ПЛАТОН БЕСЕДИН: Путину, похоже, искренне нравится то, что он делает

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Путину, похоже, искренне нравится то, что он делает

Давно такого не видел, правда. Чтобы настолько ждали выступления президента. Депутаты, представители культуры, медики, педагоги, таксисты, домохозяйки – все, без исключения. А после комментировали, ругали, восторгались, плевались и трепетали. Это называется ажиотаж. Здоровый или не здоровый – другой вопрос. Трепет и предубеждение. Но то, что в России есть человек №1 – очевидно. Сказанное им априори становится руководством к действию для всей страны. Россия вернулась в царские времена. У нас вновь есть «культ личности». И это не только навязывание, идущее сверху, но и запрос изнутри страны, та самая народная воля.

На внешнем фронте – аналогичная история. Когда западные и прозападные СМИ рассказывают о том, как мировая политическая элита игнорирует Путина – это даже не смешно, а трагикомично. Императору не нужна свита – он трапезничает в одиночестве. И когда решительные люди вроде австралийского премьера Тони Эббота вдруг собираются продемонстрировать российскому президенту несколько приёмов из американского футбола, то итог их логичен – оправдываться и краснеть при личной встрече. Владимир Путин показал, кто есть главный, ещё в Милане, когда, опаздывая на встречу, заставил покорно ждать себя тех, кто ещё недавно столь пламенно говорил о бесполезности и отгороженности России.

Да, слишком много сегодня значит индивидуальный фактор. Историю пишут те, кто не боится брать на себя ответственность. Владимир Путин как раз из таких. «Крымская весна» подтвердила это.

Хотя, кто бы сомневался, есть иные мнения. Не будь Крыма – жила бы Россия спокойно, раз. Когда Путин возвращал полуостров, он не оценил последствий, два. Россия – в обвале, и аннексия Крыма приблизила её конец. Экономика – в крошку, её выметают за порог китайские и американские мётлы.

Оно, может, и так, но сказанное президентом в Послании, как минимум, отметает второе. Он всё понимал и всё оценивал. Тогда тем больше его вина, тут же найдутся противники. А благоволили ли к России до этого, возразят сторонники?

Но фокус в том, что независимо от сказанного Путиным, найдутся и утешенные, и оскорблённые. При этом и те, и другие будут вынуждены подчиниться. Они будут бессильны перед двумя вещами.

Первое – в большинстве случаев Путин говорит очевидные истины доступным, простым языком. И вот тут начинается самое интересное: народ видит расхождение между его здравыми рассуждениями и сюрреализмом окружающей действительности. Получается, что царь хороший, а с боярами – худо. Собственно, президент и сам признал, что из его поручений выполняется лишь 20% (это-то при его колоссальном авторитете).

Второе – Путину, похоже, искренне нравится то, что он делает. И в России это едва ли не единичный случай. Мы привыкли видеть сомнительные физиономии, а тут стоит бодрый такой человек, внятный; сам говорит, здраво рассуждает, уместно шутит. Чудеса!

Впрочем, российский президент выделяется на фоне всех мировых лидеров. Достаточно сравнить его уверенность с вечной помятостью Порошенко или измождённостью Обамы – разница, что называется, на лицо; буквально. В самые трудные моменты Путин умеет быть донельзя убедительным. И, к слову, вся эта антипутинская истерия в Украине во многом порождена завистью, что у страны нет своего Путина. Ведь ненависть обязательно идёт вкупе со страхом, а он в свою очередь сопряжён с признанием.

Послание 4 декабря лишь подтвердило это. Президент сказал то, что должен был сказать. И одни вновь воспылали патриотизмом, а у вторых желчь хлынула в печень. Но и те, и другие уважительно подчинились. Из-за любви или страха.

А, значит, в ситуации, которая всё настойчивее просит запасаться сухарями, критиковать будут всё правительство, но в итоге опять выдюжит только Путин, примерив мантию и виновника, и спасителя. Только к реальности это вновь не будет иметь никакого отношения.

Платон Беседин, крымский писатель и публицист


3808

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...