«Беркутенок» Гончаренко опять в СИЗО, или Деменция украинской Фемиды

«Беркутенок» Гончаренко опять в СИЗО, или Деменция украинской Фемиды

Киев, 13 марта.

История с повторным арестом бывшего сотрудника харьковского «Беркута» Виталия Гончаренко показательна и позорна. Она свидетельствует об окончательной деменции украинской Фемиды.

В этой истории сошлись топорный политический заказ Генпрокуратуры, несостоятельность следствия с его откровенными подтасовками, невнятность судейского решения, болезненные фантазии защиты потерпевших евромайдановцев и экзальтированность «общественного мнения».

Несговорчивый

Один из бывших сослуживцев Виталия Гончаренко рассказал НА «Харьков» об обстоятельствах второго ареста товарища.

«У Виталика — семилетний сын Даня. Прокурорские устраивают «маски-шоу» в доме. Опять шок для ребенка, как и во время летнего задержания, когда отца выдернули прямо из отпуска. Жена Виталика после этого месяц лечилась: был нервный срыв. И теперь новая серия «представления». Гончаренко не признавал свою вину, из него не удалось выбить «нужные» показания. Человек отсидел больше семи месяцев ни за что. Решался вопрос, чтоб восстановить его в занимаемой должности. И получается, что Генпрокуратура фабриковала дело, всех фигурантов которого пришлось выпустить на свободу. И значит, нужны дополнительные возможности для давления на Гончаренко, чтоб он взял на себя хотя бы превышение служебных полномочий», — говорит «беркутовец».

«Беркутенок» Гончаренко опять в СИЗО, или Деменция украинской Фемиды
Валентин Рыбин (справа), Виталий Гончаренко (слева)

По словам бывшего милиционера, давить на Гончаренко пытались, вытащив еще и другое дело: о досмотре машины журналистов «Громадського телебачення» в Песочине, на въезде в Харьков. Инцидент между бывшими «беркутовцами» и журналистами, ехавшими в Киев из зоны «АТО», произошел в январе 2015 года. Досмотр машины трактовался журналистом как нападение. Руководство МВД расценило действия подчиненных как абсолютно правомочные (тем более, что тот же экипаж Гончаренко вскоре задержал «айдаровцев», перевозивших оружие из зоны «АТО»). А сегодня Генпрокуратура ухватилась за давно закрытое песочинское дело, чтоб иметь хоть что-то против несговорчивого бойца «Беркута».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Савченко произвела фурор, появившись в эфире с макияжем и укладкой

9 марта горе-журналист (два года назад «непорочно досмотренный» Виталием Гончаренко и его подчиненными в Песочине) загадил соцсети анонсами нового судебного заседания по изменению меры пресечения харьковскому «беркутовцу», «подозреваемому в расстреле протестующих Евромайдана в 2014 году и нападении на журналистов Громадського в 2015-м». И здесь киевский недожурналист врет как сивый мерин, выдавая желаемое за действительное. Гончаренко не подозревается в расстреле протестующих, а эпизод с так называемым «нападением на журналистов» вообще не имеет никакого отношения к тому делу, которое рассматривалось Печерским судом.

Коллективный донос как движущая сила

В арсенале у ГПУ обнаружились и другие безотказные средства. В ходатайство Генпрокуратуры об изменении меры пресечения Виталию Гончаренко затесался интересный «документ» — некое «заявление потерпевших», где, помимо прочего, говорится, что «беркутовцу» инкриминируются три убийства…

Валентин Рыбин, адвокат Виталия Гончаренко, комментируя корреспонденту НА «Харьков» результаты заседания Печерского райсуда, напомнил, откуда растут ноги у подобных домыслов неравнодушной общественности.

«Беркутенок» Гончаренко опять в СИЗО, или Деменция украинской Фемиды
В. Рыбин

«Это показатель уровня интеллектуального развития тех людей, которые разносят такую информацию. 4 февраля, сразу после заседания, в котором было решено смягчить меру пресечения, лично Горбатюк (начальник управления спецрасследований ГПУ) сказал, что Виталий Гончаренко подозревается в трех убийствах. И это было с радостью подхвачено всеми страждущими и разнесено по СМИ. Что касается коллективного заявления, — я уверен, что суд руководствуется именно этой бумагой, даже если он не будет ее юридически описывать. Она была подана господину Драгунову, который является начальником первого следственного отдела управления специальных расследований ГПУ. И вместо того, чтоб ответить потерпевшим, что все действия в уголовном процессе осуществляются сугубо в рамках УПК, господин Драгунов расписал, что нужно сделать с этой бумагой, как ее запустить. И возникает еще один вопрос: а каким образом бумага от 1 марта 2017 года, которую занесли на личном приеме, попадает в материалы ходатайства об изменении меры пресечения?!» — недоумевает адвокат.

В. Рыбин считает, что этот коллективный донос был состряпан целенаправленно как руководство к действию для очередного судьи. Ведется серьезная кампания по дискредитации подзащитного, причем оппоненты не гнушаются подтасовками и откровенным враньем. Один из примеров: представитель потерпевших Евгения Закревская сопроводила на своей фейсбучной странице анонс судебного заседания (где рассматривается ходатайство ГПУ об изменении меры пресечения В. Гончаренко) фотографией с телами убитых евромайдановцев. Таким образом, осуществляются соответствующий «разогрев» общественности и манипулирование ее сознанием. Юрист, представляющая потерпевших, абсолютно забыла о презумпции невиновности, о том, каким образом должны проходить судебные заседания.

Механика подлога

Адвокат Рыбин уверен, что должностным лицам, фабрикующим подобные дела, занимающимся подлогами, скоро придется отвечать за свои действия.

«У нас есть оригинал повестки, где следователь Чернов собственноручно написал, что 27 февраля 2017 года Виталий явился для ознакомления с материалами дела. Более того, именно в этот день мы закончили ознакомление с материалами дела и подписали соответствующий протокол. Однако что делает следователь?! Он подделывает повестку, в которой пишет, что мы не явились, делает с нее копию и предоставляет в ходатайство об изменении меры пресечения! Мы столкнулись с полным цинизмом и беспределом. Например, следователь знает, что Гончаренко приезжал к нему на следственные действия и теперь едет из Киева домой. И в то же время Чернов звонит в Управление внутренней безопасности ГУ полиции Харьковской области и просит их проверить режим соблюдения домашнего ареста Виталием Гончаренко, который еще не доехал до Харькова! Не делается ничего для расследования уголовного производства, но ведется такая вот низкая, подлая работа по закрытию человека в тюрьме», — продолжает адвокат.

По мнению Рыбина, казус повторного ареста Гончаренко — это хорошо спланированная акция со стороны обвинения, цель которой заключается в том, чтобы реабилитироваться перед представителями майданной общественности. Ведь на свободе все из задержанных летом сотрудников харьковского «Беркута». Виталий Гончаренко при этом выбран абсолютно неслучайно: он последним из харьковчан покидал застенки СИЗО, находился на свободе всего месяц; рассчитывали на психологический эффект.

«Прокуроры в один голос говорили: есть доказательства, что Виталий Гончаренко не уважает следователя, отказывается получать повестки, на телефонные звонки не отвечает. А мы предоставили подтверждения, что процессуальных обязательств, возложенных на нас, не нарушали. Это билеты, которые покупал Виталий, когда приезжал в Киев и уезжал в Харьков; повестки с отметками следователя; определения судов, в которых указано, что Виталий приезжал и участвовал в соответствующих заседаниях. Однако это никак не повлияло на судью, который принимал решение об изменении меры пресечения», — заключает Валентин Рыбин.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Запад как кубышка с деньгами: почему ни Люксембург, ни радикалы не могут помешать Порошенко

Андрей Дмитриев


2107

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...