Гетто по-украински: переселенцы из Донбасса боятся - или расстреляют, или выселят

Гетто по-украински: переселенцы из Донбасса боятся - или расстреляют, или выселят

Харьков, 5 апреля.

Четыреста человек, из которых две трети дети, могут в любой момент оказаться на улице, без жилья и средств к существованию. После почти трех лет проживания в Харькове, беженцы из Донбасса, по-прежнему находятся «в подвешенном состоянии». Понятия – вынужденный мигрант на Украине не существует, а значит, не существует ни государственной программы поддержки, ни ясного юридического статуса. Люди, которые бежали от ужасов гражданской войны, оставлены один на один с проблемами и все, что имеют в настоящий момент: социальное пособие в размере 810 гривен в месяц и временное жилье, предоставленное харьковской городской властью.

«Мы уже на чемоданах, а ехать некуда», - рассказывает одна из переселенок, живущая во временном городке, построенном за немецкие деньги на окраине Харькова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Порошенко расписался кровью взамен на миллиард: шок-цифры - до чего довел Украину МВФ

«Все чаще к нам стали приезжать представители городского совета и уже не намекают, а говорят открытым текстом: "Вы зажились тут, мы давали вам временное жилье, и время уже истекло"», - продолжает делиться наболевшим Марина, приехавшая в Харьков из Луганской области вместе с тремя детьми.

Нет ничего более постоянного, чем временное. Данное философское изречение лучше всего характеризует ту ситуацию, в которой оказались и переселенцы, и местные власти. У каждой семьи, живущей в харьковском модульном городке, на руках договор с социальной службой города о предоставлении временного жилья. Изначально документ заключался сроком на полгода, и все последующее время его продлевают, по крайней мере, пока.

Гетто по-украински: переселенцы из Донбасса боятся - или расстреляют, или выселят

Проблемы накапливаются, как снежный ком. Даже при очень скромных расценках, проживание в модульном городке обходится одной семье в два раза больше, чем сумма выплачиваемая им ежемесячно. Несмотря на то, что большинство переселенцев работает, денег на оплату коммунальных тарифов не хватает – в результате накапливаются солидные долги за свет, тепло и воду.

«Каждый раз собираешься полностью рассчитаться за проживание, и каждый раз не получается, - говорит Марина. -  Стыдно жутко, чувствуешь себя каким-то бомжом. Но когда стоит выбор или купить лекарства для младшей дочки, или оплатить коммуналку, - выбираешь ребенка. В месяц плачу где-то треть от всех платежей. При моей зарплате в 3-4 тысячи содержать троих детей и платить за жилье практически невозможно. Разве что просто перестать всем есть».        

Похожая ситуация и у остальных жителей городка, в этом плане они мало отличаются от остальных харьковчан. Долги по коммунальным платежам по городу уже перевалили отметку в полтора миллиарда гривен. Но если на обычного украинца, чтобы вытребовать долги нужно хотя бы подать в суд, то с переселенцами разговор короткий. Городская власть поставила беженцам ультиматум: или расплачивайтесь, или выселяйтесь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Садись, двойка: Корчак заганьбили в Раде - глава НАПК взвыла с просьбой понять и простить

«Их можно понять, городские власти многое для нас сделали, - говорит еще одна беженка Татьяна, - не бросили, в свое время обеспечили жильем. И мы, и, думаю, они рассчитывали, что это все временно и государство как-то решит этот вопрос с переселенцами, которые пострадали от войны. Но оказалось, что мы никому не нужны. Когда в Харьков приезжал премьер Гройсман, мы хотели ему рассказать о своих проблемах, но нас к нему даже не пустили. А возвращаться нам некуда и не потому, что мы за тех или за этих, просто там, где остался наш дом – руины. Еще в первые месяцы войны наш поселок почти полностью был разрушен, компенсации, конечно, никто и никогда не заплатит, дом не построят, а тут о своем доме тоже мечтать нет смысла. Тут бы хоть работу найти и с голоду не помереть».

Работа для переселенцев - больной вопрос, как собственно и для всех граждан Украины, сегодня. Те, кто постарше, вспоминают 90-ые годы, когда педагоги и ученые стояли на базарах, торгуя нижним бельем.

«Сейчас все повторяется, - продолжает Татьяна. - Я - учитель английского языка, почти двадцать лет стажа, и что я делаю сейчас – мою полы в офисах. Сколько намою, столько заработаю. По профессии я никому не интересна, английский сейчас многие знают, вот и берут тех, кто помоложе, да попатриотичнее. Так что для меня единственная отдушина - кружок для деток городка, читаю им книжки на английском, рассказываю сказки, пою песенки. Самой становится легче, вроде как я опять в школе».

Ни нормального жилья, ни работы по профилю, ни перспектив в будущем. С переселенцами поступили точно так же, как и со всей Украиной.

Донбасс, заявляют украинские власти, – это Украина и лишают пожилых людей, проживающих там, пенсий.

Гетто по-украински: переселенцы из Донбасса боятся - или расстреляют, или выселят

"Украина превыше всего", - кричат лидеры майдана, ныне сидящие в Верховной Раде, и посылают тысячи мужчин на фронт.

Беженцы из Донбасса - настоящие патриоты, не пожелавшие терять свою Украину, говорит президент Порошенко и не подписывает закон о статусе беженцев.

«Лицемерие и нажива - вот, что сегодня правит Украиной, - уставшим голосом говорит Татьяна, - я для себя давно уже поняла, что все, что делается сейчас и в Харькове, и в других областях - это показуха властей. Знаете, у нас тут разные благотворительные организации приезжают, даже те, кто говорит не на английском, я же все равно понять могу, они нас, наш городок, называют не иначе, как гетто. А мы и есть эти самые жители гетто. Еще пару лет, если нас не выгонят, все начнет разваливаться. Строились же «времянки», и рассчитаны они лет на пять, не больше. Что же с нами станет дальше? Очень надеюсь, что хотя бы не расстреляют».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Будет ли майдан в Сербии: Джаралла раскрыл подноготную «цветных революций»

По официальным данным 2016 года, на Харьковщине проживает и состоит на учете двести тысяч беженцев из Донецкой и Луганской областей. Больше половины из них дети и старики.  

«Мы отрезанный ломоть, - говорит мать троих детей Марина, - мы по большому счету никому не нужны, ажиотаж вокруг беженцев давно прошел, и то, тот ажиотаж был больше для заграничных кредиторов, чтобы денег дали. Пытались власти из нас патриотов сделать, для рекламы своей "революции гидности" - не получилось, и теперь нас тихо затыкают, чтобы лишнего не говорили, ну, а мы тихо доживаем, как можем и сколько сможем. Доживем ли?».

Мирослава Ивлева        

Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен

Новости партнеров



Загрузка...