Представитель Стрелкова рассказал о фаворитах Новороссии

Представитель Стрелкова рассказал о фаворитах Новороссии

Санкт-Петербург, 7 октября.

В культурной столице России появился представитель Игоря Стрелкова с интригующей фамилией Иванов. Теперь он представляет интересы Гиркина во всем Северо-Западном округе РФ. Господин Иванов рассказал о своих задачах в данном регионе и пояснил свое отношение к Виталию Милонову.

На днях представитель Стрелкова дал эксклюзивное интервью Федеральному агентству новостей, в котором он рассказал о своих полномочиях в Санкт-Петербурге.

— В чем состоит ваша задача в Санкт-Петербурге, — спросил Игоря Иванова корреспондент ФАН.

— В первую очередь, это помощь раненым и сбор гуманитарной помощи, — ответил Игорь Иванов. – В Петербурге есть раненые из Новороссии, и в основном со сложными ранениями, которым не во всех медицинских учреждениях можно оказать квалифицированную помощь. А Питер – один из наших крупных медицинских центров. Что касается гуманитарной помощи, то наша задача сейчас – это, прежде всего, зимние вещи, потому что начинаются холода. И мы, естественно, поставляем гуманитарную помощь не только ополченцам, мы поставляем ее и мирному населению. Мы также поставляем продовольствие, потому что с этим тоже есть проблемы, и они усилятся зимой. То есть мы пытаемся отправлять в Донбасс продовольствие и зимние вещи. Подготовка к зиме и помощь Донецку и Луганску, чтобы пережить эту зиму, – это наша задача в плане гуманитарной помощи.

— Какие у вас отношения с депутатом Виталием Милоновым, который представляет в Санкт-Петербурге интересы Донецкой народной республики, не пересекаются ли ваши полномочия?

— Я скоро встречусь с Милоновым, и мы будем обсуждать с ним эти вопросы. Пока у нас еще не было никаких контактов. Но, естественно, независимо от наших политических взглядов, мы сейчас работаем со всеми людьми, со всеми организациями, которые ставят своей задачей защиту Новороссии. В какой форме будет это сотрудничество, мы пока не знаем, но готовы контактировать со всеми, в том числе и с Милоновым.

- В последнее время российские СМИ фактически перестали упоминать имя Стрелкова. Собирается ли он вернуться в Донбасс и продолжить борьбу?

— Я думаю, в ближайшие дни он сам даст подробный ответ на эти вопросы. Ну а то, что ни Стрелков, ни стрелковцы, к которым я принадлежу, не прекратят своей работы в Новороссии, – это совершенно очевидно. Мы будем поддерживать Новороссию и здесь и там, чем только сможем. Потому что стрелковцы остались там, стрелковцы есть и здесь, и мы будем работать в этом направлении. Естественно, и Игорь Иванович эту работу не прекратит, подождем его заявления, я думаю, оно скоро последует.

— Как Игорь Стрелков относится к предстоящим выборам в Новороссии, мог ли бы он принять в них участие?

— Эти выборы во время боевых действий вообще сейчас нельзя проводить. Во-первых, существует опасность, что погибнут люди, потому что, что такое эти выборные участки? Вы знаете, как обстреливают наши города, вы знаете, что никого мира на самом деле нет. Поэтому сейчас проводить выборы – это просто устраивать скопление людей, а это значит – подвергать их опасности. Проводить выборы под жерлами пушек – это недопустимая вещь.

Ну а во-вторых, во время войны никакие выборы вообще не проводятся, это, по-моему, международные стандарты. Потому что нельзя проводить выборы, когда вокруг ходят люди с автоматами, и все они принадлежат к разным отрядам, к разным группам и группировкам. Нет никакой гарантии, что не будет никакого давления. То есть, вообще выборы сейчас неуместно проводить.

А что касается того, поддерживают ли в Донецке Игоря Ивановича, то могу сказать, что ни одного лидера такого уровня, как Игорь Иванович, в Донецке нет. Потому что Игоря Ивановича поддерживают и вооруженные силы Новороссии, и ополчение, и гражданское население. Никого там взамен не появилось, к сожалению. И не появится. Поэтому авторитетный лидер там остается только один. Это Стрелков. Абсолютно точно.

«Неизвестный» Захарченко

— Эти выборы получатся чистой профанацией, потому что лидеры выборов уже назначены. Поэтому, вне зависимости от того, как будут голосовать люди, кандидаты уже намечены.

— Кто, по вашей информации, эти «назначенные» фавориты?

— Я думаю, что определенные силы будут проталкивать Захарченко, и аналогичная фигура будет проталкиваться и в ЛНР. Ну а с какой целью это делается – совершенно понятно. Минские договоренности показывают, с какой целью: это фактически сдача Новороссии. И эту сдачу будут юридически оформлять.

— Про лидеров ЛНР известно меньше, но что касается ДНР, то Александр Захарченко — фигура достаточно известная: в последнее время он часто мелькает в СМИ, в отличие от Стрелкова…

— Захарченко, в отличие от Игоря Ивановича, действительно постоянно мелькает в СМИ. Потому что на моей памяти Игорь Иванович, пока мы были в Славянске и в Донецке, дал всего несколько интервью, он старался это делать как можно реже. То есть он практически не появлялся, и каждое его появление – это был информационный взрыв. А Захарченко постоянно появляется, его активно раскручивают.

Но дело даже не в этом. Конечно, Захарченко по своему авторитету совершенно не может сравниться со Стрелковым. Захарченко практически был неизвестен до того, как его выдвинули и поставили на пост премьер-министра. Он практически никому в Донецке не был известен. Это командир батальона«Оплот» — тылового формирования, которое фактически на фронте себя не проявило, за исключением одного подразделения. Но зато оно очень негативно проявило себя в тылу. Потому, к сожалению, к Захарченко отношение там определенное.

Разброд и шатания

— Можете ли вы подтвердить информацию, что российские власти якобы прессуют добровольцев и что каналы помощи Новороссии фактически перекрыты?

— Да, у меня есть такая информация, что начали прессовать добровольцев, которые выступают за Новороссию. Дело в том, что, к сожалению, в Новороссии нет единого командования. Его нет ни в ДНР, ни в ЛНР, ни в Новороссии в целом. Единственной объединяющей фигурой там был Стрелков, к которому все прислушивались, и авторитет которого признавался всеми командирами.

После того как Стрелкова там не стало, фактически образовывалось огромное количество подразделений, которые друг другу не подчиняются, и ни Захарченко их не контролирует, ни руководство ЛНР их не контролирует. Там есть самостийные командиры, которые никому не подчиняются, есть тыловые банды – давайте называть вещи своими именами, — которые на фронте не появляются, а занимаются исключительно «отжимом» имущества у местного населения. К сожалению, сделать с этими бандами пока ничего не смогли. Потому ситуация очень сложная, поскольку там нет единого командования.

Там надо создавать единое командование, но единое командование там может создать только Игорь Иванович. Потому что никто из ныне оставшихся там командиров ничего этого сделать не может в силу отсутствия авторитета, ну и в силу страшной раздробленности, которая есть в рядах ДНР и ЛНР.

Стрелковцы и тыловики

— Мы всегда строго делились на две части. Были стрелковцы – части, которые воевали и которые фактически вытащили на себе всю войну. Была стрелковская«Славянская бригада», которая воевала в Славянске и потом пришла в Донецк.

И были тыловые части, которые на фронте не показывались, а в основном занимались охраной офисов олигархов, занимались, как они это обозначали, тыловой службой, и которые никогда не приходили нам на помощь. То есть, пока мы держали фронт, они сидели в Донецке в тылу.

Поэтому ополчение всегда нужно различать. Воюющее части – это стрелковцы. И не воюющие части – это всякие «Оплоты», «СВД Беркуты» и прочие-прочие мелкие командиры и командирчики. Такая ситуация возникла после того, как Захарченко фактически стал во главе вооруженных сил: он премьер-министр, но одновременно и главнокомандующий. Но на самом деле он не имеет влияния на все отряды.

То же самое, кстати, происходит и на стороне противника: мы знаем, что Министерство обороны Украины тоже не контролирует различные добровольческие карательные отряды, и они воюют сами по себе. Там у противника-то тоже нет единого командования. У нас, к сожалению, такая же картина.

Рецепт здесь только один: возвращение Игоря Ивановича к реальному командованию всё расставит на свои места. И многие командиры сейчас заявляют, что если вернется Стрелков, то будет порядок, будет единоначалие, и они готовы ему подчиняться.

Что думают в Москве?

— Как вам кажется, высшее руководство России, в первую очередь Путин, готово продолжать поддержку Новороссии?

— Мне кажется, что в руководстве Российской Федерации нет единого мнения по этому вопросу, а есть борьба группировок. И, к сожалению, мы это чувствовали в Славянске: верх одерживали совсем не те люди, которые выступали в поддержку Новороссии. Мы чувствовали это по снабжению, мы чувствовали это по моральной и материальной поддержке, которая была, как сказал Игорь Иванович, фактически, только моральной, не больше. Поэтому, к сожалению, у руководства Российской Федерации нет единого мнения по ситуации в Новороссии. И там, скорее всего, тоже есть некая борьба неких группировок, которые на этот вопрос тоже смотрят совершенно по-разному.

— Как вы думаете, какой точки зрения в вопросе Новороссии придерживается сам Владимир Путин?

— Я не могу сказать. На этот вопрос я просто не могу ответить, поскольку я не знаю, о чем думает Владимир Владимирович Путин. Но совершенно ясно, что там нет единого мнения. Там идет борьба наверху. В результате этой борьбы фактически убрали силовым давлением популярного, известного и независимого от криминала и от коррупции командующего и поставили людей, которые выполняют волю тех, кто их ставил. Потому что на самом деле там много интересов донецкой олигархии, и явно, что Игорь Иванович со своей честностью, благородством и абсолютной искренностью по отношению к населению не вписывался в их схемы.

Есть еще и политические интересы очень серьезных кругов, и Игорь Иванович тоже не вписывался в их схемы со своей честностью и благородством. Поэтому и поставили людей, которыми легко управлять, которым можно диктовать, и которые, в сущности, ничего собой не представляют. Фигуры, которые сегодня стоят во главе ДНР, это, к сожалению, фигуры в достаточной степени дутые, никому не известные, но не поддерживаемые на самом деле ни населением, ни основной массой ополченцев. Вот такая там сложная ситуация сложилась.

Новороссия – форпост России

— Что в ближайшее время намерен предпринять Стрелков, чтобы попытаться исправить ситуацию?

— Этот вопрос лучше задать самому Игорю Ивановичу. Я человек военный, здесь, в Санкт-Петербурге, как один из старших офицеров ополчения в прошлом я занимаюсь помощью раненым, координацией поставок гуманитарной помощи, чтобы она доходила до назначения, и я здесь занимаюсь, в общем, еще формированием общественного мнения в пользу того, что Новороссию сдавать нельзя. Все прекрасно понимают, и те, кто там воюет, и те из нас, кто находится здесь: Новороссия – это последний бастион уже на пути к России, и если мы не отстоим Новороссию, то война придет сюда. Это абсолютно точно, это все ополченцы понимают. Так что война за Новороссию – это фактически уже война за Россию.

Подождите еще немного, Игорь Иванович выступит с официальным заявлением, обозначит свою позицию и по поводу выборов, и по поводу ситуации в Новороссии, и по поводу актуальных задач, которые он перед собой видит. То, что Игоря Ивановича списывать не надо, — это абсолютно точно, потому что это не та фигура, которую можно забыть, и это не тот человек, который будет бездействовать, когда стране действительно угрожает опасность, — отметил Игорь Иванов.

Елена Янкелевич

ФАН

Виктор Другоруб


150

Новости партнеров