Дмитрий Молчанов: Памяти Героев. Оборона георгиевского моста

Дмитрий Молчанов: Памяти Героев. Оборона георгиевского моста

Луганск, 2 февраля. 

На ржавом железном мосту подполковник, став на одно колено, возложил гвоздику, покрестился. Минута молчания. Разлили по стаканам водку и выпили. Три выстрела в воздух...

«Нас разъединили предатели-политиканы без малого четверть века назад. Предательски расчленили на сходке в Беловежской пуще. Сейчас в Киеве фашистская хунта клеймит патриотов Новороссии кличкой «сепаратисты», но настоящие сепаратисты - это те, кто предал великую державу, созданную титаническим трудом отцов и дедов, оплаченную кровью фронтовиков в Великую Отечественную Войну – СССР. И вот, потянулись унылые годы: голод и нужда 90-х, нудный казенный «госнационализм» 2000-х, майданы-скандалы-популизм…".

Всё это время нас мало-помалу убеждали: «единству с Россией уже не быть», «прошлое не вернуть», «Украина - не Россия». Казалось бы, это конец мечте о большой дружной Родине, которую мы потеряли, а кто-то уже стал свыкаться с идеей, что мы, де, не русские, а некие «русскоговорящие украинцы».

Иногда нам казалось, что мы можем полноправно участвовать в судьбе Украины, например, выбрав своего президента. И тут Оранжевая революция стала пощёчиной для всего Юго-востока. Нам чётко указали, что либо по их планам, либо никак. Донбасс, ворча, стерпел. Стерпел, потому что не хотел крови. Потом Евромайдан. И опять же: либо по-нашему, либо никак. А «схидняки»? Так они же «несвидомые», проклятье им, москалям-коммунякам, «ленинопад»…

И тут терпение лопнуло. СССР из могилы заговорил в душах своих детей: «Фашизм не пройдёт!». Львовский скунс разбудил-таки себе на горе донбасского медведя. И грянула «Русская весна». Площади Донбасса не видели таких собраний со времён шахтёрских забастовок 89-го года. Народ вспомнил, что он – советский народ. Дети победителей нацизма, самого страшного зла за всю историю человечества, восстали. Вчерашние шахтёры стали ополченцами. Простые трудяги стали воевать за свою землю и очаги. И становились Героями, побеждая даже ценой своих жизней».

Для подполковника армии ЛНР Виктора Верёвки эта поездка была особенной: он ехал помянуть боевых товарищей, которые "сложили головы", обороняя важную стратегическую точку, "георгиевский мост".

...Такие мысли роились в моей голове, когда мы ехали на георгиевский мост, который расположен в посёлке Георгиевка под Луганском. Со мной был подполковник армии ЛНР Виктор Верёвка. Для него эта поездка была особенной: он ехал помянуть боевых товарищей, которые сложили там головы, обороняя эту стратегическую точку. Я видел из окна машины унылую степь и пасмурное небо, но он, казалось, видел ещё и иной мир. Мир, в котором живы его товарищи-фронтовики. Он снова переживал их смерти, вспоминал их лица, разговоры, шутки. И последние минуты…

[vsw id="MAnTDO9G_oA&feature=youtu.be" source="youtube" width="425" height="344" autoplay="no"]

На ржавом железном мосту подполковник, став на одно колено, возложил гвоздику, покрестился.

Минута молчания. Разлили по стаканам водку и выпили. Три выстрела в воздух. Потом Виктор Владимирович делится воспоминаниями:

«Нам поставлена была задача удержать этот мост. Мы рассредоточились на этом берегу. И в один «прекрасный» момент со стороны аэропорта начал работать «Град». Со стороны высотки начал работать второй «Град», с этой высотки начал работать по нам миномёт. Авиация (за эту войну я такого ещё не видел), мало того, что отбомбилась, самолёты начали на снижении расстреливать нас из пулемётов. Было решено покинуть этот мост, и мы ушли на водокачку и держали оборону там. Нацыки зашли по дороге, и мы получились в «котле» с той и с этой стороны. Было принято мной решение отступать в сторону Лутугино. Немало здесь ребят наших полегло. Царство им небесное… Мы за них отомстим по-любому и отвоюем дальше земли. Вот всё, что осталось от нашей боевой машины (показывает на кусок обгорелого металла). Эх!.. Но, мост мы всё равно отстояли! Он остался, и служит сейчас людям, которые переправляются через него. Мы его отстояли, всё равно он уцелел! И так же отстоим нашу Новороссию! Отстоим по-любому! Как вы, сволочи, нацики, ни хотите завоевать нашу землю - не завоюете! Она наша. Наша была, есть и будет!».

Потом подполковник указывал мне места, где погибли ребята. Иссечённая осколками ива, где погиб наш снайпер. Небольшой пригорок, где накрыло ребят миномётом. Места, где вчерашние шахтёры стали Героями, обретя бессмертие в новейшей истории Новороссии.

Потянулась степь обратной дороги. Все погрузились в свои думы, и в кабине воцарилось молчание.

«Война имеет свойство раскрывать сущность людей. Неизвестный шахтёр обретает славу и подлинное величие, а вчерашний кумир майдана – позор рук, которые по локоть в крови невинно убиенных, и ненависть всех, кто достоин зваться людьми. Записные профессиональные патриоты бегут в обозе с женщинами и детьми, а недавние тихони стоят за свою землю насмерть. Кто обретает лик, а кто раскрывает личину», - думалось мне.

Дай, Господи, упокоение душам павших. Но не давай успокоиться живым! Пока последнему фашисту не загоним пулю в лоб, ибо ведали они, иуды, что творили. «Пулю в лоб, так пулю в лоб», верно?

Дмитрий Молчанов, Луганск.

 

 

 

 

 

 

 


966

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...