Зомбирование душ: капелланы Украины, к обороне Родины готовьсь!

Зомбирование душ: капелланы Украины, к обороне Родины готовьсь!

Киев, 13 августа.

В понедельник, 10 августа, на брифинге заместитель Министра обороны Украины – руководитель аппарата Петр Мехед заявил, что на Украине до конца года планируют ввести службу военного духовенства.

Но если кто не знает, что это такое и зачем оно нужно украинским силовикам, объясним все по порядку. Скажем сразу – не только для поднятия совсем упавшего духа военнослужащих. За время «перемирия» их подтянули, подкормили, приодели – волонтеры и «союзнички» тут, надо сказать, постарались.

История вопроса

Также не все помнят, что служба военного капелланства на Украине Министерством обороны утверждена уже давно. Год назад Кабмин озадачил военное ведомство соответствующим распоряжением, и то через полгода отчиталось: приказ «О создании капелланской службы в рядах ВСУ, Нацгвардии и Госпогранслужбе Украины» № 40 от 27 января 2015 года, который подписал министр генерал-полковник Степан Полторак, направлен на регистрацию в Министерство юстиции Украины.

Согласно документу, попы-добровольцы, а также душпастыри, коих призвали к военному служению их иерархи, пройдя некий отбор, направляются для официального трудоустройства в ВСУ, НГ и ГПС на должность военных священников (капелланов) для обеспечения «душпастырской опеки военнослужащих и резервистов, а также духовно-патриотического воспитания служащих и членов их семей». С окладом, кстати, в 2,5-3 тыс. гривен. Для этого они должны пройти обучение основам военного дела, гуманитарную и психологическую подготовку (читай, патриотическую прошивку мозгов), а церковь – обеспечить культовое имущество и необходимую литературу.

Пошли деньги – и работа закипела. Первыми муштровать пасторов взялся «Правый сектор», подключились офицеры ВСУ, волонтеры, приехали опытные американские коллеги. Все стали готовить отцов, чередуя двухдневные лекции с военными тренировками. Пошло неплохо. К примеру, Скотт Темпл, директор по международным отношениям «Ассамблеи божьей» из США, приглашенный нашим Минобороны, отметил хороший уровень украинских сановников и готовность помочь со своей стороны.

«Наши капелланы прошли горячие точки в Ираке и Афганистане, поэтому готовы передать им свой многолетний опыт. Ведь психологические проблемы солдат всего мира очень схожи», – заверил мистер Скотт.

Капеллан1

Наши капелланы прошли горячие точки в Ираке и Афганистане

Во время подготовки теоретическая часть сводилась к главной теме – служитель церкви должен был понять, почему для украинского воина убийство не является грехом. Урок, надо сказать, самый сложный – не все хотели зомбироваться, поэтому множество клириков были забракованы и отсеяны. Но взяты, понятно, на заметку. А основным принципом военной выучки стал вопрос, как не сдаться врагу, если ты безоружен. Но и обращению с оружием их тоже, вроде, обучали. Особенно сложно пришлось тем, которые, как оказалось, никогда его раньше не видели.

Первая ротация добровольцев на «добровольцев»

И вот, через полгода после подписания вышеупомянутого приказа под номером 40, 9 августа, в зоне АТО при поддержке Минобороны появилась первая группа военных капелланов. 32 священнослужителя прибыли в эпицентр боевых действий. По словам Константина Холодова, капеллана ВСУ от УПЦ Киевского патриархата, принявшего «смену», плотная работа по внедрению службы военного духовенства велась три месяца. На объявленную УПЦ КП мобилизацию отозвалось 400 «отцов». Решено было их разбить на «духовные» сотни и отправить в зону боевых действий по очереди.

«Первая ротация военных священников Синодального управления УПЦ КП совершена. Все 32 клирика по частям распределены, инструкции выданы, священники приступили к несению службы. В АТО они будут служить месяц, четыре – дома. Теперь и я могу поехать отдыхать», – радуется капеллан.

Своей неприязни к ополченцам и жителям самопровозглашенных республик «священник» не скрывает, называя ДЛНР «царством мрака». И это неудивительно, ведь глава его конфессии – ряженый «патриарх» Филарет – изначально призывал к убийству «борцов за русский мир» и лично ездил в Штаты выпрашивать оружие на это преступление у страны-гегемона. Законами военного времени (в стране, где нет военного положения!) его подчиненные на передовой аргументируют сегодня свои призывы выполнять «солдатский долг».

«Особенности национальной охоты»

Что же думают по этому поводу представители иных, признанных конфессий? К примеру, известно, что в рядах ВСУ служат также мусульмане. Их капелланов в АТО нет.

Саид

Саид Исмагилов, муфтий Духовного управления мусульман Украины «УММА»

«Есть мечети в прифронтовой зоне. Муфтии там выполняют работу капелланов на основах волонтерства, – поясняет Саид Исмагилов, муфтий Духовного управления мусульман Украины «УММА». – Убийство в исламе – грех в любом случае. Но наш пророк Мохаммед учил, что жизнь, честь и имущество являются неприкосновенными. Поэтому оборона своей страны от агрессора, защита семьи, чести и имущества с оружием в руках – это долг каждого нашего мужчины. И убийство с этой целью не расценивается как большой грех».

Отец Андрей Зелинский, военный капеллан УГКЦ при штабе АТО, расположенном возле Славянска, – один из самых известных представителей католической церкви по работе с военнослужащими. К данной мисси он готовился давно. Его опыт капелланства – восемь лет.

«Сегодня бойцы задаются вопросами, что происходит, почему это происходит и когда это закончится, – говорит священник. – Им пришлось оставить своих самых родных людей и воевать на территории своей же страны. У некоторых вообще родня осталась по ту сторону фронта, не разделяет его взглядов. Я вынужден этим внутренним противоречиям, которые разрывают их сердца, найти духовные объяснения. Идет война – жестокая и беспощадная. Это всегда тяжело морально. Но военнослужащие должны понимать, что отстаивают не только целостность нашего государства на восточных рубежах, не только суверенитет Украины, но и нашу общую аутентичность, право жить и быть собой».

Во так. Главное, все красиво и душевно объяснить. А что ж, приходится как-то поддерживать изможденный, упавший дух солдат. Спасать, так сказать, ситуацию. Вот в «Правом секторе» этого делать не нужно. Там, оказывается, изначально все было поставлено на идеологии «Бог на нашей стороне».

Николай Мединский-Зализняк, священник УГКЦ, руководитель капелланской службы ДУК «Правый сектор», рассказал, чем она особенная:

«В капелланской службе ДУК около трех десятков священников разных конфессий. Создана она Дмитрием Ярошем. Я же с ним – еще с майдана. Всегда был сторонником идей национализма, поскольку считаю, что через любовь к своему народу человек приходит к Богу. Подростком был членом УНСО, а потом ОУН. Поэтому и создал нашу службу. Она отличается от официальной капелланской службы УГКЦ главным образом, тем, что помимо удовлетворения духовных потребностей мы занимаемся еще и образовательно-патриотической работой с бойцами. Парням на передовой я объясняю: убийство врага – не грех. Они должны помнить, что дело их свято, что они не убивают, а отстаивают свою землю, ее территориальную целостность. Они – герои, поскольку воин-доброволец подобен Христу, который любил человечество, поэтому отдал за него жизнь. И они должны любить свой народ так, чтобы за него пожертвовать собой».

Но это мнение самых «патриотичных» конфессий Украины. Известно, что взгляды на роль духовенства в братоубийственной войне у клириков Украинской православной церкви Московского патриархата разнятся. Поэтому первые логично задались вопросом, не затешутся ли под видом капелланов такие, кому чужды чувства «истинных патриотов»?

«Перед утверждением каждого капеллана предусмотрен ряд соответствующих процедур, – ответил на это отец Андрей Зелинский (УГКЦ). – Ведь пастырь, который будет работать с душой военнослужащего, не может ставить под удар безопасность государства».

УПЦ МП

Между тем, в УПЦ МП все сложно. При всех внутренних терзаниях, официальной ее точкой зрения может стать только одна. Но руководит вопросами по взаимодействию с ВСУ и другими военными формированиями владыка Августин (Маркевич), глава соответствующего Синодального отдела УПЦ МП, митрополит Белоцерковский и Богуславский. Отдел был создан 15 лет назад с целью укрепления сотрудничества между церковью и армией, когда он управлял Львовской епархией. Главный капеллан УПЦ своих взглядов не скрывает и в вопросе так называемой АТО придерживается проукраинской позиции. Перед началом ее проведения он даже инициировал экстренное собрание представителей военного командования с Советом по вопросам душпастырской опеки при Минобороны.

Августин

Руководит вопросами по взаимодействию с ВСУ и другими военными формированиями владыка Августин (Маркевич)

Свои призывы к украинской армии «о защите Отечества от Российской Федерации» владыка аргументировал примером святого Николая Японского (Касаткина). Дескать, архиепископ во время российско-японской войны 1904 года, будучи миссионером и главой местной православной церкви, был озадачен вопросами своих прихожан. Те спрашивали, как им молиться, как воевать против своих единоверцев – православных россиян. И ответил, что они должны оставаться верными подданными своей страны и молиться о победе японского оружия.

«Если православный российский иерарх благословлял православных японцев молиться о победе войска буддистского императора, мы тем более должны молиться и благословлять наших украинских православных воинов в их справедливом стремлении сохранить территориальную целостность Украины», – заявил Августин, благословив таким образом объявление АТО.

Важно отметить, что официальной позицией УПЦ это называть нельзя. Ведь отец Августин сделал данное заявление, воспользовавшись тяжелой болезнью тогдашнего предстоятеля – Блаженнейшего митрополита Владимира, когда делами церкви он управлять не мог, до его смерти оставалось около четырех месяцев.

Поэтому мы поинтересовались, как рассуждают в церковной среде другие православные священники Московского патриархата.

«О данной позиции главного капеллана мне известно, – ответил нам один из архиереев УПЦ МП. – Только владыка Августин почему-то не говорит, что японский император не пришел к власти путем вооруженного переворота и его легитимность, как руководителя страны, не вызывала сомнений. Тем более, что он благословил АТО еще до выборов Порошенко. Кроме того, благословение молиться и благословение убивать – разные вещи. Поэтому даже не представляю себя в роли капеллана в рядах ВСУ.

Блаженнейший митрополит Онуфрий свою позицию выразил четко и ясно: «Мы не хотим продолжения войны на нашей земле, чтобы люди убивали друг друга. Мы хотим мира и Божьего благословения», – заявил он, объясняя свой «сидячий протест непочтения воинов АТО во время награждения президентом, о котором столько трубили СМИ.

"Скажу честно. Как священнослужитель, принимая исповедь у своих прихожан – и гражданских, и военных, – мне приходится непросто. Ведь все они разные, и в данном конфликте пребывают по разные стороны баррикад. И если человек говорит, что отстаивает позиции Новороссии, отвечаю, что ему в данном вопросе не в чем каяться. А вот тем, которые убивают своих восточных братьев и оправдывают войну, осуждают ополченцев и их сторонников, призываю к искреннему раскаянию. Знаю также, что добровольцев-капелланов от МП в «зоне» хватает, как и сторонников раскола с матерью-церковью – РПЦ. Это их выбор. Мне тяжело от того, что они губят не только свои души, но и заблудших овец стада Отца своего небесного ведут прямиком в ад. Конечно, мы молимся о всех, в том числе «о властях и воинстве» страны, таковы каноны службы. Но тут главное быть готовым устоять самим, не поддаться на дьявольские уловки, не потерять веру. Ибо враг рода человеческого знает свое страшное дело, и очень искусно выстилает дорожку в преисподнюю – благими намерениями, лестью, хитростью и лукавством. К такой же молитве призываю всех православных христиан. Не осуждайте. Молитесь о мире и любви. А коли придет момент – будьте готовы пойти за Христом до конца».

Между тем, Митрополит Августин, активно участвуя в утверждении концепции пастырской опеки в Вооруженных силах, призвал духовенство сотрудничать с военными. Под его руководством созданы даже областные епархиальные военные отделы, чтобы не только не отставать, но и возглавить «систему духовного окормления военных Украины». Ведь в Совет по делам пастырской опеки при Министерстве обороны вошло семь конфессий. Согласно данной концепции, в зоне боевых действий на каждые пять сотен военнослужащих «овец» полагается один «пастырь». Какой конфессии – решается простым большинством верующих военного подразделения.

часовня военные действия

В зоне боевых действий на каждые пять сотен военнослужащих «овец» полагается один «пастырь».

Остается только догадываться, что начнется на приходах в конце года, когда Минюст подпишет известный Приказ №40, и все украинские конфессии официально объявят мобилизацию своих отцов.

Катерина Мирская


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...