Рабство или голод? Что выбирают переселенцы

Рабство или голод? Что выбирают переселенцы

Харьков, 10 ноября.

Год назад на Украине появились первые беженцы. Нет, это не гости из других стран, это граждане Украины, бегущие от войны, в том числе и в пока еще мирный Харьков. За время военного конфликта  такими вынужденными переселенцами стало более трех миллионов человек. На Харьковщине только официально зарегистрированных беженцев более пятнадцати тысяч. В реальности, по оценкам волонтеров,  – около трехсот тысяч. В основном  это женщины и дети.

Харьков и область, как прифронтовая территория, более чем другие регионы прочувствовали на себе что это такое, когда тысячи людей остаются не только без крова, но и без средств к существованию и надежд на будущее. Перспективы у большинства беженцев весьма туманны, даже у тех, кто нашел временное пристанище  вдалеке от войны.

Первые волны вынужденных переселенцев ехали с минимумом вещей и денег. Похватав самое ценное – детей и документы, люди отправились искать место, где не бомбят и не обстреливают. На Харьковщине их никто не встречал, о них предпочитали, не говорит вообще, украинские средства массовой информации долгое время делали вид, что такого явления в стране нет, и не может быть. Но, когда тонкий ручеек внутренних мигрантов превратился в бурлящую реку, закрывать глаза на проблему стало невозможным.

10

Среднестатистический образ переселенца - женщина с маленькими детьми или внуками

Первыми откликнулись простые граждане, кто-то помогал вещами, кто-то покупал еду для голодных и практически раздетых людей. Но люди все прибывали и прибывали, никаких личных средств на такое количество переселенцев не хватало. Неравнодушные стали объединяться в волонтерские организации и выходить на различные международные организации с просьбами оказать финансовую помощь пострадавшим от войны.

Поначалу благое начинание и деньги Красного креста дали возможность спасти много людей, не оставить детей на улицах без самого необходимого, но потом ситуация изменилась. Там, где «крутятся» большие деньги, обязательно появляются те, кто готовы наживаться на чужом горе. И никакие моральные нормы их не останавливали.

Первый скандал разразился уже через месяц после начала оказания помощи внутренним мигрантам.

«Станция Харьков» самая первая и самая мощная организация на Харьковщине, которая смогла спасти самую большую волну беженцев, которые ехали буквально «в чем мать родила», порой не только без вещей, но и без документов: обеспечив их предметами первой необходимости и временным жильем. За все время работы этой волонтерской организации практически ни у кого из беженцев не было нареканий на то, что они делали. Возможно, сыграл тот факт, что большинство тех, кто работал в благотворительной структуре и сами были беженцами.

Истории у каждого свои, но можно сложить некий среднестатистический образ переселенца. Чаще всего это женщины с маленькими детьми или внуками, значительно реже мужчины, тоже с детьми. То есть все вывозили из зоны боевых действий, самое ценное – детей. Причем вывозили буквально на недельку другую. Но жизнь распорядилась иначе, и те, кто уехал, были вынуждены обустраиваться по-серьезному.

Помощи от государства беженцы не получали, все деньги на продукты и вещи шли от заграничных организация и неравнодушных харьковчан, которые сумками несли им и еду, и одежду.

[vsw id="eVTPyFQHdRw" source="youtube" width="425" height="344" autoplay="no"]

И нашелся еще один благотворительный фонд, созданный местным харьковским чиновником под свои интересы, который решил «подмять» общественную организацию волонтеров «Станция Харьков». Чиновнику очень понравились зарубежные финансовые потоки и возможность распоряжаться ими, которые шли в Харьков на помощь пострадавшим от войны. Так же чиновнику очень нравился собственный пиар: многие  телеканалы Харькова показывали «рекламные» сюжеты о «героическом» руководителе области и его помощи переселенцам. На самом же деле - сплошная показуха и прокрутка денег через свой «карманный» благотворительный фонд.

Ситуацию удалось придать огласке, в ее разбирательство включились даже на президентском уровне, и чиновника «от греха подальше» даже сняли с поста харьковского губернатора. Хотя «волонтерством» тот не перестал заниматься. И даже создал партию волонтеров, так сказать застолбил торговую марку.  С ней он и пошел на выборы. Харьковчане его не поддержали. Партия и ее создатель остались за бортом политической жизни. Вероятно пока, впереди еще будет много выборов на Украине.

Еще один пример как помогать беженцам, ничего не делая, но при этом трубить на каждом углу про свои заслуги – модульный городок для переселенцев. Жилье барачного типа – временное. Городская администрация в своих средствах массой информации рассказывала читателям и зрителям, как много харьковские чиновники делают для беженцев: и место для городка выделили бесплатно, и домики построили, и коммуникации провели, и вообще создали «рай на земле» в отдельно взятом городе.  При этом за чьи деньги и по чьей инициативе все это было сделано, руководители мэрии предпочитают говорить мало и вскользь.

2

Волонтером на Украине стало быть модно и выгодно.

Оказывается  инвестор данного проекта – немецкие благотворители, именно они вышли на городскую власть, и та очень долго думала и раскачивалась, так что первых жителей в городок удалось поселить только в январе 2015-го, хотя были все шансы дать людям пристанище уже осенью четырнадцатого.  Именно на осень четырнадцатого пришлось самое тяжелое время, когда в Харьковскую область потянулись вереницы автобусов из Донецка и Луганска. Ежедневно на окраинах Харькова выгружались тысячи людей бегущих от войны. Их легко можно было опознать и в транспорте, и на улицах города: по затравленным взглядам, одежде не по погоде и «странной» реакции на громкие звуки.  Когда видишь, как люди после резкого выхлопа автомобиля синхронно жмутся к ближайшему зданию, сначала появляется недоумение, а лишь потом осознание, что в стране есть места, где громкий звук, может быть не только частью жизни большого города, а предвестником смерти.

Но вернемся к модульному городку для переселенцев, который так долго строили в Харькове.  Оказалось проблема у местных чиновников возникла там, где не ждали: немцы не просто дали деньги на строительство городка, а и взяли проект под  свой жесткий контроль, но мэрские коммунальщики  так и не нашли вариантов, где бы присосаться к "распилу" денег.  Поэтому так долго и строили. Ну чтоб просто было, раз уж столько понарассказывали о своем участии в  проекте помощи беженцам и объявили весь городской совет этакими волонтерами Кернеса.

Волонтером на Украине стало быть модно и выгодно. Чуть что не так, можно либо давить на жалость, либо бить себя в грудь рассказывая про свою благотворительность.  Этакая индульгенция на все случаи жизни.

Поэтому к волонтерам, но уже перед  выборами, попытались «примазаться» многие. Есть такая интересная личность харьковского бомонда – бывший чиновник «злочинной влады», а ныне истинный украинский патриот Юрий Сапронов. Он в качестве слогана на выборах избрал лозунг: «Основу моей команды в горсовете составят волонтеры». То есть предложил заменить всех чиновников на «людей с улицы», единственной заслугой которых, стало то, что они назвали себя волонтерами.  Слава Богу, харьковчане ему не поверили и на выборах «прокатили». Результат поддержки менее 5 %.

Тема волонтеров сегодня на Украине это своеобразный тренд, а для политиков это и шанс на этой волне прорваться во власть, с чистой «незапятнанной и полностью отлюстрированной» биографией.

В ажиотаже предвыборной гонки и в надежде на преференции практически все забыли, для кого все это делалось и делается.  Переселенцы сегодня оставлены один на один со своими проблемами.

В отделах социального обеспечения по-прежнему огромные очереди. Люди часами, днями стоят за справками, для получения статуса беженца, и возможности получать заслуженные пенсии и пособия.

В модульном городке по-прежнему, его жителям напоминают: ищите другое место жительства, вечно вам никто не разрешит тут жить.

Сотни тысяч гостей Харьковщины расселились, кто как может. Давно не пользующиеся популярностью комнатки в  печально известном общежитии «Титаник» стали вполне востребованным бюджетным жильем для беженцев. То, что крыши текут, а вода подается только тогда, когда это безопасно для труб, людей оставшихся без «кола и двора» мало волнует, главное, что денег за аренду берут немного.

Расселенные дома, старые корпуса заводов, подготовленные под снос, умирающие деревни, с пустующими домами, все вдруг стало недвижимостью и нашло своего клиента.  Новомодное понятие «хостелы», а по-простому ночлежка. Подобные доходные дома стали вырастать по городу как грибы. Условия разнятся, но суть одна – «дешево и сердито».

15

Благодаря гражданской войне создано современное рабство по-украински, даже без намека на вольную.

Заработать на беде жителей Донецка и Луганска готовы многие, а вот реально помогать перестали давно. Люди есть, проблемы у них остались, но они уже стали этакой «фишкой» для поговорить с высоких трибун, совершенно не заботясь о самих вынужденных переселенцах.

Как рассказывают те, кто нашел себе жилье с помощью благотворительных организаций и местных волонтерских структур, им сразу поставили условия: они будут работать там, где им укажут и за ту зарплату, которую им дадут. А не согласен - «ищи жилье, где хочешь, и будь независимым».

Вот и работают: в швейных цехах и конторах по упаковке продукции, в минизаводиках при супермаркетах и в сборочных цехах ширпотреба. Средняя зарплата  - от 50 гривен в день. В месяц  -  1,5-2 тысячи, это если без выходных, и с утра до вечера. То есть заработка хватает только на оплату жилья и на еду без разносолов.

Вот и получается, благодаря гражданской войне создано современное рабство по-украински, даже без намека на вольную.  Ведь война, ни смотря на кучу заверений киевских властей все равно продолжается и будет продолжаться потому, что это выгодно тем, кто зарабатывает на ней. В том числе и на беженцах.

 

Иван Соболев


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...