Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Эксклюзив Новостного агентства «Харьков»

Годовщина расстрела на Майдане традиционно сопровождается ритуальными плясками, лицемерием и ложью главных бенефициаров. Но сегодня немалая часть украинского общества заметно приблизилась к прозрению относительно причин этой трагедии и к критическому осмыслению пропагандистских мифов, насаждавшихся почти шесть лет.

Подписывайтесь на нашу группу ВКонтактеTwitterTelegram, а также блог Дзен.

События 20 февраля 2014 года были обстоятельно «препарированы» защитой пятерых киевских беркутовцев, обвиняемых в расстреле протестующих. Адвокаты сотрудников «Беркута» сделали достоянием гласности показания грузинских снайперов: это раскрыло глаза многим легковерным людям, одурманенным пропагандой.

Когда бойцы «Беркута» Сергей Тамтура и Александр Маринченко решили после обмена вернуться в Киев и до конца участвовать в судебном процессе, это стало сильным раздражителем для тех, кто годами кормил общественное мнение искаженной картинкой трагедии.

Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Утро 20 февраля

Стефан Решко, один из адвокатов киевских беркутовцев, поделился своим видением событий 20 февраля и фактами, установленными в ходе продолжительного судебного марафона:

«Утром 20 февраля началось массовое наступление протестующих, которое вынудило силы правопорядка хаотично отступать вверх по Институтской. Натиск протестующих правоохранители пытались остановить, применив светошумовые и газовые гранаты, водомет. Это не принесло эффекта. Как и применение резиновых пуль.

Все эти спецсредства не были эффективны, они не остановили наступающих. Хотя перед ними были люди с оголенным оружием (что само по себе является предупреждением об опасности), наступающие все равно продолжали вести себя агрессивно, продвигаясь в сторону правоохранителей. И при этом исподтишка применяли оружие».

В тот момент у сотрудников милиции были все формальные основания применять огнестрельное оружие. Вопрос в том, как они его применяли, пытались ли они его применять с наименьшим вредом. Именно на эти вопросы и надо искать ответы, говорит адвокат: «Персонифицировать, кто применял, почему применял».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Разоблачающий фильм «Украинский обман» стал ночным кошмаром «соросят» и промайданной толпы

Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Как известно, официальная версия расстрела на Майдане строилась исключительно на одном видео, где была зафиксирована группа вооруженных людей в черной форме с желтыми повязками. Однако даже если предположить, что на этом видео зафиксированы беркутовцы, то вряд ли здесь может идти речь о прицельной снайперской стрельбе.

На этих кадрах после 1 мин видно, что автоматчики не ведут прицельную стрельбу, а единственный среди них снайпер только наблюдает в оптический прицел.

Адвокат объясняет: убегая назад, будучи в стрессовом состоянии, имея в руках АК, очень сложно специально попасть в голову с расстояния 100-150 м. А многие протестующие были убиты выстрелами в голову, в шею. То есть стали жертвами снайперской стрельбы. Кроме того, кем бы ни были люди в черной униформе, при условии что они правоохранители, — надо анализировать, были ли у них основания стрелять в той ситуации, которая сложилась.

«По моему мнению, даже если подходить формально, оснований было достаточно. Наши процессуальные оппоненты забрасывают нам: ну вот, как можно было применять такое сильное оружие по людям, которые были без оружия. Но статья 15 говорит, что оружие можно применять без предупреждения, в том числе по безоружным людям, при одном условии: если эти люди совершают групповое нападение... Количество нападавших людей было от нескольких десятков на передовой до нескольких сотен за ними, с возможным перерастанием этого нападения в несколько тысяч», — продолжает Решко.

По словам адвоката, нельзя утверждать, что нападавшие люди были без оружия. На видеокадрах заметно, что кто-то из них был с оружием. И эти нападавшие, с точки зрения людей в черной форме с желтыми повязками, очевидно, представляли собой угрозу. Они вели себя агрессивно, бросали коктейли Молотова, использовали салютные установки. С их стороны стреляли по правоохранителям. То есть их воспринимали как единое целое со стороны Майдана.

«Некоторым потерпевшим из числа майдановцев хватило смелости признаться, зачем они двигались в сторону отступающих людей с оружием. Некоторые отвечали на этот вопрос, что хотели занять баррикаду. Некоторые — что хотели взять администрацию президента штурмом. А некоторые признались: «Мы хотели до них добраться и поразрывать их, потому что терпение на тот момент лопнуло». Их не останавливало ничего, кроме пули из огнестрельного оружия, — это я вам сейчас буквально цитирую одного из потерпевших», — отмечает Стефан Решко.

 

Стрельба по правоохранителям

Многие показательные видео от 20 февраля 2014 года покадрово разбирались в Святошинском райсуде Киева в ходе процесса над пятью сотрудниками «Беркута». Там, например, четко виден момент, как митингующие передают через ограждение огнестрельное оружие.

«Это видео уже достояние суда. Зафиксировано, с чего начиналось. Статически стоят правоохранители возле стелы Независимости и статически стоят протестующие на баррикаде, которая разделяет одних и других. Идет легкое перебрасывание камнями, светошумовыми и газовыми гранатами, коктейлями Молотова. Но все, в принципе, стоят на своих позициях.

Потом начинается стрельба с консерватории, в 5:30. Она продолжается до 8—8:15 часов. Потом начинается отступление правоохранителей, эвакуация наверх. И эффект — как будто бы дамбу прорвало: одни отступают, а другие побежали в наступление. Как раз в этот период с низов на вершину баррикады передается оружие. Выстрел — оружие назад.

Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Будет неправильным считать, что применение оружия, если и было со стороны митингующих, закончилось в 9 часов. Нет, не закончилось. Около 9:15 был убит в районе Жовтневого палаца выстрелом в голову сотрудник «Беркута» Николай Симисюк. Чуть раньше, примерно в том же районе, был ранен другой сотрудник «Беркута». И потом уже в самом верху, в районе правительственного квартала, позиции силовиков обстреливались и в 11, и в 12 часов. А последний выстрел по баррикадам, где находилось подразделение «Омега», был 21 февраля», — рассказывает адвокат.

 

Об идентификации оружия

Стефан Решко добавляет, что на утро 20 февраля в центральной части Киева с огнестрельным оружием были не только люди в черной форме с желтыми повязками, которых сторона обвинения считает подразделением «Беркут». Установлено, что в непосредственной близости там присутствовали также подразделение ВВ «Омега», контрснайперское подразделение УГО, подразделение по борьбе с терроризмом СБУ «Альфа», спецподразделение «Сокол» — всего около 150 человек.

«У некоторых из них было оружие, идентичное тому оружию, которое на вооружении у «Беркута». Это 7,62 на 39, у некоторых 7,62 на 51, 7,72 на 54. И остатки пуль последних двух калибров тоже были найдены на месте событий. При таком скоплении спецподразделений с похожим оружием, при таком количестве жертв надо очень скрупулезно подходить к идентификации оружия. Потому что только эта идентификация может дать ответ, скольких людей подстрелил Иванов Иван Иванович, скольких Петров Петр Петрович и т. д. Абсурд, когда вешают на подразделение «Беркут» все 48 человек, получивших сквозные ранения», — подчеркивает адвокат.

Точка кипения - 20 февраля: адвокат «Беркута» рассказал, о чем молчит официальная версия

Допрос политиков

Решко сообщил, что в судебном слушании ожидается еще ряд свидетелей, которых надо допросить. Например, Андрей Шевченко - в феврале 2014 года депутат Верховной Рады (а с 2015 года был послом в Канаде). Именно ему первому позвонил командир днепропетровского «Беркута» и сказал, что по милиционерам стреляют: сделайте что-нибудь, остановите, потому что будет беда.

Впрочем, во время допроса политиков в суде далеко не всегда можно рассчитывать на их честность. Так, Андрей Парубий вообще заявил, что даже не видел коктейлей Молотова во время протестных акций.

«По моему мнению, как адвоката, который имеет возможность эти события щупать за оголенные нервы, самое страшное, что произошло в ноябре 2013 — феврале 2014, — это попрание основоположного принципа государственности. Был нарушен принцип монополии государства на применение силы. То есть кто-то в какой-то период посчитал, что он может применять силу в отношении милиционера только потому, что ему не нравится, как тот себя ведет или не там стоит», — завершает Стефан Решко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Самый страшный день Украины. Стало известно, кто не дает расследовать события 20 февраля

Алексей Горин специально для Новостного агентства «Харьков».

Фото: «Русская народная линия», книга «Майдан. Нерасказанная история» (фотограф Макс Левин).

Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен

Новости партнеров



Загрузка...