Ополченец: После трагедии в Одессе я почувствовал злость

Ополченец: После трагедии в Одессе я почувствовал злость

Донбасс, 16 февраля.

Ополченцы из диверсионно-разведывательной группы рассказали о том, чем они занимались до войны и что побудило их пойти в ополчение.

Командир ДРГ ополченцев с позывным «Бэрик» рассказал, как попал в ополчение. По его словам, он был обычным охранником, который о войне даже не думал.

«Командир группы, позывной мой - «Бэрик». Диверсионно-разведывательная группа. Все пришли по собственному желанию. Жизнь так сложилась. Нас всех в ополчение привела идея веры в лучшее. Я был обычным охранником. Только окончил институт. Можно сказать, пошёл на повышение. О войне сразу и не думал. Пока не приехали к нам первые танки и БТР, которые начали просто людей давить. Тогда мы в первый раз столкнулись с той жестокостью. Мы не верили в то, что к людям можно так относиться. Майдан нас всех возмущал, возмущало, как жгли людей заживо и как никто не реагирует на это. Но это было где-то там, а когда потом пришло сюда – пришлось брать палку и коктейль «Молотова». Такое было начало. Потом выбора уже особо не было. Нужно было идти и защищать свою землю, своих матерей, своих знакомых», - рассказал ополченец журналистам News-Front.

Также ещё один житель Донбасса, который сейчас стал ополченцем, рассказал, что он голосовал на референдуме. Хотел независимости. Он отметил, что тогда у них не было практически ничего:

«Шёл я утром мимо Исполкома. Как раз там ребята сидели – куча покрышек. Посмотрел, какие они там все замученные сидят. Слегка испуганные. Наверное, в приступе «патриотизма». Пришёл на работу, сдал все дела и записался в ополчение. Этот путь начинался ещё до референдума. Тогда даже дубинок на всех не хватало. Кто с трубами, кто с палками. С бейсбольной битой – вообще «мажор». Общими силами дошли туда, где мы сейчас. В армии не служил.

Я не хочу пустить сюда их (сторонников киевских властей, - ред.) убеждения, идеалы и желания. Не хочу допустить здесь их фашизм. Я духом и сердцем всегда был ближе к нашим восточным соседям. Всегда хотел быть к ним поближе. Нам не дали отсоединиться. Они хотят убрать нас - инакомыслящих. Я здесь родился, здесь живу, здесь вырос – я не уйду».

Остальные двое приехали из России. Добровольцы. Они были шокированы инцидентом в Одессе, когда радикалы заживо сожгли мирных протестантов.

«Я сам с Урала. Курган. Служил в армии. Позывной «Пух». Но после того, что творилось в Одессе, я решил, что здесь я больше пригожусь. Я здесь чувствую, что нужен этим людям. Могу передать свои знания, которые получил в армии.

Чем я здесь занимался? Да в окопах сидел. Когда я сюда приехал, мы ещё не успели ничего «отжать» у украинских военных. Это мы сейчас у них всё «отжали». Есть, чем воевать. На тот момент у нас только были автоматы и палки. У них были и самолёты и вертолёты.

Я участвовал в боях в Саур-Молиге. Было тяжело. По нам стреляли из тяжёлой техники. Сами не подходили – боялись. Но мы не уходили. Особенно мне понравились их вертолёты, которые никогда не попадали. Хотелось бы им пожелать побольше обучаться.

После трагедии в Одессе я почувствовал злость. Мирных жителей сжигают заживо. Не дали им отстоять свои идеалы. Это неправильно.

Мы стараемся не думать о Минских переговорах. Мы солдаты. Как командиры скажут, так и будет».

«Мой позывной «Мирон». Я тоже приехал из России - доброволец. Белгород. Здесь нахожусь не так давно. Меня побудила сюда приехать жестокость киевских властей к людям, весь этот переворот, вся эта кровь. Конечно, одесский прецедент. Невозможно было оставаться равнодушным».

[vsw id="b-TH0-agzuU" source="youtube" width="425" height="344" autoplay="no"]

Илья Муромский


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...