Десантник: Дезертиром себя не считаю, мы все равно остались братьями друг другу

Десантник: Дезертиром себя не считаю, мы все равно остались братьями друг другу

Донецк, 30 октября.

Практически семь месяцев прошло с начала проведения так называемой АТО на юго-востоке Украины. Война, развязанная политиками и олигархами, уже унесла тысячи жизней, разбила семьи, рассорила друзей и родственников.

Не обошла эта участь и украинских военных. Так, бывшие сослуживцы оказываются по разные стороны баррикад, о чем рассказал корреспонденту НА "Харьков" один из украинских десантников.Как известно, самое братское армейское войско - это ВДВ. Как же сейчас, в условиях гражданской войны, общается между собой бывшие братья по оружию? С таким вопросом мы обратились к десантнику из 25-й отдельной Днепропетровской воздушно-десантной бригады.

Этого парня зовут Давид, ему 28 лет. Сам десантник родом из Донбасса, а точнее из Донецка. Парень "на собственной шкуре" прочувствовал все тонкости военной операции на юго-востоке Украины.

- Война застигла всех врасплох. Большинство населения не ожидала такого поворота событий. Как лично Вас коснулась эта война?

- На этой войне погибло много моих сослуживцев, которые приняли сторону Украины. Многие из них, воевали не по своей воле. Их заставили. Как хотели заставить и меня.

- Я так понимаю, вас тоже призывали отдать «долг Родине»?

- Конечно. Мне приходила повестка, звонили из части мои командиры. Я, мягко говоря, не захотел с ними общаться. Теперь я дезертир, предатель Родины или как там еще …

- Вы сказали, что погибло много ваших сослуживцев, и что большая часть из них воевала не по своей воле. Откуда такая информация?

- Мы же все общались между собой. Вот я ребятам своим звонил, интересовался. Однажды они мне сообщили, что уже под Донецком. Тогда еще тихо было, не стреляли. Их отправили к нам защищать Донбасс. Только они сами толком не могли понять от кого. В части им рассказывали, что нас русские захватили, и что нас спасать нужно. Я тогда очень удивился этому, сказал, что нет у нас русских. Что мы хотим автономии от Украины и все. А о том, что не по своей воле воюют, узнал позже. Я держал связь с офицером 25-ки, они тогда под Славянском были. Вот тогда-то он мне и рассказал, как их выманивали в часть под разными предлогами. В основном на сборы и переподготовку, потом отправили «защищать Донбасс». Кто отказывался, говорили об уголовной ответственности.Он же мне и сообщил, что многие ребята не поддерживают новую власть Украины и хотят уйти. Кто пытался сложить оружие, стреляли в спину, а родным сообщали, что застрелился в карауле.

- Что вы испытали, когда впервые услышали, что бригада, в которой служили начала войну с собственным народом? Поменялось ли отношение к бывшим сослуживцам и вашим командирам?

- Я был возмущен, тем, что десантники принимают участие во внутреннем конфликте страны. Для этого существуют внутренние войска. Кроме того, наша бригада отвечала совсем за другую территорию Украины. Что же касается моих сослуживцев, то в сложившейся ситуации, каждый сам вправе решать какую сторону ему принять. В свою очередь,  я пытался напомнить своим сослуживцам кому они давали клятву на верность. На что мне ответили, что бригада выполняет приказ командира. На что я ответил, что не командира приказ, а олигарха. Ведь реально, наша доблестная армия защищает интересы олигархов, а не народа. Одни толстосумы, сменились на других. Только  цена смены власти слишком высока.

вдв- А как вы относитесь командиру 25-й бригады?

- За годы моей службы я запомнил его, как достойного командира бригады, с сильным характером и упорством. С началом военных действий в Донбассе он показал свое истинное лицо. Идет финансирование бригады, а ребятам мало чего достается. Куда деваются деньги, догадайтесь сами …

- Интересно. Как вы отнеслись к новости, что бригада, в которой вы служили, была уничтожена в Шахтерске? Были ли там ребята, с которыми вы служили?

- Мне было больно смотреть, как гибли ребята десантники, но больнее было смотреть, как в эти ряды шел непонятный сброд. Эти вояки считали,  что надев тельник, и берет, они сразу станут  воздушной пехотой. Но не тут-то было. Новоиспеченные «десантники» забыли, что эти войска созданы для защиты своего народа, а не для уничтожения. В Шахтерске никого из моих ребят не было, по крайней мере, до меня не доходила такая информация, а вот под Горловкой погиб мой товарищ. Хороший был человек, но глупый. Я его сотни тысяч раз просил не воевать, но он не слушал. Осталась четырехлетняя дочь.

- В ополчении много ваших?

- Очень много. Я сам там был, улицы патрулировал, потом семью вывез. Обратно въехать не могу, так как существуют списки дезертиров, если найдут…

- Пожалуй, самый главный вопрос. Как теперь вы общаетесь между собой? Вы также остались братьями?

- Да, вопреки всему, я общаюсь с ними. С нашими «врагами». Однажды, во время очередного моего разговора с офицером, моя жена задала, вопрос нам двоим, что мы будем делать, если встретимся на поле боя. На что мы ответили, что сделаем вид будто не видим друг друга.

Эта война - самое страшное, что можно было представить. Гражданская война тем и страшна, что ты не знаешь, кто враг, а кто брат. Мне самому интересно, что чувствуют ребята, когда видят на поле боя одну и ту же символику. Да, наверное, уже ничего. Мне хочется верить, что когда закончится эта братоубийственная война, все вернется на круги своя. Но я понимаю, что это невозможно. Как по мне, братский круг начинает давать трещину. С каждым годом забываются традиции ВДВ. События на Украине тому прямое доказательство.

Людмила Мирная


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...