ПЛАТОН БЕСЕДИН: «Газовый» вопрос – кунсткамера и театр абсурда

ПЛАТОН БЕСЕДИН: «Газовый» вопрос – кунсткамера и театр абсурда

В Милане вновь обсуждали газ. Сколько платить, кто кому должен и как, собственно, поставлять. А может ли быть иначе в российско-украинском вопросе? Когда риторика неизбежно сводится к двум пунктам: кто кого обижал и кто кому должен. Газ в данном контексте – объект номер один. И всякий раз обсуждение его напоминает то ли кунсткамеру, то ли театр абсурда.

Выходят эксперты, политики. Строят гипотезы, рисуют формулы, хотя, казалось бы, всё очевидно.

Есть страна "А", обладающая ресурсами, в том числе газом. Есть страна "Б", которая в этих ресурсах нуждается. При этом у страны "Б" есть труба, по которой газ от страны "А" транспортируется в Европу. Соответственно, "А" платит за транзит, "Б" – за ресурс, и разошлись полюбовно. «Ничего личного, только бизнес», – как сказали бы нынешние лучшие друзья Украины.

Но на логичную арифметику наслаиваются десятки посторонних объяснений и смыслов. И если страна "Б" забирает из трубы газ, то это объясняется чем угодно, но только не её преступными действиями. При этом она ещё утверждает, что её притесняют, шантажирует «газовым» вопросом.

Да и для чего платить, если можно аки депутат в предвыборную кампанию раздавать обещания? Приезжать в Москву и бубнить подтухающую мантру «Мы братья с вами, ребята», а за пределами российской столицы выжигать жовто-блакитным напалмом эти братские отношения, превращая русофобию в универсальный метод и ответ на все неудобные вопросы.

Хотите независимости? Платите! Как платят другие. Всё очень просто. И тогда страна "А" не сможет диктовать никаких условий.

Но тут начинаются разговоры иного толка. Вроде почему же дорого так? Хотя есть чёткая формула, по которой рассчитывается цена, и если в Германии она меньше, чем в Украине, то во многом потому, что Россия имеет там долю.

Да, политический фактор имеет вес, но не он влияет на то, что премьер-министр Украины едет в Москву и договаривается о цене на газ, выдавая её едва ли не за главную свою победу. После чего премьера этого убирают, и уже новая власть начинает выставлять прежнее достижение ошибкой и требовать новой цены. Так чьи это проблемы? Украины или России?

Всё это, знаете ли, напоминает перевоспитание трудного подростка, которому идёшь на уступки, а он наглеет. Итог в таком случае всегда одинаков: – «больше всего бываешь наказан за свои благие намерения», как писал Ницше – поблажки делают адекватное восприятие невозможным.

Или как ещё можно объяснить, в общем-то, дикую цепочку действий? Двадцать три года зомбировать население, мол, всё зло от Москвы. Маркировать Россию как главного врага, уничижая её президента. Довести часть населения до прыганья с криками «москаляку на гиляку». И – финита! – заявить, что Россия, введя войска, объявила войну Украине. А после всего этого затребовать газ либо бесплатно, либо по льготной цене, да с таким апломбом, словно Москва ещё и должна останется. Странно, что танки для битвы под Курском не попросили…

Я, собственно, всё это к чему? К тому, что пора уже прекращать риторику безумия и переходить к конструктивному диалогу. Если не в формате «братских народов», то в контексте делового партнёрства. Иначе – зима, вечная русская спутница, окажется как никогда суровой. Для всех.

Платон Беседин, писатель и публицист


597

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...