ДМИТРИЙ ГУБИН: Послепраздничное. Заметки провинциала

ДМИТРИЙ ГУБИН: Послепраздничное. Заметки провинциала

Харьков отходит после праздничных дней. Выходные еще не закончились, но уже витает предчувствие рабочих дней, пустеют парки и кафе, люди тащат старые тележки-«кравчучки» с забытых в лучшие времена дачных участков, народ снова спит или липнет к экранам.

Для тех, кто мыслит «глобальными категориями», напоминаю, что и кто есть народ. В бывшем губернском городе Х., ныне — областном центре, проживает около полутора миллиона человек, а в области в целом — около трех. Это вместе с сезонниками, беженцами, студентами и военными. Пренебречь такими цифрами не может даже самый приблизительный подсчет.

А это значит, что такая огромная масса людей что-то ест, где-то работает и зачем-то живет. И, конечно, смотрит телевизор. А в телеящике города Х. каждый день, невзирая на праздники и будни, — «террористы», «сотрудники СБУ разоблачили…», «восстановление территориальной целостности» и всё в таком же духе. И вот еще вчера слегка отдохнувшие на природе, еще вменяемые люди начинают выкатывать глаза и не в такт жестикулировать при слове «Путин». Только-только пришедшее в себя население опять выходит на гражданскую войну под телевизор: одни - «бытовые сепаратисты» - начинают ждать следующего Дня Победы, другие - «европейски свидомые» — Дня памяти и примирения.

Накануне праздников харьковских обывателей запугивали основательно. Каждый день сообщали, скольких поймали с «поличным», обнаружив невероятные склады оружия и взрывчатки, готовые к подрыву тихого праздника памяти и примирения. Город патрулировали «Правый сектор», «Азов» и другие «проукраинские» группы, в камуфляже и без. Милиции дано распоряжение не вмешиваться и не мешать им заниматься национал-патриотизмом. Город притих.

Описывать официальную часть праздников не буду, она отражена в центральных и региональных СМИ, а также откомментирована во «вражеских». Замечу только, что город Х. на праздники почувствовал себя однозначно в оккупации, и в лесопарке на каждой поляне засели «сепаратисты», увешанные лентами, орденами, многие — с элементами советской военной формы. Они нагло жгли костры, поедали шашлыки, пели запрещенные песни, особенно напирая на «Священную войну». Возможно, выпивали, причем разливая фронтовые сто грамм в безобразных традициях армии оккупанта. Задержан никто не был. «Партизаны» вышли из лесу и отправились по домам. Может быть, город подумал, что учения идут?

Самые смелые открыто пришли почтить память погибших и говорили друг другу вполголоса: «Надоело бояться». Поступком считалось не надеть никакого символа на лацкан пиджака, типа: игнорируем «вашу власть», но мы же не самоубийцы. Надо сказать, что так поступили и городские власти, и большинство горожан. Тех же, кто облачился в цвета государственного флага или надел на грудную клетку красно-черные круги, напоминающие филейную часть павиана, было подавляющее меньшинство. Но, увы, они были уверены в себе, агрессивны и очень заметны. Губернский город Х. проглотил.

День Победы прошел, выходные немного подзатянулись. Еще какой-то денек можно не бояться — повестки из военкомата, сокращения штатов на работе, сокращения ассортимента в магазине. Пока пива на прилавках по-прежнему много. Так что, сами понимаете… Губернский город еще не умер, но затаил дыхание. Послепраздничное отрезвление начинается.

Дмитрий Губин


4944

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...