Ополченец Курт: «Разведка своих не бросает!»

Ополченец Курт: «Разведка своих не бросает!»

Донбасс, 7 мая.

Иногда кажется, что герои это не простые люди, а какие-то титаны, выкованные из особого сплава, специально созданного для подвигов и великих дел.

Но, на самом деле это простые люди, они смогли сознательно выбрать трудное и правильное решение в жизни, смогли совершить Поступок. Передо мной удивительный и простой человек. Его зовут Дмитрий Николаевич Куртаев, позывной «Курт». Ему сорок пять лет, родом из Читы. Когда в Новороссии началась война с фашистами, его жена была беременна. И когда она родила, он увидел своего ребёнка и на следующий день уехал добровольцем в далёкий Донбасс. Уехал потому, что не мог иначе. Уехал потому, что чувствовал свой долг перед  дедами. Он знает, что Донбасс такая же для него Родина, как и Забайкалье, где он живёт, и, как он сам говорит, «мы все - советские люди, а наша Родина – Советский Союз».

И уже здесь, на Донбассе, он попадает под перекрестный шквальный огонь в полуокружении. С перебитой артерией он отстреливается из последних сил, а рядом лежит тоже раненый товарищ. Он мог бы спасать себя, свою жизнь, но вытащил из-под огня раненого товарища на себе. Это стоило ему ноги. Но, он ни о чём не жалеет, и твёрдо знает, что поступил как должен был: «Разведка своих не бросает».

[vsw id="SG1ViRaSiao" source="youtube" width="425" height="344" autoplay="no"]

- Вы родом откуда?

- Я с Забайкальского края.

- Доброволец?

- Доброволец.

- В какой момент к Вам пришло решение защищать Новороссию?

- Решение было с лета. Я работал, а моя жена была беременна. Я ждал, чтобы жена не переживала, когда она родила, я приехал. По электронной почте я отправил свою анкету с данными, где я служил, всё как есть. Пришёл ответ «В любое время можете приехать», что я и сделал.

- А когда приехали, то где приступили к службе?

Приступил к службе в батальоне «Ермак» бригады «Призрак». Жил в общежитии в Алчевске, там нас тренировали. А потом перешёл в батальон Народной Милиции Луганской Народной Республики «Август», квартировались мы в Красном Луче и Брянке.

- Какие случаи за время войны в Новороссии наиболее запомнились?

Мне запомнился случай, когда седьмого числа мы выводили гражданское население из Чернухино. Я служил в разведке батальона «Август». И нас усиленным составом бросили туда для беспрепятственного вывода населения… Я увидел женщину, старушка-мать, она несёт икону и нас благодарит. Нас 11 человек, мы спрыгиваем с БТРа и она плачет и благодарит, что мы приехали. Наш БТР тогда стал выполнять функции извозчика, транспорта.  Мы не дали тогда укропам атаковать, прикрываясь гражданским населением.

А уже восьмого мы шли на зачистку Чернухино от фашистов… Я посмотрел, какие у них были склады, подвалы. Я видел там укропскую форму, печенье, масло. Это всё было не наше, не гражданских. Гражданские там никак не могли жить! Подвалы были забиты всем этим и БК (боекомплект) тоже там был.

- То есть гражданское население голодало, а ВСУ им не давали ни куска печенья?

Да какое там печенье! Я видел как люди, будто дети, кричали «Мама!» и наши бойцы их подхватывали и вытаскивали побыстрее из огня, потому, что когда мы выводили людей, по нам вёлся огонь. С одной стороны «кроют» их снайперы, а с другой – такие же недобитки из правосеков. Уже при зачистке я не видел ни одного ВСУшника, а были ТАКИЕ рожи правосеков… Но, помогать им было незачем, их нужно было только уничтожать. Это нелюди.

- То есть в основном были правосеки?

- И правосеки, и ВСУшники, и наёмники – кого там только не было!

- Бандформирования?

- Да. Я их вообще называю фашистами. То, что они там вытворяли, а простой народ голодал… Когда бабушка, которая несла икону Божией Матери, сказала «Спасибо, сынки, что пришли!», это для меня о многом говорит.

Я ругался матом, когда узнал, что уходя от огня, народ пошёл от безысходности на минное поле. Хотя дали слово о перемирии, о том, что ни с одной стороны, ни с другой огня не будет. А всё вышло наоборот. Мы зачистили фланг, потому, что оттуда шли провокации. Мы выполняли то, что должны были сделать.  А восьмого – зачистка.

Я в разведке служил, для меня нет команды «Назад», только вперёд. А если я ухожу, то ухожу не один. Когда после ранения нас привезли в Зоринск, меня поблагодарил боец с позывным «Чечен». Я тогда ещё в сознании был, правда, много крови потерял. Я ему тогда сказал «Разведка своих не бросает!». Это наш девиз. «Двухсотый», «трёхсотый»  - всё равно забираем с собой.

- А как произошло ранение?

- Я был ранен и провёл на поле боя более двух часов (при наложении жгута на срок более двух часов начинается отмирание тканей – ред.). Стрелял туда, откуда по нам стреляли. Я тогда не знал, что мы были в полуокружении. Лишился ноги из-за того, что не знал, что я сам тяжело ранен, у меня была перебита артерия, а мне тогда надо было вытащить раннего из-под огня и зайти в мёртвую зону, чтобы оказать ему помощь.

- Как сейчас настроение?

- Семья меня ждёт, друзья ждут. А Победа будет за нами!

Как часто мы слышим русскую пословицу «сам погибай, а товарища выручай». Но, немногие попадают в такую ситуацию буквально. А Курт попал. И смог доказать, что он – Русский. Русский с большой буквы. Или точнее Советский Человек. Но, он тогда и не думал что-то кому-то доказывать, а просто действовал согласно девизу товарищей и голосу сердца. Ибо «Нет выше той любви, чем положить душу за други своя».

Дмитрия Николаевича наградили высшей наградой Луганской Народной Республики. Его также представил к награде Союз офицеров Новороссии, и если успеют к его отъезду, то награда будет вручена лично.

Теперь он собирается домой, в Читу. Жена весточку о ранении восприняла спокойно, написала «Приезжай, я всё равно тебя очень люблю. Приезжай поскорее». Дочке, которую он видел только один раз при рождении уже восемь месяцев. Жизнь уже не будет прежней, но и не будет лишена радостей. У настоящего человека остаются настоящие семья и друзья, которые будут с ним, что бы ни случилось, как и сам Курт, который своих не бросает.

Дмитрий Молчанов


1206

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...