ПЛАТОН БЕСЕДИН: Почему они хотят сжечь мои книги?

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Почему они хотят сжечь мои книги?

Тоталитаризм, даже самого примитивного образца, всегда метит в культуру, за равнодушие или притеснение которой общество, как писал Бродский, расплачивается гражданскими свободами. Ничто так не мостит дорогу тирании, как культурная кастрация и самокастрация.

Пару недель назад, комментируя новость о запрете в Украине 38 книг, я, сыронизировал, что среди них не оказалось моей. Насколько глупо, настолько и рекламно всё это выглядело. Однако украинская власть, похоже, реабилитировалась.

Глава Национального союза писателей Украины (НСПУ) Михаил Сидоржевский наваял донос в СБУ, Минкульт и Гостелерадио на мой роман «Учитель». Секретариат Союза считает, что «данная книга имеет отчетливо антиукраинский и нацистский характер и откровенно унижает украинцев и крымских татар». Роман, в котором описывается – к слову, некоторые российские «патриоты» посчитали текст русофобским – жизнь подростка в крымском селе начала нулевых, как полагает Сидоржевский, с позиции российского шовинизма обосновывает отделение Крыма от Украины. НСПУ требует разбирательства и уголовной ответственности.

Изгоем среди своих украинских коллег я считаюсь, наверное, ещё с лета 2014, когда написал открытое письмо Петру Порошенко с призывом не начинать войну. Именно после него травля, которая до этого выражалась в отдельных, пусть и довольно частых, нападках, стала масштабной. После же заявления НСПУ оскорблений и угроз в мой адрес стало критически много. Особо горячечные уже потребовали сжигать мои книги.

Почему они хотят этого? Ровно по той же причине, по которой расстреливают Олеся Бузину. Мало того, снимают памятную табличку на месте убийства и водружают свою – бандеровскую.

При этом они ежедневно вещают о том, как идут в Европу, о свободном либеральном обществе без криминала и притеснения, о европейских ценностях, которые якобы восторжествовали после Евромайдана, словно забывая, что главной из них является уважение к иному мнению, возможность высказывания как такового. Хают коммунистическое наследие, но берут сугубо худшее из него. Доносы, обвинения в сепаратизме, политические преследования, убийства и аресты людей Слова – таков их переход от революции к 37-му году.

В лучших традициях своих красных предшественников – не великих писателей, но литературных шакалов, «бобчинских от литературы» – НСПУ расправляется с неугодными, заодно уничтожая и конкурентов по издательскому бизнесу. Перефразируя Довлатова, они во всём винят «товарища Сталина», но бойко пишут свои клеветнические доносы.

Так о какой Европе идёт речь? Когда страна в некоторых вопросах больше напоминает Камбоджу времён Пола Пота? И можно обижаться на слово «фашизм», но именно в таких вещах он и проявляется. Потому что фашизм, вспоминая слова Альбера Камю, это презрение и однозначность.

Они поступают так, потому что панически боятся Правды. Хотят задавить, затолкать её, исключить любое альтернативное мнение, то ли по глупости, то ли вредительски не понимая, что так лишь ухудшают положение дел в Украине.

Ведь можно запретить и даже сжечь книги, убить, арестовать автора, но Правду так не победить. Она неизбежно восторжествует. И, собственно, именно это декларирует настоящая литература. Та, которой в Украине усилиями вот таких "сидоржевских" всё меньше.

Платон Беседин, писатель и публицист


3335

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...