ДМИТРИЙ ГУБИН: Анатомия противоестественного

ДМИТРИЙ ГУБИН: Анатомия противоестественного

Честно говоря, я долго не хотел писать на эту тему. Казалось бы, не дело гуманитария исследовать то, чем должны заниматься медики или, в крайнем случае, психологи. Однако я всё же коснусь этой проблемы.

Не секрет, что многие русские и евреи поддержали бандеровскую версию Украины, и рациональные доводы вроде напоминаний о Львовском погроме или высказываниях Фарион от них попросту отскакивают. И впасть в черный юмор, назвав их «евреи за Холокост» или «Иван, родства не помнящий» давно уже недостаточно. Болезнь дошла до такой степени, что нужно ее изучать и искать вакцину для тех, кто еще не заразился. Попытаемся рассмотреть ту питательную среду, на которой она поселяется, и способы не заболеть.

Родом из детства

Чтобы подхватить болезнь нужно в детстве получить недоразвитие или травмы, которые, как оказалось, затаились на время. Например, все нормальные дети переживают в трехлетнем возрасте желание отрицать сказанное родителями. Большинство перерастает, но есть такие, которым всегда три года, и их логика в недетском возрасте звучит так: «Если Путин за, то я против».

Флешмоб под роспосольством в Тель-Авиве

Флешмоб возле российского посольства в Тель-Авиве

В младшей школе мальчикам и девочкам из хороших семей родители и учителя дают в руки набор хороших детских книжек. Среди них не только сказки, рассказы о пионерах-героях или записки натуралистов, но и пересказы мифов и легенд народов мира. А там очень часто встречается рассказ о богатыре, спрятавшемся и заснувшем, но обязательно обещавшим проснуться и освободить свой народ. Или просто о супермене, разгромившем всех врагов. В 10-12 лет эти самые ребята идут дворами в музыкальную школу или во дворец пионеров. По дороге они обязательно встречаются с местной шпаной, которая, оглядывая с головы до ног «ботана», предлагает: «Эй, очкарик (профессор, жидок, заученный и т. п.), дай двадцать копеек!»

После того, как впечатление от книжек и личный опыт сплавляются в единое целое, в голове появляется мечта о том, что появится кто-то сильный «из наших» и всех мучителей научит уму-разуму. Мечта может дремать годами, пока ребята сидят в своих творческо-креативных заповедниках и не соприкасаются с реалиями, например, до тех пор, пока не придут к власти повзрослевшие (и мало изменившие свои повадки, замечу) представители той самой уличной шпаны в лице «Партии регионов» или «Единой России». В роли библейского Самсона, эстонского Калевипоэга или просто доброго дяди-сторожа с дробовиком в сознании повзрослевшего «ботана» могут оказаться американцы, Коломойский со своими головорезами или СБУ.

Боязнь городской шпаны оказывается куда сильнее презрения к самоуверенному выскочке из отдаленного села или к шумной и агрессивно выталкивающей автохтонов с насиженных рабочих мест галичанской диаспоре. А что тут удивительного? Ведь первая встреча с ними прошла в недетском возрасте и в подсознание не впечаталась. И тут инстинкт самосохранения не срабатывает, и реальная опасность не видна из-за частокола детских фобий. Как это напоминает уверенность многих будущих жертв Холокоста в том, что нацисты в 1941 году — это те же культурные немцы, что приходили в 1918 году и зачастую спасали от произвола жовто-блакытных головорезов.

«Ну, подумаешь, укол! Укололи — и пошел»

Во взрослой жизни проявляются не только детские фобии, но и недостатки воспитания. Главные же из них — неумение расставить приоритеты и идейная всеядность.

Ненахова

Дарья Ненахова ходила по Тель-Авиву в футболке с портретом Бандеры

Любое формирование личности начинается с того, что родители говорят ребенку: «Брось каку!» и «Не бери в рот что попало!» Тот, кто вовремя этого не услышал от папы и мамы, став взрослым, будет готов перейти на сторону не признающих право тебя и твоих близких на существование, говоря: «Где вы видели в Украине фашистов? Бандера просто боролся за права украинцев, «Свобода» и «Правый сектор» получили мало голосов избирателей». Апогеем такого идеологического промискуитета служит поведение сотрудницы израильского 9-го канала Дарьи Ненаховой, ходившей по Тель-Авиву в футболке с портретом Бандеры. И все политическое вещание этого канала построено на неприкрытой русофобии.

Еще одна ситуация — это когда человеку говорят: «Подумаешь, какие пустяки — перейти на мову, признать Бандеру героем, перестать общаться с московской теткой. Главное — быть, как все, быть с Украиной!» Если встать на эту точку зрения, то от тебя самого, как уникальной личности, сына своих родителей и носителя идентичности ничего не останется. Это будешь уже не ты, а кто-то другой, враг твоих родных и близких. И тут уже недалеко до откровенного братоубийства. Приходится вспоминать, что гены — не клопы, всех не передавишь. Что носители «национальной свидомости» всё равно не будут считать себя своим, сколько бы ты не демонстрировал свое «жидобандеровство» или «руссобандеровство». Это с уличной шпаной можно было договориться или припугнуть ее участковым, а с ними можно договариваться только до поры до времени и на их условиях.

Как остаться самим собой?

Во-первых, заглянуть в учебники, по которым учатся ваши дети. И перед каждым уроком, где им будут подавать бесчеловечные и оскорбительные вещи, рассказывать им о том, где воевал прадед, и как расстреляли прабабку, откуда родом дедушка, и где живет дядя. То есть показать, что история начинается с твоей семьи, а не с человеконенавистнических идей министра Квита. Объяснить, что за Збручем у него нет ни родни, ни героев, что местное население там живет в домах убитых евреев и выселенных поляков.

Во-вторых, зарубить себе на носу, что тот, кто говорит слова «вата», «рашисты» или «колорады», согласен с тем, что тебя надо убить, и любой компромисс с ним не спасет от зверства. Нужно понять, что от Холокоста и антипартизанских расправ не спасали в годы войны никакие попытки заигрывать с «истинными арийцами» и «справжними украйинцямы». Партнером может быть только тот, кто готов жить с тобой по соседству и принимать тебя таким, как ты есть.

В-третьих, тот, кто считает преступное пустяковым, сам однозначно встал на сторону убийц и ксенофобов. Это значит, что если с тобой что-то случится, он не просто не выйдет на твою защиту, но согласится с правотой изуверов. А ты для него останешься тем, кто просто путался под ногами нации, как евреи и большевики в первые дни нацистской оккупации. Именно из этой категории выходили доносчики и исполнители преступных приказов, объяснявшие свое поведение так: «Все так делали, и мы тоже. Время такое было, надо было как-то выживать».

В общем, чтобы остаться самим собой, нужно, казалось бы, не так много. Но как это тяжело иной раз, особенно если ты не уехал и не сдался.

Дмитрий Губин


6758

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...