллигентский и национально ориентированный Львов рабочему, русскоязычному и пророссийскому Донецку.

— Интересно, что этому единению способствовал сам Советский Союз! СССР создал республику, которая, как и другие, не обладала суверенитетом, но имела четкие границы на карте, впервые в истории столько лет подряд остававшиеся неизменными. Она вошла в сознание людей, которые были не столько гражданами Советского Союза, сколько УССР. У Украины была своя символика, свой гимн. То, что украинская государственность носила лишь декоративный характер, не помешало формированию общности и национального самосознания на территории, в которую входили и Львов, и Донецк.

Что думает Европа о праве Киева называть Донбасс украинским? Интервью, которые поменяет мышление даже у патриота

— Однако этому сопутствовали гонения на все украинское, в том числе на язык.

— Таково советское наследие на всей территории СССР. Конечно, доминирующую позицию занимал русский. Однако русскоязычие самого Донбасса сформировалось гораздо раньше. Туда съезжались переселенцы из разных регионов. Это были люди с Украины, из России, а также жители Прибалтики, греки, евреи, сербы, немцы. В XIX веке они интегрировались в рамках русского языка, который стал платформой для взаимопонимания представителей разных национальностей. Кроме того, в регионах периферии язык центра ассоциировался с высокой культурой и образованием.

— Тот, кто хотел войти в элиту, говорил по-русски?

— Да. С одной стороны, русский язык играл практическую роль, служа коммуникации, а с другой — позволял подключиться к богатой русской культуре. Галиция, несмотря на давление, оставалась в советскую эпоху украиноязычной. Там позиция украинского языка была совершенно иной.

— В 1991 году в одном независимом государстве вместе оказались люди, говорящие на двух разных языках. Всех их захлестнула российская массовая культура, которая вновь отодвинула украинский язык на второй план.

— В массовой культуре русский язык казался достаточно удобным. Но здесь мы касаемся другой проблемы: позиция какого языка была привилегированной? Янукович, человек с русскоязычного Донбасса, начал говорить по-украински. Или, скорее, пытался говорить: его ошибки вызывали много смеха.

Мы видим здесь своего рода парадокс. После 1991 года украинизация затронула в первую очередь официальную сферу: переводились документы, создавались научные труды. Улица, культура и в значительной мере образование оставались русскоязычными. Русский, однако, не стал основным языком в сфере, которую можно назвать символической. Так что, с одной стороны, украиноязычная часть страны чувствовала себя в существующих языковых реалиях плохо, жаловалась на засилье «русской попсы», притеснение национального языка, но русскоязычные жители чувствовали себя ничуть не лучше.

Что думает Европа о праве Киева называть Донбасс украинским? Интервью, которые поменяет мышление даже у патриота

— Почему?

— Официально дискриминации не было: никто не запрещал говорить по-русски на улице, в школе, на работе. При этом подспудно транслировалась мысль, что русский — это язык людей, которых нельзя назвать настоящими украинцами. Подразумевалось, что они не доросли до того, чтобы стать полноправной частью независимого государства. Я думаю, именно с этим были связаны попытки Януковича говорить на украинском.

— Эти языковые различия накладываются на гораздо более глубокий раскол, одну сторону в котором символизирует Донецк, а другую — Львов. Украинский публицист Денис Казанский пишет, что в 1991 году Украина стала независимым государством, как того хотела Галиция, но это государство стало жить а рамках русской парадигмы, которая была близка Донбассу. Русский язык занимал доминирующую позицию, сохранялись советские праздники, стояли прежние памятники, которые начали сносить только в ходе «революции достоинства». Казанский считает, что переломным моментом стал майдан. Львов сказал Донецку: «С нас хватит! Мы так долго жили по-вашему, что теперь будем жить по-нашему».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Россия стягивает войска к украинской границе под видом миротворцев: в Киеве сделали громкое заявление

Эта советская парадигма, о которой пишет Казанский, присутствовала всюду, но существовала также и львовская концепция, в рамках которой родился образ «истинного украинца». Это человек, который говорит на украинском, знает украинскую культуру и историю борьбы за независимость 1917-1920-х годов, прекрасно понимает мотивы, которыми руководствовалась УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.) и положительно оценивает ее действия. Кроме того, он прохладно относится к советской эпохе. Каждый, кто не вписывается в эту схему, должен «дорасти до звания украинца». Такой подход «донецкий» лагерь принять не может.

«Львовские» элиты зачастую относились к Донбассу совершенно неприемлемо. Николай Рябчук назвал, например, русскоязычных жителей, то есть тех, кто составляет на востоке большинство, «креолами». Такое определение намекает на дискриминацию, поэтому оно вызвало у этих людей огромное возмущение.

Что думает Европа о праве Киева называть Донбасс украинским? Интервью, которые поменяет мышление даже у патриота

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и группы ВКонтакте и Facebook.

— Такие вещи не забывают.

— Что еще хуже, унижение испытывали не только пророссийские рабочие из Донбасса, но и (возможно, даже еще сильнее) русскоязычные интеллигенты, которые могли бы стать естественными союзниками украинской интеллигенции. Это следствие того, что Киев совершенно отвернулся от этого региона. Государство не пыталось убедить Донбасс в привлекательности своей концепции. После «оранжевой революции» можно было сделать множество жестов, чтобы не столько привлечь Восток на свою сторону, сколько включить его в ментальное пространство украинского государства.

— Вместо этого Ющенко провозгласил Бандеру национальным героем.

— Ющенко мог показать, что он открыт к любым концепциям, мог интегрировать регионы с центром, но вместо этого он сделал ставку на Галицию и самый радикальный вариант ее концепции украинского самосознания. Донбасс мог ответить только одним: полным отсутствием доверия к киевским властям. Появилась отчужденность.

— В своей работе о Донбассе вы писали, что галицийский или донбасский сепаратизм неминуемо приведут к краху независимой Украины.

— Несколько лет назад сценарий, в котором от европейского государства откалывается часть его территории, казался абсолютно нереалистичным. Сепаратизм в Донбассе оставался фольклором, равно как и ультранационалистические движения в Галиции. Несмотря на все отличия, существующие между этими регионами, представить себе Украину без одного из них было невозможно. Что сейчас? Сегодняшняя Украина — это совсем не то государство, каким она была три года назад. Что произойдет в следующие три года, предсказать невозможно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Азаров рассказал, кто был бы хорошим президентом для Украины: 60 лет - самый подходящий возраст


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...