ПЛАТОН БЕСЕДИН: ИГИЛ как скрепа Европы

ПЛАТОН БЕСЕДИН: ИГИЛ как скрепа Европы

США думают, как лучше расправиться с Россией. Использует Украину в качестве плацдарма. Вводит санкции. Создаёт негативный образ. Европа, помогая ей, активно тому способствует. Правда, во многом сама недовольная действиями Вашингтона.

Западный мир напряжён. Он содрогается от внутренних конфликтов и противоречий, вспыхивающих, точно звёзды смерти, между национальностями, странами, социальными группами. И то, что позиционируется, как спектр мнений, как торжество свободы и демократии, на деле есть разобранность и дезориентация. Эта слабость вдвойне катастрофична в условиях внешней угрозы.

Недавний теракт в Турции, совершённый очередной зомбосмертницей, вновь напомнил западной цивилизации: грядут последние дни, и Зверь, несущий разрушение, идёт с востока. На его ощетинившемся смертью боку начертано ИГИЛ. На нём восседают тысячи новых беснующихся ассасинов, мечтающих умереть за некую высшую идею. Эти люди не собираются договариваться. Они в принципе на подобное не способны.

ИГИЛ

ИГИЛ

Турецкий президент Эрдоган, говоря о случившемся, ошарашенный, раздавленный, заявил, что у террористов нет государства, национальности и религии. Но это – лишь общие слова. Они ведь хотят своего государства, в их жилах течёт кровь, несущая цивилизационный ген предков. И уж точно у них есть своя религия. Извращённая человеческими трактовками и интересами транснациональных корпораций, на средства которых и выращивались эти убийцы. Но эксперимент вышел из-под контроля. Исламский Франкенштейн требует крови.

Мы же вновь стали свидетелями того, что деньги – лишь средство, лишь метод, а миром, как и во времена египетских пирамид, по-прежнему управляют идеи. Сначала они прилепляются к человеку, питают его, суля новую жизнь, но после порабощают, превращая в существо-носитель, подобное Чужому из фильма Ридли Скотта. Чтобы в назначенный час монстр вырвался наружу. И убивал.

чужой

Кадр из фильма "Чужой"

Мы стоим лицом к лицу, отделённые тоненькой стенкой границ, с созданием принципиально иного свойства. Подобно космонавту, высадившемуся на планету обезьян. Он говорит, кричит, но его не понимают. Не только язык, сознание, понятийный аппарат иные, но отличается, прежде всего, и сама суть, первооснова. Вот-вот космонавта съедят. Тут уместно вспомнить и другой контекст – «Война миров».

В общем, образ, сюжет масскульта – те, кто приходит за своим из чужого мира. Эта стена однозначности, надвигающаяся на европейское общество, которое при всей своей неоднородности, конфликтности, ещё сохраняет умение если не договариваться, то сохранять хотя бы видимость социальных договорённостей.

Но в случае ИГИЛ мы выступаем в роли старого здания, предназначенного под снос и пытающегося говорить с застройщиком. Его слова заглушаются шумом работающей строительной техники. Но и не будь её, призыв всё равно бы не был услышан. Потому что у застройщика иной язык, и здание для него – лишь бельмо на оке нового прекрасного мира, который необходимо возвести на руинах мира прежнего.

Террористы ИГИЛ снова и снова демонстрируют нам, к чему ведёт торжество однозначности. Мир, как и сознание, не многополярно, нет, оно всё больше концентрируется в одной точке сборки. Тех, кто отказывается попасть в неё, отсекая, оставляют за кругом жизни. И чтобы противостоять Зверю с Востока, необходимо избавиться от однозначности уже внутри своего круга.

ИГИЛ, а точнее силе, концентрированным выражением которой являются террористы, всё равно, что Кремль, что Госдеп, что ПАСЕ. Они должны уничтожить само проявление иной жизни, как вырубают сорняк, мешающей виноградной лозе. При нынешней разобранности западной цивилизации им это будет легко сделать. Так чем тогда, это не повод собраться?

Платон Беседин


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...