ПЛАТОН БЕСЕДИН: готова ли Россия к войне?

ПЛАТОН БЕСЕДИН: готова ли Россия к войне?

Мы вступили в войну. И речь сейчас не о Сирии и даже не о бойне в Донбассе – нет, всё произошло ранее. Возможно, десяток веков назад, когда образовались тектонические плиты цивилизаций, бодающихся, сталкивающихся между собой. Ведь мир, несмотря на всю свою бесконечность, масштабность, оказался удивительно мал по числу тех, кто на него реально влияет.

И то, что происходит сейчас – звено единой, растянувшейся в пространственно-временном континууме цепи, звено такое же, как и события 1917, 1991 года. Это бой цивилизаций, битва за Правду.

Не мы шли огнём и мечом на чужую землю в 1812, 1941 году. Не мы рушили соседние государства изнутри. Это был их порыв. Как и инициация, несмотря на Ялтинские договорённости, начала нового миропередела после краха нацистской Германии. Ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки стали демонстрацией силы, демонстрацией мышц, на которых чёрной меткой проступила татуировка будущих поединков.

Они случились, когда началась Третья Мировая война, названная Холодной. Но пламя, беснующееся в её горнилах, было как никогда беспощадно, потому что оно жгло изнутри. Это был новый, если вспомнить градацию Збигнева Бжезинского, тип войн. И мы в нём проиграли.

А дальше началось действо на оккупированной земле. Действо по истреблению витальной силы народа. И в том, что это происходило, можно винить только себя. Ведь от победителей глупо требовать милосердия, уважения, снисходительности к проигравшим. У них есть лишь одна задача – не дать поражённым оклематься, развиться, подняться.

Оттого, условно говоря, западный, латинский мир ополчился на Россию в нулевых. Как только та даже не заявила права, но подала голос. Ведь до этого всё вроде было нормально: Россия давала миру нефтяными скважинами – и мир был доволен. Но раб очухался. Раб вспомнил, что когда-то он был царём, и вот тогда мир разозлился.

Не будь Крыма – нашлась бы иная причина. А на полуострове уже бы дислоцировались военно-морские базы НАТО. Как то хотели сделать в Донбассе, как сделали в Прибалтике, Польше, Молдавии, Румынии, сцепливая Россию в ощетинившееся кольцо. Это война на поражение, война на подавление того, кто поднял голову, чтобы глотнуть наконец-таки свежего воздуха. Но кислорода на всех не хватит.

Мир вошёл в антироссийское бытие, и мир этого не скрывает. Война растолкала сытых бюргеров и превратила их в своих адептов. Мы накануне больших сражений, и столь важно понять, ответить себе: готовы ли мы к ним?

Это не значит, что завтра – в окопы, под пули, снаряды, бомбы. Не дай Боже! Но это значит, что внутренне мы должны быть максимально готовы к трудностям, испытаниям, быть мобилизованными и стойкими, а главное – в нас должно быть понимание того, ради чего данные беды.

Возвращение Крыма, уничтожение радикалов в Сирии – всё это большие шаги большой страны, а больших никто не любит. Они всегда заметны, их первыми стараются поддеть, ликвидировать. Но шаги сделаны, и многие приняли их восторженно, радостно. Во многих снова проснулось чувство гордости за Отчизну, когда человек – простой россиянин – вырвался из серенького, убогенького мирка пошлости, затхлости, где из высших смыслов – построить любовь на телепроекте «Дом-2», ну и детям на обучение заработать. В кузнице судьбы были выкованы новые смыслы.

Конечно, они не отменяют социально-экономического беспутства, мракобесия, беспредела, творящегося в России. Наоборот. Оттого и санкции, меры. Чтобы зароптал народ, обозлился. От ощутимой тяжести жизни, от социально-экономического гнёта. И подобная злоба будет справедлива, насколько может быть справедливой злоба. Потому что этот народ, как только он поднимал голову, снова тыкали в чан с дерьмом, к портянкам и нищете. Трудное время, всегда трудное для России.

Потому голосят некоторые: «Ради чего? Какая глупость!». И за воплями этими слышится: «Покоритесь, смиритесь, будьте рабами, как раньше, и тогда, может быть, вам дадут миску с кашей или, если повезёт, с чечевичной похлёбкой».

Но покориться гнёту, отчаяться, утратить веру, значит сброситься в бездну мелочности и потребительства, где гражданин – лишь функция в донорской стране, населённой холопами. Значит признать, что русский человек – тварь дрожащая, насекомое, не достойное Родины. Значит признать победу врага, и внутреннего, и внешнего.

Нам отвечать сегодня. Только нам. Готовы ли мы выстоять в идущей войне?

Платон Беседин


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...