Ужасы войны: дети Донбасса повторяют судьбу детей блокадного Ленинграда

Ужасы войны: дети Донбасса повторяют судьбу детей блокадного Ленинграда

Киев, 30 июля.

Украинский президент Петр Порошенко накануне гордо поставил свою подпись под указом с весьма размытым понятием о помощи детям участников так называемой антитеррористической операции в Донбассе. В указе четко расписано, каких детей отныне будут приравнивать к нуждающимися в помощи. Однако ни слова не сказано о том, в чем именно государство им будет помогать.

НА «Харьков» связалось с психоаналитиком Дмитрием Ольшанским и выяснило, в какой вообще помощи нуждаются дети, которым пришлось пройти через все ужасы войны, а также какую реально помощь сможет оказать государство детям. Разумеется, если закон вообще на Украине будет работать.

 «Что государство может сделать? Первое, оно может остановить эту войну. Когда Петр Порошенко будет принимать реальные шаги, чтобы остановить эту войну в своей стране – это будет самым лучшим шагом для оздоровления нации, детей, оказавшихся в Луганске и Донецке», - рассказал в эксклюзивном интервью НА «Харьков» Дмитрий Ольшанский.

Однако закон сам по себе смехотворен. Работать над восстановлением психики детей придется всю оставшуюся жизнь, считает эксперт. И кто будет этим заниматься? Государство?

«Война застигла детей в тот период, когда психика только формируется. Сейчас есть опасность формирования различных патологий целого поколения людей. И здесь не спасет просто психологическая помощь, над этим нужно будет долгие годы работать. Потому что «дети войны» получают травму на всю жизнь», - добавил специалист.

Состояние детей, переживших сегодня войну по ту и по другую сторону баррикад, психоаналитик сравнивает с опытом детей, выросших в блокадном Ленинграде.

Дмитрий Ольшанский

Ольшанский: Главной помощью государства детям участников АТО будет прекращение войны

«Я иногда консультирую "детей" блокадного Ленинграда. Это не просто люди, попавшие в тяжелую ситуацию, потерявшие близкого. Они с самого начала были сформированы насилием, войной, агрессией и убийством, и это остается навсегда. Это никак не вылечить. Эта история на долгие-долгие годы, которая коснется целого поколения детей, которые сейчас живут в Луганске и Донецке. Я боюсь, что это очень сложные психологические проблемы. И тут ограничиться просто словом «оздоровление» или «психологическая» помощь невозможно», - объяснил Дмитрий Ольшанский.

К сожалению, жестокие правила политики не учитывают всех последствий войны. Народы могут и примириться, политики прийти к  консенсусу, разрушенные здания восстановятся, а вот справиться с последствиями, которые война наложила на будущие поколения, практически невозможно. Психоаналитик объяснил, почему.

«Если взрослый человек переживает какую-то утрату, попадает в условия войны, у него есть какие-то защитные механизмы, которые помогут с этим как-то совладать. Включаются механизмы самовыживания. Потому что у взрослого есть предыдущий опыт, а у ребенка нет защитных механизмов, и он вдруг попадает в тот мир, где насилие и убийство - это норма. Испытывает постоянный страх. Из детства потом формируется вся жизнь. И это детство сопряжено с постоянной тревогой за его жизнь, он чувствует, что его каждую минуту могут убить. Сможет ли он после этого строить доверительные отношения с кем бы то ни было – это большой вопрос. Сможет ли он вообще какие-то чувства проявлять – это тоже большой вопрос. Как он будет относиться к окружающим, если все свое детство жил с мыслью, что его могут убить и взрослые не могут его защитить. Здесь очень огромный спектр проблем, и все они формируются в детстве. Разовой, недельной, месячной психологической помощью здесь ограничиться будет нельзя», - подвел итог Дмитрий Ольшанский.

 

Анастасия Ильина


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...