АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: Социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: Социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

Можно спорить о том, как это назвать. Бессмысленно вступать в дискуссии о том, как к этому относиться.

Незаметные

В начале весны 2014-го фраза «где вы видели фашистов?» была расхожей среди людей с хорошими лицами. Помните эти плакаты: «Страшных бандеровцев придумали мерзавцы, чтоб нас разделить!»? Помните эти зловонные выгребные ямы, из которых неслось: «Вам привиделись фашисты и бандеровцы!»?

В итоге этим людям таки приходится заметить нацистов, но с оговоркой, что это локальные проявления, ничего общего не имеющие с главными направлениями «революции гидности».

По отношению к беспримесному нацизму — ко всем этим зигующим радикалам, к «волчьим крюкам», к благодарным потомкам «воякив» дивизии СС «Галичина» — у наших прогрессивных «человеков» заготовлены несколько моделей поведения.

  • Первая: «Ха-ха-ха! Где вы видели национал-фашистов? Возле распятого мальчика?». При этом — с надрывом изображать из себя оскорбленных… Дескать, нас кремлевские пропагандисты называют фашистами… Это приемчик был опробован весной 2014, когда пожилая украинская актриса, экзальтированно восклицала: «Я — коричневая чума! Я — антисемитка! Я — бандеровка! Я… Что там еще? Я — фашистка, да? Фашистка! Вот я! Вся информация об Украине неверная…».

 

  • Вторая: заметить наконец, но отмежеваться. На каждом шагу подчеркивать, что масштабы бедствия преувеличены, — с той же уверенностью, с какой двумя годами раньше утверждали, что это выдумка.

Ни первый, ни второй опыт не мешает уже обделавшемуся прогрессивному человечеству воспользоваться еще одной моделью поведения. Оно демонстрирует, что с пониманием относится и к воякам «Галичины», и к их наследниками; пытается уяснить и объяснить их мотивы, пускает сочувственные сопли в седую бороду.

Вторая и третья модель позволяют прогрессивным «человекам» совмещать или комбинировать гешефты от львовской ярмарки и от тех зарубежных турне, где можно напирать на тему Холокоста…

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

В итоге украинцам все-таки пришлось признать присутствие нацистов, которые стали продуктом «революции гидности».

Запоздалая зрячесть

Уже даже Людмила Улицкая обнаружила бандеровцев. Говорит: «Самое сложное для меня во Львове — фигура Степана Бандеры». Ну, то есть сейчас говорит. Осенью 2014-го, когда участвовала во львовском книжном форуме, не было никаких сложностей.

А нынешней осенью Людмила Евгеньевна, видимо, львовскую книжную ярмарку не планирует посещать. Даже наоборот. Этой осенью у Людмилы Евгеньевны, должно быть, гастроли в Израиле. А там же может и неудобно получиться. Там же можно и бесцеремонные вопросы услышать: «Ну, чё там у львовян? Наследников «героев» львовского погрома не встречали? Сплошные антифашисты вокруг? Антифашистам слава?» Так что надо бы на опережение сыграть.

Не прошло и двух лет — и Улицкая таки отважилась заявить, что Бандера в качестве национального героя — не лучший выбор. А сделав глубокий вдох, бесстрашно спрогнозировала: «Я отдаю себе отчёт в том, что этим высказыванием рискую… не знаю чем».

Однако Улицкая здесь упомянута не для того, чтоб упрекнуть ее в запоздалой зрячести. В конце концов, она не так уж часто «любит проездом родину друзей»…

Сортировка

Людмила Евгеньевна здесь упомянута — по другому поводу.

Немногие из коллег Улицкой обратили внимание на ее недавние рассуждения об отрицательном отборе, о популяционной генетике: дескать, детям с определенным генотипом предстоит получать образование за рубежом, а на родине останутся люди с повышенной агрессией, которые Людмилу Евгеньевну не читают и швыряют в нее ее зеленкой.

Поэт Виктор Куллэ отреагировал на это фейсбучной репликой: «Может, я чересчур прямолинеен, но стремление рассортировать людей по генетическим признакам именуется «фашизмом». Ну, или «расизмом». Кто-то может предложить термин пополиткорректнее? Вот как бы отреагировали на Западе, ляпни кто про целый народ или значительную группу населения, что в них агрессия заложена «на генетическом уровне»?..»

Локальные параллели

Казалось бы, Улицкая неприязненно относится к любому национализму. По крайней мере, есть соответствующее заявление в том интервью, где она говорит о Бандере. И в то же время Людмила Улицкая настойчиво «рифмуется» с Дмитрием Донцовым, создателем теории украинского интегрального национализма. Этот персонаж всё разглагольствовал об ордене избранных, о «расовой касте», об их особом месте в иерархии нации: «инициативное меньшинство» возвышается над прочей массой… Ничего не напоминает, нет?

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

Не прошло и двух лет, как Людмила Улицкая таки отважилась заявить, что Бандера в качестве национального героя — не лучший выбор.

Я провожу некорректные «локальные параллели»? Да неужели?.. Но ведь Людмила Евгеньевна сама задавала правила, по которым будем играть. Не она ли сравнила горящие Донецк и Луганск — с Содомом и Гоморрой, которые сожжены небесным огнем?

По какому принципу эта специалистка по содомии проводила аналогии? Ну, вот по тому же принципу получите, фашистка, обратку. По тем же правилам и мы будем констатировать, что на хорошем лице Улицкой проступают усы Донцова.

По тем же правилам и мы донцовскую «расовую касту» уподобим улицким «они же детям» с хорошей генетикой — «наиболее конкурентоспособным», согласно Людмиле Евгеньевне, а потому отправляющимся учиться за границу, на гранты или с помощью тех родителей, которые тоже — носители безупречного генотипа…

Улицкая произносит это вскользь — не без профессиональной наглости, но с определенной долей осторожности. Ну, а те носители хорошего генотипа, о которых она печется, формулируют свои платформы более откровенно, с неподдельной тупостью.

Такова недавняя беседа в «Афише» (той самой, где, в свое время, отметилась и Людмила Евгеньевна с ее Содомом и Гоморрой) обитателей Патриарших — людей с хорошими генами, хорошей пропиской, хорошими причиндалами и т. д., которых тошнит от «саранчи» из Бирюлево… Эти «социально однородные жители» района, эти «мы все здесь одного круга», эти «на Патриках живут уважаемые финансисты, писатели, масса людей из глянцевых журналов, у которых громкий голос, и Стас Белковский, и Божена Рынска» — ну, чем не торжество прогрессивных взглядом Людмилы Евгеньевны?

Необыкновенный фашизм

Протоиерей Владимир Вигилянский отмечает, что все этапы расистских всплесков когда-то «начинались с лингвистических штампов в отношении той или иной нации». Православный публицист считает, что сегодня и на трибунах ЕС, и в украинских СМИ — время Альфреда Розенберга. Идеолог НСДАП осужден Нюрнбергским трибуналом семьдесят лет назад, но идейки живучи…

«В своем журнале я уже обращал внимание на откровенно расистские цитаты писательниц Алексиевич и Улицкой в отношении русских. Уверяю вас, если бы эти мысли не были бы востребованы на Западе, эти чуткие к политическому рынку литераторши никогда бы не позволили себе их обнародовать», — пишет протоиерей Владимир Вигилянский.

Как только мыслящий человек пытается вчитаться в иные умозаключения той же Улицкой, — у него сразу же возникает желание назвать вещи своими именами: это фашистские, расистские высказывания. Хотя мы понимаем, что от «обыкновенного фашизма» люди с хорошими лицами патетически шарахаются.

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

Сегодня и на трибунах Евросоюза, и в украинских СМИ настало время последователей главного идеолога НСДАП Альфреда Розенберга.

В данном случае мы имеем дело с «необыкновенным фашизмом».

Социал-дарвинистская подоплека

Эти симптомы описал философ Александр Панарин в книге «Стратегическая нестабильность ХХI века»: «Сегодня обнажилась социал-дарвинистская, связанная с идеей “естественного отбора” подоплека этой свободы: демократия свободы есть система, в которой устранено все то, что препятствует естественному отбору, — то есть все то, что способно отстоять достоинство и перспективу более слабых. Глобальное открытое общество — это общество, открытое для беспрепятственного проникновения сильных в те ниши, в которых до сих пор было позволено отсиживаться слабым».

Результаты этого «естественного отбора» мы уже видим: в украинском парламенте; на красной дорожке Одесского кинофестиваля; в фейсбучных «бисерах» недоразвитого ЛОМа Антона Геращенко; в скотских комментариях ущербного политолога Голобуцкого о женщине-политзаключенной, находящейся в клетке суда…

Именно на социал-дарвинизм и опиралась доктрина Донцова.

Социал-дарвинистскими проявлениями грешат как раз те прогрессивные «человеки», которые в упор не видели фашистов на Украине, заявляя, что это выдумка кремлевской пропаганды.

Уже хорошо известный пример. Одной одесской литературной мадам весной 2014-го становилось дурно при виде «титушни» и «колорадов». Она называла их «антропологической катастрофой». А литератор-муж поддакивал одесской мадам, тряся бомжеватой бородой: «Полностью разделяю».

Через пару недель произошла одесская трагедия. И эта же парочка до сих пор божится: на пепелище одесского Дома профсоюзов не было никаких фашистов — только жовто-блакитные дети, шокированные тем, что взрослые дядьки начали их убивать…

И дело не только в том, что 2 мая у Дома профсоюзов было немало национал-фашистов, которых люди с хорошими лицами предпочитают не замечать. Дело еще и в том, что здесь было множество представителей социал-дарвинистской разновидности этого самого фашизма. В том числе — литературная пара, визжавшая об «антропологической катастрофе».

ууу

Социал-дарвинистскими проявлениями грешат как раз те прогрессивные «человеки», которые в упор не видели фашистов на Украине, заявляя, что это выдумка кремлевской пропаганды.

С 2014 года украинское прогрессивное человечество перестало скрывать социал-дарвинистские наклонности. Уже считается правилом хорошего тона — демонстрировать и выпячивать их.

Среди публичных людей и «властителей дум» мы увидели целый паноптикум моральных уродов, состязавшихся в социал-дарвинистских достижениях. Беглая донецкая писательница Стяжкина с ее «гуманитарной программой» для покинутого родного края: «сначала виселица, потом — школа».

Журналист Ганапольский, заявлявший, что в Донбассе живут «не граждане, а овощи». Дородный нацист Павло Розенко, укравший у донецких и луганских стариков их пенсии и тем самым «сэкономивший» для страны победившей «гидности» миллиарды гривен… Львовский «интеллектуал» Остап Дроздив, вещавший: «Мы, наконец-то, избавились от дебильной пятой колонны с недобитыми русскими бабками». Брехливые «ватоборцы» — супруги Херсонские, — куда же без них…

Наверное, старый добрый термин «социал-дарвинизм» можно заменить и более современным. Для этих персонажей подходит и слово «хамоны», придуманное публицистом Нюрой Н. Берг в качестве антонима к «ватникам». Можно спорить о терминологии. Но бесполезно вести с ними общественную дискуссию. Как написал прозаик Герман Садулаев после событий 2 мая 2014 года: «Все на позициях».

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: социал-дарвинизм и усы Донцова для людей с хорошими лицами

Среди публичных людей и «властителей дум» мы увидели целый паноптикум моральных уродов, состязавшихся в социал-дарвинистских достижениях.

Настоящие и грядущие хамоны не заметят ни фашистов на Украине, ни — как сами стремительно становятся тем, чему мы всё еще подбираем политкорректную терминологию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: После двух лет геноцида Киев придумал, как гуманно вернуть Донбасс
Андрей Дмитриев


3335

Новости партнеров