ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украину превращают в рынок рабов

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украину превращают в рынок рабов

В Украину прибыл южноамериканский уголь. Вполне себе зачин для сюрреалистического рассказа. Но это не выдумка и не фантазия, а современные украинские реалии. Хотя ещё год- два назад подобное могли представить разве что потребители курительных смесей. Но Евромайдан, ставший следствием глупости, западного влияния и жадности предыдущего режима, превратил безумие в норму. Что называется, разгребайте.

И тем страннее выглядит реакция части Украины на прибытие южноафриканского угля. Понятно, что с потерей Донбасса это меньшее из всех зол, но если торжество китча политиков ещё можно понять, безапелляционное счастье рядовых украинских граждан удивляет.

Есть непонимание. Непонимание того, что за всеми этими ванильными лозунгами о строительстве нового государства, возрождении украинской идентичности и «помогающей загранице» скрывается политика трансформации Украины в рынок рабов. Их количество – оставшиеся сорок пять миллионов, безусловно, много – для начала будет минимизировано, а затем превращено в потребителей импортируемых продуктов, бесполезных для западного рынка. И при этом рабы, будущий обслуживающий персонал для корпораций, должны быть счастливы. Они должны гордиться своим зависимым положением. Для этого, собственно, им будет достаточно идеи того, что они не с русскими, и может когда-нибудь их возьмут в единую Европу. Всё обязательно будет, только ждите.

Этой басенкой кормили украинцев все двадцать три года независимости. И вот удивительно – выкормили! Правда, девица оказалась несколько не живучей, расшатанной, но тем не менее оказалась.

Девица эта посажена на цепь. Куда дёрнет хозяин – туда она и посмотрит. Девица эта подсажена на иглу. Чтобы получить очередную дозу – нужно попросить хорошенько.

Зависимость – вот та дефиниция, которая в полной мере определяет нынешнее положение Украины. Впрочем, так было всегда. Польша, Литва, Российская Империя, Советский Союз – вассалы менялись, но зависимость сохранялась. И по-своему это было даже неплохо, потому что можно было накачивать украинцев ненавистью к внешнему врагу, используя её в качестве и инструмента, и средства как панацею от многих, если не ото всех бед.

«Украина – не Россия» – сформулировал президент Кучма национальную политику. Вот только частичка «не», как известно, подсознанием не усваивается, да и фактически Украина оставалась с Россией. Москва дотировала Киев, как минимум, бесплатным газом, но в итоге оказаться инфернальной сущностью, от которой происходило всё зло в Украине.

Потому откол от Росси был и алогичен, и в то же время закономерен. Он, собственно, и случился. Но стало не легче. Не заколосились свободой украинские поля. Не показалось на небе вольное солнце. Всё, в общем-то, стало лишь хуже, потому что оставшийся хозяин оказался не милосерден. Он лишь требует и лишь попрекает.

Рынок сбыта, рынок рабов – вот, что хотят сделать из Украины. От того и кормят её граждан националистическим бредом, как амфетаминами, чтобы раб был счастлив и не замечал своего положения.

Платон Беседин, писатель и публицист

Виктор Другоруб


3935

Новости партнеров