ПЛАТОН БЕСЕДИН: По трагедии в Одессе необходим не только суд, но и покаяние

ПЛАТОН БЕСЕДИН: По трагедии в Одессе необходим не только суд, но и покаяние

Годовщина трагедии в Одессе. Чёрная пятница, погребение заживо двухсот человек. И год, прошедший с тех пор, был самим жутким в истории постсоветской Украины. С гражданской войной, потерей территории и населения, преследования и расстрелами несогласных.

Слепящая тьма – вот как бы я охарактеризовал это смутное время. Собственно, так называется роман Артура Кестлера – о тоталитарной матрице «красного режима». Самое время перечитать его. Как и Оруэлла, Хаксли, Кафку, Достоевского, Солженицына, Шаламова, многих из тех, кто старался понять, описать, как государство превращается в антигуманистическую волевыжималку, в дьявольскую мельницу, чьи отполированные жернова перемалывают души, судьбы, жизни людей.

Всё началось, конечно, раньше – с расстрелов "Небесной сотни", с сожжения «Беркута» на Евромайдане. Вечная память им. Или перемотать дальше – до жестокого бездарного разгона Евромайдана в ночь с 29 на 30 ноября.

Но Одесса стала точкой невозврата, чертой, за которой разверзлась бездна, куда скидывались жертвы во имя Молоха и Вельзевула. И те, кто сейчас бьётся в окопах и блиндажах Донбасса, оказались там – и с той, и с другой стороны – во многом из-за событий в одесском Доме профсоюзов. Не смогли быть в стороне, когда творилось такое.

Ведь дело не только в самой трагедии, в её мизантропической механике (хотя и в ней, безусловно, тоже), но, прежде всего, в реакции на неё.

Они аплодировали, когда горел лагерь сепаратистов на Куликовом поле, в прямом эфире, на всю страну. Они замолчали реальное число жертв. Они отказали погибшим в праве быть одесситами, солгав, что те граждане России и Приднестровья. Они так и не провели должного расследования, не покарали виновных. Но хуже всего – они постарались сделать всё, чтобы трагедия забылась.

Этого, конечно же, не случится. Память жива. Как и боль. Эта рана не затянулась и не затянется. Станет кровоточить. Но попытки уничтожить память есть: и если вся улица Институтская в Киеве превращена в мемориал памяти по жертвам Небесной сотни (ладанки, кресты, цветы, фотографии), то у Дома Профсоюзов в Одессе – лишь стенд, который постоянно стараются ликвидировать. Одних помнят, канонизируют, других – стараются замолчать, забыть. И это показательнее многих слов и действий.

Украина хочет вычеркнуть из своей истории трагические события в Одессе. И это ещё большее преступление, чем то, что произошло 2 мая в Доме профсоюзов. Потому что тот, кто не помнит ошибок прошлого, обречён повторять их снова и снова. Собственно, это и происходит сейчас в Украине.

Нет расследования. Нет напоминаний. Наоборот – всяческие попытки блокировать воспоминания по убитым в Одессе. Сегодня, когда в город стягиваются колонны бронетехники, тысячи солдат и подразделения спецназа. Совесть хотят упрятать в «Железную Деву».

Можно думать о причинах случившегося в Одессе разное: от «Порошенко – убийца» до «это сделали ФСБ». Но почему нет ни одного внятного заявления, почему лишь стена молчания и ничего больше? Значит, есть, что скрывать, есть, что прятать. И, безусловно, есть, чего стыдиться.

Ведь по событиям в Одессе нужен не просто суд, кара, но и общее покаяние. Если Украина хочет сохранить свою целостность и душу.

Платон Беседин , писатель и публицист


4163

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...