Климкин рассказал, что ждет Украину и мир при Байдене

Соединенные Штаты рецензируют отношения с Россией, но уже стало ясно, что Вашингтон будет способствовать перезагрузке режима Владимира Путина, используя все доступные методы. 


Путин ищет способы «преобладать их рейтинг» и отвлекать россиян от внутренних проблем страны. Поэтому вопрос поиска внешнего врага, который для Кремля традиционно является Киев, вернется в повестку дня. Соединенные Штаты помогут Украине в случае крупномасштабной агрессии только тогда, когда сама государство борется за собой. 
Такое мнение выразил экс-министр иностранных дел Украины Павел Климкин. 


Подписывайтесь на наш канал в Telegram и группу ВКонтакте
Заявление Baiden (что Путин является убийцей. - Эд.) Это важно не только политически. Байден знает и понимает Россию. Это означает, что весь комплекс данных, в том числе от американского интеллекта, который имеет на столе, он был сосредоточен одним словом. 


Сейчас происходит пересмотр нового администрации США-российско-российско-российских отношений. Я не знаю, когда он закончен, но я знаю, что он продолжается, я знаю определенные моменты того, что происходит. Кажется, что Соединенные Штаты примут стратегическое положение в России. Это будет означать постепенную перезагрузку сегодняшнего российского режима. 


В смысле политической правильности они, конечно, не будут сочтены публично, но, тем не менее, сегодня все ясно, что режим в России является фундаментальной угрозой демократическому миру. То, что делает Путин, - это покачивание и ослабление демократических институтов. И на основании этого американская позиция будет сформирована. Но сначала они разговаривают со своими друзьями и партнерами. 


Как поступить в Соединенные Штаты? Есть много способов. Русские, особенно молодые русские, очень недовольны своими перспективами. В этой стране у них нет изображения будущего. Они изолированы. Они обречены жить в реальной диктатуре. 


Что происходит с перезагрузкой в ​​режиме Путина после изменений в Конституцию, она действительно изменилась с самодержавия в то время как мягкая, так и в перспективе и жесткой диктатуре. Я думаю, что значительная часть россиян, особенно молодая, не готова взять этот выбор. 


Я не хочу держать никаких параллелей, но смотреть на Мьянму. Совершенно другая страна, где армия всегда играла фундаментальную роль. А что происходит там после военного переворота? 


На самом деле, существует так много разных вариантов, важно работать с партнерами, в том числе с нами, конечно, при условии уверенности. Соединенные Штаты будут делать ставки на все, что работает, чтобы уменьшить, и в будущем для устранения угрозы российского режима для демократического мира. 


Это не только ставка на гражданское общество в России. Это комбинация методов и средств. 
Я не исключаю никакого сценария из России и постоянно говорил об этом. Масштабное наступление, а не только в Донбассе. Я считаю, что угроза украинскому югу была и остается. И Путин в сегодняшней ситуации, когда маневры уменьшаются, будут искать возможности для ремонта его рейтинга и фактически отвлекают россиян от других вопросов. 
Даже его послание Государственной Думе постоянно откладывается. Я спешил ищу некоторые решения. Поэтому для него поиск внешнего врага и этого врага, конечно, мы являемся основной историей. 


Как это будет действовать, в какой последовательности является еще одним вопросом. Но для нас важно быть готовым и сплоченным. 


Что касается слов Кравчука (что Кремль может прибегать к атакам из-за проблем воды в Крыму. - Эд.) - Я постоянно говорил об этом. Я считаю, что опасность из России, конечно, остается. 


Будут ли наши друзья и партнеры помочь нам в случае широко распространенного наступления России? Может быть, это будет злиться на кого-то в определенной степени беспокоиться, но я верю, что мы поможем нам, если мы будем бороться за себя. 


Не нужно рассчитывать на Байдене, как и раньше на дядю Сэма. Это само должно бороться, а потом вы всегда будете помогать вам. 


Мы сражаемся сейчас? У нас нет системы, у нас нет стратегии, у нас нет видения. То, что происходит сегодня в Донбассе, это чистый сюр. Когда немцы и французы готовят некоторые предложения, мы знаем о них или не знаю, но мы начинаем комментировать их, они передаются, не передаются, что они имеют и почему нет - это убивает какую-то уверенность, что мы можем сделать что-то вообще во внешней политике. 
На Донбассе каждый день наши парни умирают, это ключевая история. Но я не вижу никакого видения, нет систематического, ни стратегии. 


В древней Греции стратег назвал тот, кто отвечал за оборону, внешнюю политику и имел ресурсы для этого. С нами, к сожалению, в этом смысле нет стратегии. Ну, политическая будет реализовать это. 
Мы в очень сложном моменте. Вы должны быть готовы к этому. 
 

Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен
MediaRating