ПЛАТОН БЕСЕДИН: Вечная память, Борис Ефимович, пусть пекло не слишком вас жарит

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Вечная память, Борис Ефимович, пусть пекло не слишком вас жарит

Вся эта смертоубийственная история с Борисом Немцовым от и до чудовищно неприятна. Любая смерть, а тем более насильственная, в общем-то, априори неприятна, но в ситуации с одиозным политиком к трагическому ядру добавляется слишком много отягощающих, мерзопакостных обстоятельств.

То, что, несмотря на заявленную стабильность и безопасность (можно объединять слова и создавать нечто более внушительное – вроде «стабильная безопасность» или «безопасная стабильность», на радость Кремлю), стреляют в центре Москвы – факт сам по себе настораживающий, крамольный. И запах серы вместе с образами из девяностых нет-нет да и втянется в расшатанный, крошащийся мир. Одуревая, плясали под дискотеку 90-х – теперь самое время услышать выстрелы наёмных убийц. «Иногда они возвращаются» – этот сюжет из прозы Стивена Кинга, как, впрочем, и многие другие, весьма актуален сегодня в России.

На похоронах Немцова, когда гроб закидают землёй, а фотомодели всплакнут по своему возлюбленному, история, конечно же, не закончится. Наоборот. Как водится в лучших традициях политического трагифарса, гибель политика станут бесстыдно использовать. Озвучат неопровержимые доказательства, сделают шокирующие заявления, проведут параллели со смертью другого Бориса – Березовского (вообще в российской истории, надо сказать, хватает набедокуривших Борисов). Собственно, это уже происходит, и витает зловещее – «уничтожение несогласных».

Ясно, что псов либеральной опричнины спустят на действующую власть и лично на Владимира Путина. На его бесчеловечный, кровавый, тоталитарный режим, с наслаждением и беспощадностью Молоха истребляющий неугодных. Немцов стал жертвой, потому что выступил против Путина. Ещё чуть-чуть – и он станет мучеником. Так скажут. И говорят.

Очевидно и другое: 99,99% процентов людей на самом деле никогда не узнают, кто убил Немцова. На каждое доказательство появятся десятки других – альтернативных, убеждающих в обратном. Убийцы же – те, кто непосредственно стрелял в политика, – давно уже договариваются с Хароном о переправе через Лету. И все эти расследования – только игра. Верить им – всё равно, что читать «жёлтые» газетёнки, пишущие о сатанинском культе имени Джигурды.

Между тем простая, аки зубило, логика долбит: «Убийство Немцова действующей власти невыгодно. Тем более, сейчас». Зачем? Ради чего? Какую угрозу представлял Борис Ефимович для Кремля? Кого он реально мог повести за собой?

Скорее наоборот – присутствие Немцова в оппозиции по большей части шло ей во вред. Борис Ефимович был раздражающим фактором для миллионов россиян. С ним связывали и либеральную гнусь, что вывалилась в девяностых, когда чубайсы и гайдары с поднятыми веками принялись кровожадно терзать народ, и украинский «майданный» фактор, который Немцов не только активно поддерживал, но и участвовал в нём лично. Выражаясь коротко, просто, Борис Ефимович оказался вне трендов.

Теперь же, по закону трагической смерти, слава его, пусть и на время, но возродится. Если бы Немцов не стал знаковым политиком, то наверняка бы составил конкуренцию Шевчуку и Кинчеву. Он жил как рок-звезда от политики и погиб так же.

Его лик вознесут на знамёна. Кто-то заголосит патетическое о «совести, чести нации». Его убийством постараются возбудить оппозицию и весь народ. А ну все – на баррикады: мстить, давить гидру режима!

Вот только это не будет иметь ничего общего с сугубой действительностью. Ведь с подобными ликами на знамёнах ничего путного из протестов не выйдет. Как ни расшатывай.

Вечная память, Борис Ефимович, пусть пекло не слишком вас жарит.

Платон Беседин


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...