Крымский референдум глазами харьковчанина: как все начиналось в 2014 году

Крымский референдум глазами харьковчанина: как все начиналось в 2014 году

В марте 2014 года харьковский писатель и публицист Константин Кеворкян был очевидцем протестных выступлений на Юго-востоке и референдума в Крыму.

Поездка на полуостров из бурлившего в те дни Харькова была связана с тем, что информационная повестка весной 2014 года оказалась чрезвычайно насыщенной. Помимо событий в Донбассе, Харькове, Одессе, внимание было приковано к Крыму, поскольку там появились «вежливые люди» и обозначилось вмешательство неких стабилизирующих сил в развитие кризиса.

В те дни создатель видеоканала «Первая столица» еще свободно курсировал между Харьковом и полуостровом. Исключение Кеворкяна из союза журналистов за инакомыслие и его эмиграция последуют летом 2014 года. Об украинских потрясениях и последствиях государственного переворота им написаны публицистические книги «Братья и небратья. Уроки истории» и «Унесенные майданом. Украинский дневник».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группу ВКонтакте и блог Дзен.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

Жребий брошен

Воспоминаниями о Крыме в дни референдума и соображениями об уроках этих событий Кеворкян поделился с редакцией Новостного агентства «Харьков»:

«Где-то к началу марта стало очевидно, что Крым из общеукраинской повестки дня выпадает. События здесь развивались динамично: были конфликты и столкновения, потом — процесс разоружения украинских воинских частей. Уже стала известна дата референдума, началась подготовка к нему. Внутриукраинская повестка развивалась на глазах, а мне было чрезвычайно любопытно понять, что происходит на самом деле в Крыму. И незадолго до референдума я выехал из Харькова, чтоб увидеть референдум собственными глазами».

Первое, отмечает Кеворкян, что его удивило, был досмотр в поезде. Все было корректно и очень ненавязчиво, но, тем не менее, это была проверка документов.

«Я даже не понял: это российские пограничники, или крымчане, которые уже были в новой, движущейся к России реальности? После того запомнилась бронетехника за перешейком, которая, как я понимаю, контролировала этот участок железной дороги. Она была отчасти замаскированной, отчасти стояла на открытых позициях. В ее возможностях не было нужды сомневаться», — рассказывает Константин Кеворкян.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

Направляясь в Севастополь, журналист ожидал увидеть город, находящийся в состоянии сильного возбуждения. Ведь в те дни в родном Харькове не прекращались антимайданные митинги возле памятника Ленину. Аналогичные процессы происходили и в других городах Юго-востока.

«Каково же было мое удивление, когда я увидел яркий и солнечный Севастополь, который был вполне безмятежен. Наверное, потому что жребий уже был брошен. Уже стало понятно, как будут развиваться события. И люди были воодушевлены, но спокойны. Я проехал по всему южному берегу Крыма: повсюду примерно одна и та же картина — ожидания и предвкушения перемен, огромного облегчения людей, связанного с чувством миновавшей опасности. Уже и крымская элита начала интенсивно переориентироваться».

По словам писателя, в начале крымских событий некоторые представители крымской элиты не приветствовали русские флаги, какие-то чиновники, наоборот, снимали триколоры, бюрократическими методами препятствовали выступлениям. Но когда ситуация была определена, их энергия всё в том же бюрократическом русле была направлена на подготовку к референдуму.

«Эта процедура сложная, трудоемкая, но ее в достаточно сжатые сроки нужно было организовать», - продолжает Кеворкян.

Во время референдума писатель находился в Алуште. Говорит, что этот день запомнился ему необычайным воодушевлением и подъемом, доброжелательной атмосферой. Это было сродни народным гуляниям.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

«Такого количества людей не в сезон я никогда не видел на улицах крымских городов. И исходя из увиденного и своих субъективных впечатлений, я абсолютно доверяю результатам референдума. В то время, как Крым под защитой «вежливых людей» смог провести свой референдум, другие регионы Юго-востока пытались отстоять право на федерализацию, на русский язык как второй государственный, рассчитывая, наверное, на поддержку».

Магистральный путь и отклонения

Кеворкян проанализировал плюсы и минусы пятилетки, прошедшей после вхождения полуострова в состав РФ. По словам писателя, в Крым вкладываются огромные средства. Капитальные вложения сейчас в 8-9 раз превышают те, которые были при Украине. Естественно, сегодня на слуху такие проекты, как Крымский мост, автострада «Таврида», симферопольский аэропорт, Балаклавская и Таврическая ТЭС.

Есть и меньшие по объему проекты, тоже значимые для людей, которые проживают на той или иной территории полуострова. Например, реконструкция набережной Евпатории или строительство большого театрального комплекса в Севастополе. Такие примеры носят локальный характер, но они чрезвычайно важны.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

«Главной сложностью является невысокий уровень местных управленцев. Они не справляются с объемными задачами, которые вдобавок еще и происходят в непривычном для них законодательном поле. И потому часто бывает так, что деньги, которые приходят от государства, отправляются назад неосвоенными. Эти цифры достигают до 60-70% выделяемых средств. Это вызывает в Москве изумление. И иногда следуют конкретные административные выводы.

При этом Москве, отмечает Кеворкян, приходится озаботиться повышением качества крымского чиновничьего аппарата путем переподготовки, стимулирования, выдвижения новых кадров.

Есть также проблемы дороговизны, невысокого уровня заработных плат относительно остальной материковой России, внешние санкции затрудняют развитие полуострова. Все эти проблемы постепенно решаются. Писатель убежден: если бы проводился повторный референдум и крымчанам предложено было бы вернуться в ту Украину, режима 2014 года, которая выстроена на остатках былой государственности, подавляющее большинство с ужасом сказало бы «нет!». Магистральный путь, выбранный 16 марта 2014 года, оказался верен.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

Оружие пропаганды

Основной проблемой писатель считает определенную беззаботность крымчан по отношению к планам бывшей неньки любыми способами попытаться вернуть полуостров: «В первую очередь, для этого используются сейчас оружие психологической войны, пропаганда. Сейчас на Крым вещают до десятка украинских каналов и радиостанций. Украинские каналы присутствуют в кабельных сетях. Работает также большое количество сайтов, специализирующихся на крымской тематике».

Часто, некоторые ресурсы призваны вносить раздрай в общество. Однако там часто бывает настолько глупая и несоответствующая действительности информация, что крымчане могут только вздохнуть и отвернуться от данных ресурсов.

Крымский референдум глазами «Первой столицы» и второй стул как оружие психологической войны

Публицист добавляет, что гораздо большей проблемой является распространение среди некотрых крымчан украинских загранпаспортов. А местные власти не придают ей особого значения.

«Если государственные служащие или военнослужащие выбирают, по безалаберности или наплевательскому отношению к дальнейшим последствиям, все же украинский загранпаспорт в легкой надежде мотнуться в Европу и т.п., то, наверное, это попытка усидеть на двух стульях».

Во-первых, отмечает писатель, этот спрос на украинские загранпаспорта размывает идентичность крымчан как носителей сделанного в 2014 году осмысленного выбора. Во-вторых, это создает и определенные риски для других жителей полуострова. Не секрет, что СБУ часто фильтрует интересующих ее людей при пересечении границы, а некоторых и вербуют, и они выступают информаторами украинских спецслужб на полуострове.

«При этом проблема загранпаспорта не стоит и выеденного яйца. Пусть не во всех европейских вояжах можно воспользоваться загранпаспортом, выданным в Крыму. Но крымчанин может получить загранпаспорт и на материке в РФ», — завершает Кеворкян.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Французский политик подчеркнул историческую принадлежность Крыма России

 Евгения Кравцова, специально для Новостного агентства «Харьков»

Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен

Новости партнеров



Загрузка...