ПЛАТОН БЕСЕДИН: Глупость, выраженная в нелепых запретах – главный враг Украины

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Глупость, выраженная в нелепых запретах – главный враг Украины

Ещё недавно Украина была одной из самых свободных европейских стран. После Евромайдана ситуация изменилась. Слово «запрет» обрело популярность. И применяется оно в том числе и по отношению к культуре, искусству.

Из последнего: украинские власти через Госкомтелерадио Украины запретили для ввоза и распространения на территории страны 38 книг. Преимущественно российских авторов. Чуть раньше был опубликован иной «чёрный список» – в него вошли деятели искусства, угрожающие национальной безопасности Украины. К слову, список этот составлен со вкусом: многим из него, правда, не мешало бы запретить появляться в любом приличном обществе. С табуированными книжками, в общем-то, та же история – среди них хватает откровенного трэша.

В России на счёт «списка 38» уже успели поёрничать, рассердиться. Привычно покричали «фашисты, фашисты», не слишком оригинально сделав отсылки к «литературным кострам» в нацистской Германии. Ведь Россия в запрете книг знает толк. Патриотические силы даже спускали неугодные книги в подобие унитаза. Забавно и то, что некоторые из вошедших в украинский список авторов в России также не слишком или вообще нерукопожатны. Лимонов отсидел, Мухину отсидеть предстоит. Дугин табуирован на телевидении.

Другой вопрос – для чего подобный запрет Украине? Страна устами её лидеров столь живо, столь пламенно вещает о небывалом национальном единстве, о том, что происходящее в государстве сегодня – не диктат, но воля к однозначности, её желание и воздыхание по ней. Украинцы, говорят они, сегодня едины и целостны как никогда. Но тогда кому в массовом порядке вздумается читать тексты вроде «Проект Новороссия. История русской окраины» или «Кровавые преступления бандеровской хунты»? Хотелось бы в принципе увидеть людей, читающие подобные книги. А вот то, что они появятся после «списка 38» – несомненно.

И от странной инициативы Госкомтелерадио Украины выиграли, прежде всего, авторы запрещённых книг. О некоторых из них я никогда и не слышал. Другие, по большей части, в нынешней Украиныо продаются постольку-поскольку. Не то время, не те вкусы. Возможно теперь ситуация изменится. В пользу Нарочницкой, Рдина, Винникова, Бунтовского и иже с ними. Может, они даже обрадовались, услышав о запрете своих книг. В России спрос на них возрастёт, в Украине наверняка появятся желающие скачать или купить электронную книгу.

Так что, Госкомтелерадио Украины, пользуясь моментом, прошу запретить и мою недавно вышедшую в издательстве «Питер» (вместе с такими злодеями, как Стариков и Коровин) книгу «Дневник русского украинца». В России некоторых не устраивает в ней словосочетание «русский украинец» – в Украине можно руководствоваться тем же. Буду признателен.

Но всё же, если допустить, что не все украинцы так, как нам говорят, едины в своих взглядах, то тогда почему испугались люди в киевских кабинетах? Ведь запрет, табу – это всегда следствие страха. Скорее всего, они испугались правды. Правды, сочащейся животворной влагой через страницы, проникающей в сердце и разум, заставляющей сомневаться, думать и в итоге понимать, что всё несколько или совсем не так, как диктует то украинское медиапространство. Не уверен, что правды хватает – скорее, наоборот – в списке из данных 38 книг, но прецедент создан.

И создан он из-за глупости украинских власть имущих, у которых, похоже, запреты и табу – любимая тема, излюбленный модус операнди. Фильмы с Пореченковым? Запретить! Памятник Жукову? Запретить! Проспект Победы? Запретить! Книги Лимонова? Запретить! Но здравый смысл-то не запретишь – вот в чём фокус.

Истерия с запретами, прежде всего, губит тех, кто их создаёт. Она разваливает, уничтожает страну. Странно, что новые украинские так и не поняли этого после Евромайдана, когда они решили запретить русский язык, и, собственно, подобная инициатива главным образом и вызвала массовые протесты в Донбассе и Крыму. Как ни научили их и все двадцать три года независимости, когда навязывали одну идеологию, одно видение, одно мнение, не учитывающие ни этнические, ни ментальные, ни политические, ни социокультурные предпосылки. Во многом оттого «маємо те, що маємо».

Но глупец всегда уверен в своей правоте. Он не сомневается в правильности своих действий, обречённый наступать на одни и те же грабли снова и снова. Пока лоб ни расшибёт.

Поэтому если искать главного врага Украины, что так любят делать сегодня, то это, несомненно, глупость. Глупость, выраженная в том числе и в нелепых запретах.

 

Платон Беседин, писатель и публицист, запрет русских книг


5192

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...