Харьков в тылу: контрактник рассказал шокирующую историю - как оружие ВСУ толкают на рынках, чем заработать на войне и почему АТОшникам все обязаны

Харьков в тылу: контрактник рассказал шокирующую историю - как оружие ВСУ толкают на рынках, чем заработать на войне и почему АТОшникам все обязаны

Харьков, 10 февраля.

«Для меня война это хорошо, да и все что случилось после майдана только на пользу. У меня есть и работа, и деньги, а то, что в армию забрали, ну так и что, лучше уж так, чем как раньше», - рассказывает Игорь, водитель-контрактник ВСУ.

Попав под мобилизацию, отслужив год, он решил не возвращаться к себе на родину в Ивано-Франковскую область и остался служить дальше. Его работа сегодня, как говорит сам Игорь, - реализация на рынке «ненужной» гуманитарной помощи, что поступает в войска. Поэтому он регулярно объезжает все базары Харькова на своем микроавтобусе, на котором вместо государственных номеров нарисована символика его подразделения.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и группы ВКонтакте и Facebook

Харьковские рынки сегодня переживают не лучшие времена. На любом из них половина торговых точек закрыта. Хозяева магазинчиков не могут содержать такое же количество наемного персонала как раньше, поэтому если не прекратили работать окончательно пытаются торговать – перебегая от одного торгового павильона к другому.  Но это уж совсем отчаянные оптимисты.

Большая часть владельцев торговых площадок просто оптимизировались, закрыв несколько из магазинов. Оставшиеся работать превратили в своеобразный вариант «блошиного рынка». Рядом с вереницами «элитных» платьев можно увидеть висящие на вешалках утепленные штаны для работы на улице и разнообразный секонд хенд. Очень много и товара с сомнительным прошлым. Например, в углу контейнера стоит несколько ящиков армейского вида, в которых обычно перевозят цинки с патронами. В открытом верхнем, правда, всего лишь стопки алюминиевых тарелок. Очень похожих на солдатские.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ «Байки про трудные времена и необходимость реформ»: на каждом украинце весит долг в несколько миллионов долларов

Харьков в тылу: Война войной, а сало надо перепрятать, или Как обмундирование и оружие ВСУ толкают на рынках

Именно с такими торговцами и предпочитает работать Игорь. Особенно, если учитывать, что ассортимент его товара каждый раз разный. Сегодня он привез вязанки войлочных стелек для обуви разных размеров. Сдает оптом. По весу. Выходит почти тонна.

«Бывает, пришлют, какие-нибудь бизнесмены свой товар для солдат, чтобы попиариться, а он в части никому не нужен. Майки там, кастрюли разные или какие-то книги украинские. Вот командир и отправляет меня на харьковские рынки, чтобы сдать все на продажу. А что стельки зимой солдатам не нужны? Нужны, конечно, но прислали много, это остатки, которые приказали продать. А деньги, куда? Я отдаю начальству, а они уже мне отплачивают. Я в месяц минимум две своих зарплаты имею и всякие полезные штуки дополнительно, так что доволен», - говорит контрактник.

Покупатель товара более чем доволен сделкой. Игорь отдал всю партию стелек практически за полцены от той, что на лотках. Объясняет, что ему тоже выгодно, даже остался в прибыли, командир назвал сумму, которую тот должен привезти, а «толкнуть» удалось на две тысячи дороже. Так что, улыбается солдат, можно не торопиться назад в часть, а спокойно посидеть в кафе до вечера.

Харьков в тылу: Война войной, а сало надо перепрятать, или Как обмундирование и оружие ВСУ толкают на рынках

«Редко бывает такой ходовой товар. Помню этим летом долго не мог пристроить сто штук зимних бушлатов. Все говорили не сезон и свободных денег нет. А начальство четко сказало, все продать и быстро, так как ждали комиссию из Киева, а они не должны были видеть, что у нас есть зимняя одежда. Помучаться, конечно, пришлось, но все распродал. А что комиссия? Нормально, вошли в положение и выдали приказ: обеспечить нас обмундированием на зиму», - отмечает он. 

Игорь - участник боевых действий, соответствующий документ в наличии. Демонстрирует с гордостью. Хотя, как сам рассказывает, ни разу автомат в руках не держал и ближе расположения части к фронту не выезжал. Просто он нужный человек и начальство его ценит. Вот и сделали все как надо.

«Схема несложная, если вдруг где обстреляли друг друга с обеих сторон, командиры составляют рапорт, что были боевые действия, а правильных людей в этом документе прописывают как прикрепленных к воевавшему подразделению, три таких справки и все - удостоверение УБД на руках. Плюс, такие типа бои - выгодное дело. Под них спишут и боеприпасы, и ГСМ, и «потерянное» в бою имущество. Всем выгодно», - уверен Игорь.

Харьков в тылу: Война войной, а сало надо перепрятать, или Как обмундирование и оружие ВСУ толкают на рынках

То, что списано или «утрачено в бою», также идет на харьковские рынки. Даже по официальным данным, объемы нелегально торговли оружием и боеприпасами на Украине выросли в четыре раза, по сравнению с домайданным периодом. И это только по факту задержания торговцев или товара. А сколько его реально ушло на сторону, не скажет никакой специалист. Так что то, что жизнь на фронте давно стала не столько опасной для жизни, сколько выгодной, знают все, кто служит сегодня в ВСУ и стал вольно или невольно участниками этой странной войны. Особенно много пользы АТО приносит командному составу, солдаты тоже стараются поиметь свой «гешефт», пусть и в меньших объемах.

«Я домой не вернусь, у нас там никогда работы не было, хозяйства у меня нет, в Польшу ехать на заработки не хочу, а тут уже нашел себе дом почти под Изюмом. Хозяева уехали, документы на дом бросили, но я в сельсовете договорился, я же участник боевых действий, мне льготы положены, вот и взял, так, что теперь имею собственность тут», - говорит Игорь.

У Игоря впереди еще два года службы, в планах не только обустроить свой «честно заработанный» новый дом и завести хозяйство, но и, как он говорит, почистить соседей. Слишком много в поселке, где он собирается жить, непатриотичных, по его мнению, жителей.

Харьков в тылу: Война войной, а сало надо перепрятать, или Как обмундирование и оружие ВСУ толкают на рынках

«Мы с ребятами из части уже не раз говорили, что надо всем тут оседать. Земля здесь хорошая, погоним «сепаров», если не с Донецка, то хоть из села. А то есть недовольные, что патриоты пришли сюда, но мы с ними разберемся со временем и заживем как справжни казаки – военным поселком. Если бы нам государство еще бы и оружие после армии оставило, то мы бы тут серьезно устроились и навсегда», - делится мечтами «будущий» казак.

Игорь считает себя гуцулом, но при этом вполне сносно разговаривает на русском: за два года, смеется, обрусел, потому, что бизнес все тут ведут только на русском. Но родным считает украинский язык, по крайней мере тот, на котором разговаривают у него дома. При этом достаточно часто, кроме украинской мовы, в его речи проскакивают слова то из польского, то венгерского языков. Кто или что такое все эти штифлики и финджи, реклики и папучи можно догадаться только по смыслу предложения, или когда Игорь указывает на них пальцем. Сам он говорит, что это у него так тоска по дому вылезает. И он, конечно же, может сказать вместо своих диалектизмов, правильно по-русски: окурок и кружка, пиджак и тапочки, но считает, что пусть местные привыкают к исконному языку патриотов.   

Игорю 26 лет, он практически ровесник незалежности Украины, после окончания восьми классов школы работал трактористом, потом разнорабочим на стройках, последнее место трудоустройства перед мобилизацией - охранник в супермаркете. Фирма, на которой он числится, до сих пор сохраняла его рабочее место и регулярно выплачивала заработную плату пока он числился мобилизованным.

Харьков в тылу: Война войной, а сало надо перепрятать, или Как обмундирование и оружие ВСУ толкают на рынках

Их он тоже теперь считает «сепарами», потому что когда Игорь официально перешел на службу в армии по контракту, львовские бизнесмены перестали отчислять ему деньги каждый месяц. Даже несмотря на то, что сейчас он получает в несколько раз больше, чем когда работал охранником, и соглашаясь с тем, что последний раз на работе был два года назад, говорит: «я же их тут защищаю, они обязаны мне платить, а раз не хотят, значит враги Украины».    

И таких «игорей» в украинской армии сейчас много. Они уверены, что все им должны, даже если они сами ничего не делают полезного. Те, кто просто попал под мобилизацию, уже давно вернулись по домам, стараясь вычеркнуть из памяти, что они вообще были там и принимали участие в гражданской войне. Остались на контракте те, для кого война - самый лучший способ устроиться в новой майданной жизни Украины так, чтоб о скором завершении конфликта в Донбассе и речи быть не могло. Это не только политика государства, но и желание многих украинцев, приехавших сюда на заработки. В отличие от Польши, ведь тут, чтобы иметь деньги, не нужно даже работать. Зато бандеровских льгот и мародерских возможностей масса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: К началу Олимпийских игр будет что-то серьезное - разведывательные беспилотники США ведут слежку в ЛДНР, в Мариуполь прибыла новая бронетехника

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и группы ВКонтакте и Facebook

Сергей Силантьев


Новости партнеров

Загрузка...


Загрузка...