Керченский мост: эксперт рассказал о потенциальных угрозах и диверсиях в Крыму

Керченский мост: эксперт рассказал о потенциальных угрозах и диверсиях в Крыму

Керчь, 23 сентября. 

Сегодня всерьез заговорили о безопасности стратегического строительства в Керченском проливе. В этом году стало понятно, что необходимо не только отслеживать риски и угрозы, но и принимать превентивные меры. Например, сообщалось, что сформировано подразделение боевых аквалангистов Нацгвардии России, которые будут задействованы в охране Керченского моста.

Если прошлой осенью к агрессивным замыслам и обещаниям Ленура Ислямова (который и организовал блэкаут Крыма) создать мобильные морские отряды для блокады полуострова крымчане отнеслись как к анекдоту, то этим летом они уже в другом свете могли оценить его деструктивную деятельность.

В июне Эрнест Аблязимов, боец батальона имени Номана Челебеджихана, сдавшийся с повинной крымским правоохранителям, свидетельствовал о том, как Ислямов пытался к началу курортного сезона организовать диверсию в Керченском проливе. А в августе крымчане убедились, что террористическая угроза стратегическим объектам Крыма не надумана, а вполне реальна. Судя по всему, и в проекте строительства сделаны корректировки и дополнения с поправкой на проблемы безопасности. 15 сентября министр транспорта РФ Максим Соколов заявил:

«Дополнительно к проектной документации разработан раздел по транспортной безопасности, включающий антитеррористическую защищенность объекта».

«Нельзя доверяться волнам…»

В начале этого года было зафиксировано несколько судоходных происшествий в Керченском проливе. Они стали своего рода напоминанием об уникальных особенностях этого места.

Первый тревожный звонок раздался во время новогодних праздников, когда паром едва не столкнулся с пароходом. Аварийную ситуацию замяли. По рассказам специалистов, события развивались следующим образом: пароход шел без лоцмана, паром обгонял судно. Центр регулирования движения судов (ЦРДС) дал добро на это. И в тот момент, когда обгон был почти завершен, с парома попросили разрешения завернуть на подходной канал. Во время этого маневра судно подрезало паром. Произошло касание…

19 марта теплоход «Лира», отклонившись от предписанного маршрута, въехал в опору рабочего моста. Судно шло под панамским флагом, владелец — турецкая компания. Интернациональный экипаж состоял из граждан Турции, Грузии и Индии.

3895110

Когда обгон был почти завершен, с парома попросили разрешения завернуть на подходной канал. Во время этого маневра судно подрезало паром. Произошло касание…

После этого казуса было уже невозможно замалчивать тему безопасности в проливе. А через десять дней возник еще один информационный повод. Судно «Сормовский-48» («прописанное» в Сент-Китс и Неви, островном государстве Карибского моря) не вписалось в пределы Керчь-Еникальского канала… Оно лишь по счастливой случайности избежало столкновения с плавкраном «Севастополец» и опорой строящегося рабочего моста через пролив.

В те дни был поставлен ребром вопрос о том, что приказ №313 Минтранса РФ (подписанный осенью 2015 года) чреват большими неприятностями и катастрофическими последствиями, поскольку разрешает судам с определенными габаритами (с осадкой менее 4,5 метров или длиной менее 140 метров) ходить по каналу без лоцманской проводки. А экономия на керченских лоцманах (хорошо знающих пролив) ставила под угрозу безопасность строительства моста…

Предаварийные ситуации возникали и раньше. Например, с иностранными судами, которые по каким-либо причинам, не следовали указаниям оператора ЦРДС. Нередко это объясняется проблемами перевода. Все пользуются морским разговорником, но английский язык турка и английский язык русского несколько отличаются.

Порой доходило до того, что оператор рекомендует турку занять середину канала, а судно несется за бровку… Разумеется, подобная ситуация была бы немыслима, если бы эта судоходная компания пользовалась услугами керченских лоцманов.

Можно ожидать чего угодно

Августовские события, когда украинские диверсионные группы проникли на Крымский полуостров, заострили вопрос о безопасности стратегических объектов. Это заставляет пристальней взглянуть на человеческий фактор — в какой среде у диверсантов могли быть пособники.

Недавно украинские СМИ с возмущением писали о том, что в строительстве Керченского моста участвуют фирмы, зарегистрированные в Киеве, такие как «Бест Бетон», «Боспорэкострой». А после истории с диверсионным рейдом уже российская сторона должна была тщательно анализировать информацию о партнерах из Украины, задействованных в реализации важнейшего российского проекта.

most_3

Эксперты взывают к осторожности при выборе персонала для строительства моста

О потенциальных рисках, связанных с участием трудовых мигрантов в возведении Керченского моста, корреспонденту НА «Харьков» рассказал Андрей Панкратов, главный инженер строительно-проектного предприятия.

«Мы по долгу службы принимали участие в строительстве, поставляли туда рабочую силу из Чувашии, из Самары. На самой стройке работает множество людей с Украины, о которых мало что известно. Фактически нет никакого фильтра для мигрантов, приезжающих в РФ, особенно через спокойные или полуспокойные области — Харьковскую, Сумскую. Человека никто особо не проверяет, он получает патент в Краснодарском крае и непосредственно участвует в строительстве. Если учесть, что там работают 400-500 выходцев из Украины, на сегодня мы имеем несколько десятков потенциальных диверсантов, агентов. И от них можно ожидать что угодно», — говорит Андрей Панкратов.

Эксперт отмечает, что украинские рабочие и инженеры на хорошем профессиональном счету, поэтому без труда устраиваются на российских предприятиях. Наиболее котируются приехавшие с Украины сварщики, операторы кранов, их охотно берут в качестве высококвалифицированной рабочей силы.

К тому же работодатель может оказывать предпочтение украинским рабочим, так как они более сговорчивы и менее привередливы.

771

Фактически нет никакого фильтра для мигрантов, приезжающих в Россию, говорит эксперт

Андрей Панкратов уверен, что среди украинских строителей могут оказаться люди, которые прошли АТО в Донбассе.

«Сегодня не так уж и смешно предполагать, что могут быть заложены какие-то заряды в опоры. Сейчас диверсия на строительстве моста невыгодна никому, потому что она выявит какие-то прорехи в системе безопасности и будут приняты меры. То есть осуществить диверсию потом будет уже сложнее. Но вот когда мост построят, а в нем будет что-то заложено, и если в самый ответственный момент, во время открытия или через некоторое время эксплуатации, мост будет поврежден или даже некоторые пролетные секции будут уничтожены, это станет большим ударом», — продолжает Панкратов.

Зерна от плевел

Эксперт считает, что степень доверия профессиональным качествам украинских работников на стратегических предприятиях должна подкрепляться тщательной проверкой их человеческой надежности, идеологической безупречности.

Панкратов поясняет, как лично он в качестве работодателя отделяет зерна от плевел. Прежде всего, старается брать тех, кого знает по совместной работе на территории Украины, людей проверенных.

Есть такое понятие — «строительная паутина». У прораба, у начальника участка, имеется ряд знакомых, которые поставляют рабочую силу. Поставщик ручается за тех, кого привез. Если что случится, он рискует потерять возможность поставлять рабочую силу в дальнейшем.

«На первом этапе можно выявить, поддерживал ли человек Майдан, участвовал ли в карательной операции в Донбассе. Мы стараемся не брать тех, кто замарался (и неважно, по каким причинам он там оказался). Я знаю, что напрямую бывшие АТОшники приезжали в РФ. Они нередко группируются по принципу землячеств. Зачастую люди сами в разговорах друг с другом выдают себя, рассказывая, как стояли там-то, как их накрыло при обстреле… А вообще, такая ситуация стала возможна по причине того, что украинская рабочая сила сегодня несколько дешевле российской. Да и украинские материалы выгоднее везти на строительство. И подрядчики есть украинские», — делится наблюдениями и опытом работодателя Андрей Панкратов.

Он добавляет, что при этом и среди российских работодателей есть люди, которые поддерживают всё, что творится на территории Украины. Они это считают неким проявлением свободы, поэтому беспрепятственно берут на работу «идейно близких» украинцев, то есть антироссийски настроенных.

"майдан" (фото из Facebook Алика Ветрова)

Среди российских работодателей есть люди, которые поддерживают всё, что творится на территории Украины

Эксперт подчеркивает, что Россия упустила такой важный нюанс как идеологическую борьбу в руководящих кадрах. Показательный пример: в апреле-мае 2014 года Ленур Ислямов был заместителем главы крымского правительства. Через полтора года он уже организовывал блокаду Крыма, а потом уже и диверсии на территории полуострова.

Иногда руководители крупных предприятий, банков ведут себя не в интересах РФ. В итоге на территории страны появляются те, кто абсолютно бескорыстно работает на «украинских партнеров». Они принимают на работу людей потенциально опасных, а иногда скрытых шпионов и диверсантов.

Нужно учитывать также, что в Крыму оседали со времен Кучмы, Ющенко, Януковича выходцы из центральных и западных областей, приезжавшие работать. После «Русской весны» эти люди получили российские паспорта, хотя и поддерживали Майдан. По мнению эксперта, сегодня некоторые из этих людей потенциально готовы работать на украинских диверсантов, помогать террористам Ислямова.

Мелкие пакости, крупные угрозы

В ряде случаев работодатель сталкивается с тем, что трудовые мигранты с Украины приезжают агрессивно настроенными. Они пребывают в полной уверенности, что Россия — виновница их проблем и бед, не склонны задумываться над тем, что события, подобные майданным потрясениям, никогда не приводили к повышению жизненного уровня.

Панкратов объясняет это в первую очередь действием агрессивной украинской пропаганды. При этом эти люди упорно продолжают ехать на заработки в Россию, устраиваться там. Бывает, что агрессия ограничивается разговорами в тесном кругу. А бывает, что украинские мигранты мелко вредят, срывают сроки работ. Если хорошо подготовиться, то и серьезней можно навредить…

Эксперт отмечает: строители всегда способны сделать мелкие профессиональные пакости, например, недоварить арматуру, например. Здесь поле деятельности безгранично.

327448_size2

На строительстве моста рабочим в среднем платят 25-30 тысяч рублей, специалистам и инженерно-техническому персоналу — до 80 тысяч рублей

На стройках случалось, что недовольные заказчиком строители затыкали трубу, чтоб не было циркуляции тепла в доме. Практиковались и такие пакости: пластиковые бутылки с камешками выкладывались у основания колонны, их заливали… Потом приходилось переделывать работу.

Всю эту методологию строительного вредительства можно экстраполировать и на стратегический объект. Эксперт убежден: вряд ли мелкие пакости как-то повлияют на результат, но замедлить строительство могут. Если со сваей что-то делали не так, ее придется переделывать. Все это может привести к задержкам сроков. А вот закладка взрывного устройства может привести к большой беде.

Нет надежного фильтра

Эксперт приводит такой пример: недавно программа «Разведчики» украинского «17 канала» пыталась снимать строительство моста. Журналисты призналась, что днем с камерой им не подобраться. Программа показала, что к самой стройке подойти действительно сложно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Президент Путин осмотрел Керченский мост с высоты птичьего полёта

Панкратов предлагает логически домыслить ситуацию. Злоумышленники вряд что-то провезут на объект. Но если предположить, что агенты там уже присутствуют, возможно сделать закладку взрывного устройства. А еще нужно учитывать, что большое количество украинских военных, перешедших служить РФ, находятся на базах…

«Мы не знаем, выявляли ли среди бывших украинских военных тех, кто лояльны к сегодняшней политике Киева и готовы к диверсиям. Это не положено знать. Но появление людей, готовых перейти к терроризму на полуострове, вполне возможно. Ведь в Крыму иногда находят какие-то закладки и схроны, сделанные в разные периоды… А теперь вспомним, как в августе 2014 года Алексей Гончаренко беспрепятственно въезжал на полуостров. Тогда еще так остро не стоял вопрос безопасности.

Была еще надежда, что как-то всё наладится, что Россия и Украина договорятся… Люди и менее заметные могут спокойно въезжать на отдых. Провезти что-то опасное они вряд ли способны. Но воспользоваться уже существующей закладкой, сделать какую-нибудь гадость, — да, вполне реально. Проблема в том, что нет надежного фильтра», — заключает Андрей Панкратов.


Сергей Грозовский


4383

Новости партнеров