ДМИТРИЙ ГУБИН: Между привычкой и трусостью

ДМИТРИЙ ГУБИН: Между привычкой и трусостью

Мне часто задают вопрос: куда делась местная элита, которая еще два с половиной года назад на дух не выносила агрессивный национализм. Да никуда не делась, разве что солидные мужики и бабы потеснились маленько в пользу любителей заняться самопомощью. Замечу также, что среди наших местных элитариев уехавших почти нет.

Взглядам своим изменили немногие из них, и их имена известны, и до поры до времени пиарить их не стоит. Лишь единицы из уважаемой в прошлом публики стали активно помогать всякого рода батальонам или обряжаться в вышиванки в общественных местах.

А что же остальные? Многих пытаются посадить, как харьковского городского голову Геннадия Кернеса, кое-кого из поселковых и сельских голов аккурат накануне местных выборов призвали в армию или попугали повестками. Результат известен — голосования в советах за признание России агрессором и выделение земли участникам избиения жителей Донбасса не только на кладбищах. Со стороны губернатора Райнина и его команды постоянно делаются попытки нагнуть депутатов и мэров на увековечивание «небесной сотни» и втягивание в людоедские ритуалы. Местные избранники, конечно, изо всех сил «динамят», но не всегда это у них получается.

Понятно, что далеко не все несимпатизирующие нынешней центральной власти готовы к активному сопротивлению. Не все готовы бросить всё, уехать и начинать новую жизнь на новом месте. Тем более, что она зачастую выглядит так, как в романах Эриха Марии Ремарка «Возлюби ближнего своего» и «Триумфальная арка». Мало таких, кто, подобно Вили Брандту, готов активно сопротивляться режиму. Однако даже в самой безысходной ситуации есть множество способов сохранить лицо. Вот лишь некоторые из них.

С 8 апреля 2014 года сидят харьковчане, за которых до сих пор не заплатили залог! Конечно, большинство из них уже смогли выйти из СИЗО, но с десяток по-прежнему там. Отправьте свою секретаршу или помощника к адвокату, узнайте реквизиты. Затем в терминал, чтобы не светить имя, или к тому, кто не боится себя светить. И заплатите залог, а не думайте, пустила бы охрана этого человека к вам на прием или нет. Кстати об охране. А готова ли она применить силу к тем, кто в камуфляже и балаклавах нападает на вас? Вот то-то.

Следите за своей речью. Штампы из телевизора застревают в ушах, и зачастую можно невзначай их ретранслировать. А для публичного человека каждое брошенное им слово отливается в плюс или в минус. Употребляйте нейтральные слова или вообще избегайте скользкой тематики.

Не ходите на те тусовки, где собираются скоты, помогающие батальонам и призывающие к убийцам. К счастью, большинство уважаемых людей туда не ходит, но есть и те, кто не хочет порвать с привычной за много лет компанией и попадают в кадр не там, где стоило бы. У некоторых есть страх остаться в одиночестве. Страх, что свои же засмеют. Не засмеют, а подтянутся! Если свои, разумеется. Молчание, недеяние и неучастие во зле — тоже поступок.

Вспомним Конрада Аденауэра. Поначалу он, как мог, противостоял нацификации, но, лишившись поста обер-бургомистра Кёльна, попытался отойти от дел. Нацисты, конечно, продолжали его травлю, издевались над ним и членами его семьи, неоднократно старались посадить, но Аденауэр нигде ни разу не выступил в поддержку тех, чью идеологию он не принимал.

«Национализм, в какой бы форме он ни проявлялся, противоречит божественному порядку. Он превращает любое государство в идола для своего народа. Завещанная Богом любовь к ближнему относится не только к отдельному человеку. Народ должен любить и уважать другие народы. Именно этот принцип христианства подрывает национализм», — говорил он.

Неудивительно, что после войны именно его союзники и коллеги выбрали лидером новой Германии.

А ведь были и иные кандидатуры. Ну, чем не подходил на эту роль бывший рейхсканцлер Генрих Брюнинг? Выдающийся экономист, успешный политик, но был вынужден покинуть страну и оторвался от местных реалий. Другие же оставили следы сотрудничества с гитлеровцами и могли претендовать на вторые роли после процедуры денацификации.

А еще стоит посмотреть французский фильм 1966 года «Большая прогулка». Там показано, как людям приходится делать выбор и совершать поступки. Все исполнители главных ролей сами прошли через страшные годы и играли роли, которые вынуждены были за два с лишним десятилетия до съемок исполнять в жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Прежде чем сказать или написать

Дмитрий Губин


8063

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...