Брутер: Клых и Карпюк не являются политзаключёнными

Брутер: Клых и Карпюк не являются политзаключёнными

Грозный, 27 октября.

Попытка украинской стороны представить суд над сторонниками УНА-УНСО как политическое дело является неоправданной. Таково мнение политолога Владимира Брутера.

Станислав Клых и Николай Карпюк, сторонники радикального украинского движения УНА-УНСО, воевавшие в 1994-1995 годах на стороне чеченских повстанцев против Российской Федерации, сейчас находятся под следствием в городе Грозном.

Карпюк был арестован в марте прошлого года, Клых – в августе 2014-го. 26 октября 2015 года Верховный Суд Чеченской республики возобновил разбирательство по их делу. После заседания суда подзащитных позволили посетить украинскому консулу. Тот передал им весть, что на родине их воспринимают как политических заключённых и будут добиваться их освобождения. Это подняло дух подследственных. Также, по заявлению консула, он мог наблюдать на телах двух украинских граждан шрамы и следы от пыток.

Читайте также: Вера Савченкова взялась защищать членов УНА-УНСО Карпюка и Клыха.

Stanislav_Klyh_UNA-UNSO

Станислав Клых

Является ли суд над Станиславом Клыхой и Николаем Карпюком действительно политическим процессом? Или же предъявляемые им обвинения в бандитизме и террористических действиях не дают действительных оснований для отнесения их к таковым?

С этим редакция НА «Харьков» обратилась к политологу Владимиру Брутеру.

«На мой взгляд, все люди, которые участвовали в террористических организациях, которыми в значительной степени являлись также и чеченские вооружённые отряды, политзаключёнными не являются. Точно также политзаключёнными не являются воюющие на стороне ИГ и других радикальных исламских группировок. Поэтому в отношении Карпюка и Клыха все трактовки их заключения как политического являются надуманными», - заявляет эксперт.

Николай Карпюк

Николай Карпюк

Это лишь «вольное изложение мыслей» украинским консулом. С юридической точки зрения все, кто участвовал в набегах на Будённовск и подобных террористических актах, никак не могут трактоваться как политические заключённые. Именно из этого исходит российская судебная практика, заключает Брутер.

«Конкретную меру наказания для этих двоих определит суд в зависимости от того, что и когда они сделали», - продолжает он.

Политолог замечает, что не все чеченцы, кто воевал за самопровозглашённую республику Ичкерия в девяностые, может и должен быть классифицирован как террорист. Многие боевики той эпохи со временем перешли на сторону законной действующей власти. К ним у российского государства нет никаких претензий. Они сложили своё оружие в обмен на амнистию и начали вливаться в нормальную жизнь. Этих людей российское государство не преследует. Они не участвовали в террористических актах, как это было показано следствием. Потому нельзя говорить о том, что участие в военных действиях на стороне Ичкерии само по себе является преступлением и терроризмом, подводит итог Брутер.

«Другое дело, что преступлением является участие в террористических действиях. Это разные вещи», - заявляет Брутер.

Сторонники «Украинской национальной ассамблеи – Украинской народной самообороны», которые прибыли в Чечню в 1994-ом году с явно бандитскими целями. Очевидно, что Станислав Клых и Николай Карпюк поддерживали исламских террористов в борьбе с российским государством. Будучи сторонниками ультранационалистической украинской группировки УНА-УНСО они расценивали исламистов как своих партнёров в войне за уничтожение российского народа.

«Украинский суд должен внимательно отнестись к тому, чтобы определить вину украинцев, воевавших, как предполагает следствие, на стороне радикальных исламских группировок, а вовсе не на стороне Ичкерии», - резюмирует эксперт.

Читайте также: Брутер о том, как Украина создала культ кумиров из «героев небесной сотни».

Иван Верихов


2145

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...