ДМИТРИЙ МОЛЧАНОВ: Наукоград «Новороссия»? Это возможно!

ДМИТРИЙ МОЛЧАНОВ: Наукоград «Новороссия»? Это возможно!

Уже ни у кого не вызывает сомнений, что XXI век - эпоха жесточайшей конкуренции держав в сфере высоконаучных технологий и исследований. Сам прогресс требует от стран углублённого разделения труда и, как следствие, происходит объединение усилий в научных изысканиях в тех сферах, которые государство определило как свой приоритет лидерства.

Приходят к этому государства по-разному. Например, Россия это наследница сверхдержавы СССР, который лидировал в неимоверном количестве научных отраслей, таких как кибернетика, станкостроение высокоточного производства, космонавтика, ядерная энергетика, фармацевтика и ещё многое, что даже трудно представить. И поэтому Сколково даже в большей степени необходимость для восстановления Россией статуса сверхдержавы, чем успешные боевые действия на Ближнем Востоке.

Другим путём шла Япония. У страны восходящего солнца крайне скудны собственные природные ресурсы, за исключением береговой линии. Но вскоре после своего поражения во Второй Мировой Войне они осознали, что их главное богатство - это сами японцы, их интеллектуальный потенциал. Начали скупать по всему миру патенты, открыли исследовательские центры. Сейчас японцы импортируют ресурсы и экспортируют электронику.

Третий пример - Германия. После войны, которая практически полностью уничтожила старый технологический уклад, они начали строить новую промышленность на передовых тогда научных основах. Некоторые исследователи считают, что этот аспект сыграл не последнюю роль в рывке германской послевоенной индустрии. Впрочем, этот аргумент применим и к "проутюженной" фронтом европейской части СССР.

И, наконец, четвёртый пример - Израиль, который в государственные проекты техноинкубаторов привлекает частных инвесторов, и наука стала коммерчески выгодной отраслью.

Что из этого мирового опыта применимо в Новороссии?

С одной стороны, города Новороссии изрядно разрушены. И стоит задуматься о том, что определённый сегмент возможно выгоднее не воссоздавать, а создать заново. Например, если взрывом выбиты стёкла, то необходимо вставить стёкла. А если под основание разрушен дом, то дешевле поставить сборный блочный дом, разработанный на основе новейших материалов теплоизоляции. Тот же принцип можно применить и в госсекторе угольной отрасли, где зачастую оборудование изношено на 80-90%, а срок эксплуатации закончился ещё 25-30 лет назад.

Когда-то украинскими коммунистами был озвучен лозунг «продукцией торгует умный, сырьём торгует простак, землёй – дурак». Сегодня фашиствующая Украина, теряя объёмы продаж сырья (например, в экспорте чёрного метала), выпадает из определения «простак» и уверено шагает к понятию «дурак», поднимая тему свободного рынка земли. Но, это уже их «наскоканые» проблемы. Нам же надо поставить себе цель перестать быть «простаками» и стать «умными».

А сырьевая база, спросите вы?

Автор лично видел и держал в руках кусок угля марки «антрацит», в котором содержание золы не превышает 2%, добытый на шахте «Новопавловская» близ Красного Луча в ЛНР. Практически эталон чистого углерода. Таким углём топить печь также глупо, как и ближайшим «родственником» угля - алмазом. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы открыть советский учебник химии и посмотреть, что можно сделать из угля: более 400 продуктов стоимостью в десятки раз больше угля, в том числе добыть редкие элементы. И даже зола применима для создания стройматериалов. Кстати, когда ЮАР, как сейчас Новороссия, оказался в блокаде, то полностью обеспечивал себя топливом, производимым из угля методом сжижения.

А ещё есть плодородный чернозём и благоприятный климат. А как же научный потенциал, спросит вдумчивый читатель? Он тоже по большей части сохранился, а кое в чём и приумножается. Приведу пример из области передовых технологий медицины.

На днях автору удалось побывать на научно-практической конференции «Медицина военного времени. Донбасс 2014-2015» в ДонНМУ. Война однозначно трагедия, но и она обогатила опытом хирургию Новороссии. Например, усовершенствовав выбор хирургической тактики, обосновав и конкретизировав критерии применения подхода «damage control orthopedis» (поэтапное оперирование по мере готовности организма) в противовес классическому «early total саге» («оперируем всё и сразу»). Учёными медиками из больницы № 2 г. Луганска за период боевых действий было изучено и вылечено более 200 пациентов с пулевыми и осколочными ранениями, что позволило приобрести уникальный опыт в этой относительно новаторской методологии, подвести под теорию практику.

Научно-практическая конференция «Медицина военного времени. Донбасс 2014-2015»

Научно-практическая конференция «Медицина военного времени. Донбасс 2014-2015»

Медики Донецка разработали портативный аппарат, который крепится к телу шахтёра, изучает его состояние и, в случае аварии, делает инъекции, купирующие травматический шок. Надо ли говорить, что эта технология применима также среди военных, пожарных и других людей, чья работа включает в себя фактор риска?

А доктор Палкина А.А. озвучила уникальный опыт компьютерной томографии в диагностике боевых нейротравм. Доклад доц. А. А. Самойленко из Луганска о протезировании головки бедра удивил даже учёного с мировым именем проф. Фисталя, который заявил о необходимости перенимать опыт луганских коллег. Протез головки бедра (протез Остин-Мура) не менялся в течении 80 лет. Последние разработки в этом направлении предприняла Индия, но ничего кардинально нового не внесла. Луганские учёные изменили как геометрию классического протеза, так и рассмотрели различные варианты покрытий головки. Сферическая форма была заменена на конхоидную, что решило проблему трения отрицательным давлением. Суставная жидкость «подкачивается» из тканей на ходу. Из нержавеющей стали (классика), кобольд-хром-молибдена (современный вариант), цирконий-керамики выбрана специализированная керамика с микропорами для смазки. Более того, луганские медики смогли наладить небольшое производство передовой технологии в блокадном Луганске!  В военное время эта разработка успешно применялась в Луганске, Красном Луче и Славяносербске.

Что же нам сегодня необходимо в научном направлении?

Кстати, с 5 ноября в ГУ «Луганская республиканская клиническая больница» ЛНР начинает работать универсальное отделение малоинвазивной и эндоскопической хирургии. Опыт обращается в жизнь.

Необходима глобальная государственная стратегия для Новороссии. И не важно, что кто-то считает, что Новороссии нет. Те, кто так думают, по определению Сталина, либо дураки, либо предатели. Мы - единый Русский Мир, реинкарнация Pax Sovietica. Надо провести «ревизию» научных знаний, которые мы смогли сохранить. Также надо определить те сферы изысканий, которые решали бы наши первоочередные проблемы. А это транспорт, энергетика, агросектор и многое другое. Словом, развивать то, что достигнуто, впитывать новое.

Нужна система поиска и отбора самых талантливых студентов, поддержка их обучения в РФ и за рубежом. Сама научная система должна стать «Think Tank», фабрикой мысли, мозговым трестом, называйте как угодно, но суть в том, что учёные Новороссии могут побороться за своё место в коммерческой науке и принять со временем участие в формировании доходной части бюджета. Уверен, что у нас в своё время будет донбасское Сколково. И будет день, когда на орбиту полетит первый космонавт Новороссии.

Помню, на одной из пресс-конференций Игорь Плотницкий сказал «Мы все помним, к чему привёл 17-й год...».  Как показала история, 17-й год нас привёл от сохи к Гагарину, от Петлюры и немцев к сверхдержаве СССР. И хотелось бы, чтобы образование в ЛДНР по модели школы СССР привело нас к отечественной плеяде блестящих учёных, сформированных школами и ВУЗами Новороссии. Ведь главное богатство Донбасса не уголь или чернозём, а сами новороссы, их знания, талант и золотые руки. И это богатство надо беречь и множить.

Дмитрий Молчанов


2934

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...