Выживший в Доме профсоюзов: Мне вменяли измену родине

Выживший в Доме профсоюзов: Мне вменяли измену родине

Одесса, 11 марта.

Человек, который выжил в Доме профсоюзов и со второго мая сидел в тюрьме, рассказал о том кошмаре, который произошёл в тот день в Одессе.

«Я был участником событий. Я не случайно оказался на Куликовом поле», - начал он.

- Где вы были второго мая? Как всё началось?

С утра я был в палаточном городке. Уже тогда на призывы некоторых руководителей и организаторов на Куликовом поле мы не уходили оттуда. Стояли без оружия и какой-либо защиты. Мы выражали свои интересы, своё право, несогласие с той властью, которая пришла в результате переворота. Нам даже бить было нечем по одной простой причине – у нас не было на них средств. У нас все средства уходили на то, чтобы поддерживать палаточный городок.

- Какая основная цель была у этого палаточного городка? Какой девиз был?

Всё Куликово поле было разделено на три палаточных городка. Каждый из них поддерживал свою какую-то цель. Это была площадка для протеста и выражения своего мнения. Каждый раз это всё больше и больше раздражало тех людей, которые приходили и в выходные дни в надежде услышать что-то новое и что-то более толковое, не то, что говорили на предыдущем собрании. Одни и те же руководители кричали одно и тоже – «сегодня туда пойдёт, завтра туда». Всякие глупости, которые не имели ничего общего с тем, за что люди приходили к Куликову полю выражать своё мнение и несогласие с той властью, которая установилась на тот момент в стране.

[vsw id="GolAOAs79-Y&t" source="youtube" width="425" height="344" autoplay="no"]

- Это был протест не за раскол Украины?

Может такие мысли у кого-то и были, но они не доминировали. Да, люди приветствовали, что Крым выразил своё мнение и перешёл в состав России. Да, кто-то кричал, что нам надо отделяться. Но основная мысль – несогласие с тем, что незаконным и вооружённым путём кто-то пришёл к власти и пытается навязать свою волю всей стране. Мы знали, что они рано или поздно придут на Куликово поле, знали, что они будут пытаться сжечь городок, уничтожить его каким-то образом. Мы стояли на Куликовом поле мирно, ожидая, что нам не придётся переносить такие события. Думали, что на такое люди не отважатся, но мы ошибались. Они отважились на всё, и даже предположить было невозможно, что люди пойдут на такое массовое убийство.

Куда не поверни голову - везде крик, бегущие люди, которые размахивали какими-то предметами. В руках у них палки, дубинки, с какими-то щитами, с замотанными лицами. Их было больше тысячи человек.

- Это спланировано было?

Безусловно. Вы же знаете, о тех подарках, которые дарились за несколько дней до этих событий эмиссарами с Майдана их руководителями. Спасаясь от этих летящих в вас камней и пуль, которые мы видели и слышали, люди, стоявшие рядом с нами, падали с открытыми пулевыми ранениями. Я это видел. Мы были вынуждены зайти и спрятаться за стенами Дома профсоюзов.

- Это было бегство? Спрятаться и дождаться милиции?

Вместо того, чтобы как-то сообща противостоять этой массе, люди просто спонтанно зашли в этот Дом профсоюзов. Некуда больше было идти. Со всех сторон надвигалась эта масса воинствующих людей. Когда уже зашли внутрь, мы пытались вход закрыть какими-то подручными материалами в виде столов, щитов и так далее. В эти двери потом потели бутылки с зажигательной смесью. Сразу всё загорелось, естественно. Потушить было нечем, потому что гидранты все были обесточены. Они даже не были срезаны. Там просто не было воды. Хотя в умывальниках вода была. Огонь был очень сильный. Бутылки летели одна за другой. Битые стёкла создавали такую тягу, что огонь аж гудел. Всё Куликово поле было окружено.

Молодые девушки заделывают коктейли "Молотов"

Молодые девушки готовят "Коктейли Молотова"

Люди, которые были заперты в Доме профсоюзов, не собирались воевать, не были сепаратистами, обычные жители города. Некоторые вообще абсолютно случайно там оказались – просто переходили улицу. С нами оказались женщины с детьми, молодёжь, много стариков. Какие из них воины? Это же абсурд. Деться было некуда – люди спасались в Доме профсоюзов.

- Паника была среди женщин и детей?

Как таковой я не видел паники, не видел, чтобы кто-то бегал и кричал. Люди думали, что это не может продолжаться без конца. Они думали, это скоро всё прекратится. Мы уже понимали, что эти люди пришли убивать, они свою работу делали чётко.

Дом профсоюзов 2

Дом профсоюзов после трагедии

Конечно, там люди (нападавшие, - ред.) были не в адеквате. Они прутьями, палками забивали людей. Милиция их не задерживала. Им никто не противостоял. На глазах милиционеров людей забивали до смерти.

- Сколько человек зашло в Дом профсоюзов?

Несколько сотен человек. Это точно.

Мне была предъявлена статья 111 «Государственная измена». Не было никаких доказательств или аргументов. Всех называли модным сегодня словом «сепаратисты». Нас сажали в отдельные камеры, где в сильную жару запрещали открывать кормушки, чтобы вентиляции не было. Делалось это для того, чтобы нам потяжелее сиделось. Обычных уголовников в камеры «сепаратистов» не сажали.

- Вы собираетесь возвращаться в Одессу?

Безусловно. Но не в ближайшее время, потому что вы знаете, что со мной сделают. Может быть, и арестуют. Это слишком мягко сказано.

Илья Муромский


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...