Эксперт: Ветераны живут как собаки, а нам говорят, что участники АТО требуют особого внимания

Эксперт: Ветераны живут как собаки, а нам говорят, что участники АТО требуют особого внимания

Киев, 6 октября.

Президент Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта в интервью НА «Харьков» рассказал о дискриминации украинскими властями прав инвалидов и ветеранов прежних войн и циничном превозношении на их фоне участников АТО как особой касты, популизме правительства на невыполнимых обещаниях, лжи и уничижении заслуг всех без исключения участников боевых действий, включая нынешних, о мировом опыте решения проблем незащищенных слоев населения и о перспективах сотрудничества с Минсоцполитики Украины.

Каково Ваше отношение к решению Кабинета министров Украины (постановление № 414 от 13 августа) ликвидировать Госслужбу по делам инвалидов и ветеранов, возложив ее полномочия и функции на Госслужбу по делам ветеранов войны и участников АТО и Министерство социальной политики?

– Крайне негативное. Это величайший цинизм и аморальность Кабмина. Убежден в том, что это – одна из страниц фальшивой позолоты, которой власть сейчас пытается любым способом приукрасить все свои промахи, начиная с решения о проведении АТО. Да и само понятие «АТО» непонятно не только экспертам – даже на высоких трибунах используется термин «война». Но официально это АТО. А по факту – «операция», в которой массово гибнут, в первую очередь, гражданское население, да и военные, которые чаще всего далеко не профессионалы.

Довольно продолжительное время вполне спокойно существовала Госслужба по делам инвалидов и ветеранов войны. Что мешало ей работать и дальше? Добавить к ней налоговый департамент, который, к примеру, целенаправленно занимался бы вопросами именно ветеранов АТО? Честно говоря, я не очень-то понимаю, кому понадобилось так выпячивать данный вопрос, не отдавая себе отчета в том, что это оскорбительно для ветеранов очень многих категорий, которые у нас существуют: и ветераны Афганистана, и Великой Отечественной, и многие другие. Вдруг они стали какими-то не такими ветеранами!.. Зачем нужно отделять такое особенное «явление» как «ветеран АТО»?

Это при том, что уже сегодня в невероятном количестве возбуждены уголовные дела – как Военной, так и Генеральной прокуратурами: слишком численным стал фактор преступлений, которые там, в зоне АТО, совершаются. Зачем это?

Кроме того, прежняя Госслужба профессионально и целостно занималась вопросами инвалидов. Сейчас эти вопросы раскидают по разным закоулкам министерств и ведомств. В итоге все закончится тем, что об инвалидах не будет беспокоиться никто. Я хочу отметить, что это не только инвалидов касается. У нас есть множество других категорий, которые в положении о новой службе не определены. Это и пострадавшие от оккупации, дети, узники концлагерей, пр.

Я сам являюсь ветераном Вооруженных сил и одним из руководителей Ассоциации подводников Украины. Мы просто потрясены решением распустить Госслужбу по делам инвалидов и ветеранов. Более того, я скажу, что ветераны пытались выйти на протестные акции. Нас поступки министра социальной политики Людмилы Денисовой не удивляют, потому что это не первый ее приход в Министерство – именно как министр она известна своей беспощадной и абсолютно неуважительной позицией к ветеранам.

В таком случае, как ветеран и активист, как представитель большой организации, Вы могли бы объединиться с другими ветеранскими организациями и потребовать от государства достойного отношения…

– Я был участником круглого стола «Участие общественных объединений ветеранов в поддержке участников антитеррористической операции», состоявшегося на прошлой неделе в Доме офицеров. На нем присутствовали госпожа Денисова, представители государственных ведомств, ветеранских организаций: в частности, Организация ветеранов Украины, Всеукраинское объединение ветеранов, Всеукраинский союз участников войны, Ассоциация ветеранов МВД, Украинский союз ветеранов Афганистана, Украинский союз заключенных-жертв фашизма, Всеукраинская организация инвалидов войны, Вооруженных сил и участников боевых действий, Всеукраинская ассоциация ветеранов-подводников и более десятка других.

Должен отметить, что министр многое не понимает. Она демонстративно, будто по-матерински, видит лишь одну касту участников боевых действий, настаивая, что именно ветераны АТО заслуживают отдельного внимания. Именно на них должны распределяться, в первую очередь, бюджетные средства. Это вызвало бурю возмущения в зале! Поскольку до сих пор остается неимоверное количество людей, которые прошли, к примеру, Афган и не получили обещанных от государства социальных льгот – жилья, прежде всего. Огромное количество ветеранов, которые прошли различные военные конфликты, но до сих пор живут как собаки, потому что не могут решить квартирный вопрос.

Это вообще издевательство над массой людей, которые в этом государстве за 23 года так ничего и не получили! А сейчас они понимают, что будут отброшены еще дальше. Потому что появилась какая-то внеочередная льготная категория, которую нужно сопровождать бурными выплесками заявлений о раздаче земли, квартир и т.д. Причем, зная фальшь власти – любой, которая, по сути, одна просто сменяет другую, – мы понимаем, как это будет сделано: обещанные льготы получат человек сто, помпезно раздуется все это дело, а потом об участниках АТО забудут.

– Задавали ли Вы все эти вопросы министру напрямую?

– Она, конечно, «мудрая» женщина. На вопросы о том, зачем такое экзальтированное выделение категории участников АТО из остального множества кругов ветеранов, которые имеют, между прочим, исторически подтвержденные «заслуги перед государством о значительном вкладе в сохранение мира и стабильности», сколь-нибудь четкого ответа от нее и не могло прозвучать. Ничего, кроме заезженных призывов о том, как было бы хорошо и как было бы еще лучше.

А в состоянии ли вообще, в таком случае, Министерство социальной политики решать вопросы ветеранов? Есть ли призрачная надежда на изменение отношения к ветеранам СССР и ранней Украины или качественное решение проблем хотя бы участников АТО?

– Нет, к сожалению. Ничего не изменится. Сам статус ведомства – Госслужбы – не достаточен. Ведь почему во всех ветеранских кругах поднялось массовое возмущение, вызвавшее такой конфликт? Дело в том, что когда ветераны узнали об этих планах, то они подготовили профессиональный пакет предложений. В частности, принципиально стоял вопрос о создании отдельного Министерства, которое централизованно занималось бы вопросами инвалидов, ветеранов всех категорий. Это было бы реально профессиональное решение.

Именно так, кстати, сделано в Америке. Даже в таком гипер-цивилизованном государстве, как США, это второе по численности министерство. Потому, что они понимают: это не просто социальная проблема, это – в значительной степени показатель зрелости самого государства, того, насколько оно беспокоится о людях, которые творили историю страны, насколько оно беспокоится о проблемах самой незащищенной категории граждан, которыми, вне сомнения, являются инвалиды.

А что такое Госслужба? Она напрямую будет влиять на вопросы составления сметы, распоряжаться деньгами, которые, в свою очередь, будут фильтроваться разными схемами через Минсоцполитики.

И, кроме того, почему такой важный пакет решений социальных вопросов принимается без учета предложений и пожеланий со стороны ветеранских кругов?! Ведь это именно та общественность, которая не один день и не один год на себе испытала, прожила все эти проблемы, а поэтому особо заинтересована и готова сотрудничать с государством.

Нужно честно признать: как минимум, с трибуны было дано обещание госпожой министром, что она много сделает, что она, дескать, заинтересована в таком диалоге с общественными организациями. Как говорится, дай Бог…

Что обещала Людмила Денисова участникам АТО?

– Довольно большой список – начиная от льгот на коммунальные услуги и бесплатных протезов, заканчивая выдачей жилья и земельных участков. Таков уровень обещаний, который нас просто поразил. Детализировать его – нет смысла, потому как все это и так, всего-навсего, общие слова…

Если в реальности выяснится, что эти земельные паи расположены в районе Припяти под Чернобылем, то я в это поверю. Ибо земля – это привычный предмет популизма властей, упомянутой уже экзальтированной манипуляции привлечением социального внимания. «Праздник» закончится, повторяю, на первых ста претендентах.

Да, обещания даны. А где будут брать ресурсы под них – неизвестно. Много лет прожив в этой стране и наслушавшись множества обещаний от власти, приходится сильно сомневаться, что все это будет выполнено. Учитывая катастрофические проблемы в экономике вообще, государству просто негде взять денег на все свои красноречивые заявления.

Кстати, одними из последних слов, которые произнесла министр, и это был итог всего, что она обещала: «Вынуждена с вами согласиться – у государства нет денег». Из зала кто-то крикнул: «И не будет!» Она промолчала… Такая вот реальная картина.

Насколько реальны шансы получить данные льготы хотя бы названной Вами сотней ветеранов АТО?

– Дело в том, что даже статус участника АТО получить не так просто. С этим огромные проблемы. Только-только якобы отработан механизм определения такого статуса, его закрепление. Но приведу личный пример. У меня есть племянник, который служит сейчас в Национальной гвардии. Дважды выезжал он в зону АТО, и дважды перед выездом от них требовали писать рапорт о том, что они это делают добровольно.

То есть я уверен в том, что такие многоуровневые действия направленны на то, чтобы искусственно сократить количество людей, которые вообще хоть на что-то могут претендовать. Кроме того, нереально получить документальное подтверждение о том, что боец воевал. То ему необходимо ждать, когда будут соответствующие бланки справок, то еще что-то…

На одном из заседаний мы задали довольно простой вопрос одному из представителей Минобороны: «Вы апеллируете к приказам министра обороны, которые выданы несколько десятков лет назад. Но ни в одном штатном расписании подразделений, которые отправляют на военные действия, не предусмотрены такие должности, как помощник начальника штаба и писарь. Почему?» Ведь именно эти два должностных лица должны готовить все приказы по перемещению войск, фиксировать их и делать все необходимые выписки в случае ранения военного, его гибели и пр.

Я не раз слышал от людей, которые попадают в госпитали или гражданские медицинские учреждения, что врач без наличия справки о том, что боец прибыл и получил ранение во время боевых действий, не может сделать соответствующую запись в его документах. Прооперировать он может, а вот написать в медицинской книжке для последующего оформления инвалидности, что это ранение получено в военных действиях – нет. А что уже говорить об умерших?

Так почему же?

– Я уверен, что так делается специально. Таким образом, все многочисленные ранения и увечья через определенное время невозможно будет уже подтвердить никакими документами. Ведь их учет даже никто не ведет. На месте есть один невменяемый командир, который раздает приказы и кидает людей куда попало, согласно таким же неадекватным распоряжениям сверху. А учет, который предусмотрен форматом военного деловодства в виде приказов, просто никто не ведет. Ведь даже не предусмотрены соответствующие штатные должности. А это, всего-навсего, обычная писанина, ничего сверхъестественного.

Вспомним архисложные времена Великой Отечественной войны. Даже тогда все записи в военных билетах, отметки о ранениях, пребываниях в госпиталях, переводах в разные части – все подробно фиксировалось документально. Кто где погиб или пропал без вести, почему.

А сейчас погибших даже не убирают с поля боя – они просто валяются на полях, а нам рассказывают какие-то умиротворительные и смешные цифры, что их количество измеряется всего сотнями людей. Это фальшь в квадрате. И это официальная государственная политика. Об Афганистане, наверно, честнее и больше говорили.

– Каково отношение остальных ветеранских организаций, которые принимали участие в круглом столе, – они поддерживают Вас или министра Денисову?

– 37 ведущих ветеранских организаций объединены так называемым Координационным советом гражданских организаций при Министерстве обороны. Его возглавляет генерал-полковник запаса Виктор Палий. Все эти организации – это блок, движущая сила всего ветеранского движения в Украине – единодушны в данном вопросе.

– Неужели такое массовое общественное мнение министр соцполитики может игнорировать?

– Под большим секретом госпожа Денисова признала, что были попытки подготовить создание полноценного Министерства по делам ветеранов и инвалидов, с формированием отдельного бюджетного сектора, и якобы даже премьер-министр Яценюк изначально поддержал такую идею. Но предложение не поддержала Верховная Рада. О чем говорить дальше?..

Беседовала Елена Дмитриева

Фото автора


236

Новости партнеров