Журналистика на Украине: эмоциональная полуправда или приукрашенная ложь?

Журналистика на Украине: эмоциональная полуправда или приукрашенная ложь?

Киев, 19 сентября.

Сегодня нередко можно услышать от украинцев, что в массмедиа они разочаровались: нечего почитать, послушать или посмотреть – уровень журналистики оставляет желать лучшего. В то же время, если коротко и откровенно очертить запрос массового медиа-потребителя, список получится довольно примитивным:  скандалы, насилие, секс, деньги, большие деньги, грязное белье и… все.

Чем масштабнее ложь, тем легче ей поверить. Йозеф Геббельс.

Почему это важно? Особенно сейчас, когда в стране власть празднует победу в информационной войне. Не громко и неофициально, понятно – ибо воевать продолжаем, а врага мы всегда найдем. Но не об информационных войнах речь. Хотелось бы понять, почему так легко была уничтожена сама журналистика.

Слово как товар

С одной стороны, стоит вспомнить, как к ее гибели приложилось государство – издав президентский указ о приватизации СМИ, говоря простым языком, – о запрещении независимых изданий: все они должны были обрести собственника или… закрыться. Государственными могли оставаться лишь «Голос Украины», «Вестник президента» и еще что-то. Интересно, однако, что данный указ стал одним из первых циркуляров, изданных первым «народно избранным» президентом – Ющенко. То бишь, здесь также имеет место фактор запроса населения. Депутаты поддержали главу государства и изменили соответствующим образом налоговые нормы.

Rahmanin

политический обозреватель издания «Зеркало Недели» Сергей Рахманин


Свобода слова в Украине стала ограниченной, а независимым журналистам работать и вовсе нереально, убежден политический обозреватель издания «Зеркало Недели» Сергей Рахманин. По словам журналиста, особенно усугубилась ситуация в печатных СМИ.

«После вступления в силу нового налогового законодательства издавать газеты в Украине стало практически невозможно. 52 процента на гонорар – это не потянет ни одна газета, которая не имеет донора. А газета, имеющая донора, – субъективна по определению», – сказал журналист, выступая на украинско-немецкой конференции «Киевский диалог».

Так журналисты из независимых аналитиков превратились в слуг, пишущих так, как нужно спонсору. Так была запущена элементарная схема уничтожения объективности – главного принципа профессиональной журналистики, отработанная в «развитых демократичных» государствах Запада. Потому как не нашлось в нашей стране тех, кто готов за нее – правду – платить. Ни содержать как бесприданницу, ни покупать как хороший качественный товар. А нет спроса – нет и предложения. Таковы законы рынка. Рынка, куда выбросили журналистику на выживание.

Правда на вынос

balashov

киевский финансовый эксперт, лидер партии «5.10», предприниматель и блогер Геннадий Балашов.


«Слово «журналист» стало синонимом слова «манипулятор», – констатирует один из активистов майдана и близкий к нынешней власти киевский финансовый эксперт, лидер партии «5.10», предприниматель и блогер Геннадий Балашов. – Журналист всегда говорит полуправду, выгодную для себя. Даже троль более правдив в своих высказываниях, чем зависимый журналист, поэтому давайте примем мир как есть: журналистики в Украине нет потому, что в Украине нет денег на объективность, а правда стоит очень дорого.

Пока в стране нет денег — не работает и мораль, поэтому, сегодня надо всем осознать, что больное нищетой общество порождает врунов и от журналистики, искажающих правду о жизни, замалчивающих и оболванивающих людей на страницах газет и в студиях, принадлежащих крупному капиталу, СМИ».

Ох как бы хотелось данному спикеру от власти возразить! Но я соглашусь, вкладывая, однако, в оборот «больное нищетой общество» иной, более глубокий смысл. Потому как существует другой уровень ценностей – и другой, соответственно, цены за правду, особенно в нынешних условиях войны. Когда истина может стоить жизни. И платят ее, цену, конечно, и жертвуют собой, но, в основном, только российские журналисты. Удерживая информационный фронт своей страны. В Украине же, если и остались профессионалы, то быстро находятся способы заставить их замолчать: открываются уголовные дела, преследуются семьи, законно и незаконно выдавливаются с территории «единой и незалежной».

Нет спроса…

А каков спрос, напомню, таково и предложение. И пусть простят меня истинные труженики пера, коих в обойме правды остались единицы, на рынке теперь ценятся лишь журналисты определенного психотипа, при котором способность к логическому анализу и изложению фактов напрочь отсутствует.
Вы спросите, откуда они взялись так быстро и в таком количестве? Ведь подготовка настоящего журналиста – процесс сложный и ответственный. Ему необходимо привить ряд важных навыков: умение объективно анализировать материал; умение нейтрально преподносить любую информацию, независимо от своего отношения к событию; знание грамматики, умение писать статьи правильно и без ошибок; знание журналистской этики, знание истории, базовые знания экономики, политологии, права и т.д. Как бы не так…

«Благодаря появлению интернета и электронных изданий, а главное, щедрому финансированию со стороны западных некоммерческих организаций (фонд Сороса, Freedom House, IWPR, International Republican Institute, National Democratic Institute и т.д.) теперь любой человек, более-менее сносно говорящий и пишущий на русском языке, может стать «журналистом», – говорит один из исследователей медиа-рынка пост-советского пространства на правах анонимности.

«Достаточно увеличить словарный запас, выучить грозные термины «шовинизм», «демократизация общества», «подавление ЛГБТ», «нарушение прав человека» и т.д., отучиться на трехмесячных журналистских курсах – и вот свежеиспеченный журналист готов ринуться в бой. В итоге интернет начинает кишеть «независимыми», «аналитическими» обзорами, авторы которых претендуют на полное знание тематики и непогрешимость своих суждений». А уж если ты знаешь такие словосочетания как «Украина понад усэ!», «Героям слава!» и «Путин – х*ло!», – то ты и вовсе мегааналитик мирового масштаба, добавлю я.

Или я не права? Может, все-таки, в Украине есть аудитория, которая нуждается в качественной журналистике?

Нет слов…

 MitnickajaОксана Митницкая, главный редактор журнала «Власть денег»:  «А есть спрос на качественные продукты питания, образование, медицинское обслуживание? Естественно, есть. Но если продолжить эту тему, используя лексику аналитиков фондового рынка (кстати, тоже феномен страны, когда аналитики есть, а рынка, собственно, нет), то сразу следует отбросить несколько второстепенных трендов. Что, например, считать спросом, а что – качественной журналистикой? Если иметь в виду деловой сегмент, то, в конце концов, такие СМИ, на мой взгляд, должны обеспечить бизнес-сообщество своевременной, достоверной и исчерпывающей информацией, которая способствует принятию решений. Но что-то мне подсказывает, что большинство украинских деловых СМИ не полностью удовлетворяют ожидания своей целевой аудитории, требующей другого контента и не желает больше оплачивать уже имеющийся».

Denys BezliudkoДенис Безлюдько, директор по развитию информагентства «Украинские новости»: «Я бы не ставил вопрос так радикально. Спрос есть, но аудитория, заинтересованная именно в качественной журналистике, невелика. Можно провести параллели с ресторанным бизнесом. «Макдональдсы» в Украине до сих пор заполнены под завязку, и очередь в кассу там – обычная ситуация (в отличие от той же Европы и Америки). И сеть фастфудов заполонила всю страну. В то же время, ресторанов со вкусной едой не так много и, вполне возможно, что они будут полупустыми. Проблема с журналистикой заключается в том, что уникальная «кухня» слишком дорогая в производстве, а аудитории, способной это оплатить, на всех катастрофически не хватает».

KyrychukКонстантин Киричук, медиа-аналитик: «Отдельно стоит отметить приверженность многих современных СМИ к так называемому албанскому языку. В нашей стране им увлекаются как украинско-, так и русскоязычные авторы, а с интернет-форумов, чатов и частной переписки он давно уже перекочевал на страницы солидных изданий (в том числе «твердого» формата). Если текст «украинский», то используется канадско-польский суржик (с изрядной долей средневекового идиш), что, по мнению «национально сознательных» журналистов, должно свидетельствовать о чистоте их «украинскости». Если же медиа пытаются достучаться до умов и сердец русскоязычного потребителя, то в ход идут полуцензурные и даже вовсе НЕ цензурные выражения.

Почему? Этому способствует, с одной стороны, снижение уровня подготовки самих «рыцарей клавиатуры и диктофона», а с другой – стремление достучаться до сознания массового потребителя информационного продукта, разговаривая с ним на особом, понятном ему языке».

Нет государства…

Владимир Скачко, главный редактор издания «Киевский телеграф»: «Украинские власти изначально действуют по перефразированному ленинскому принципу «Меньше света!» и сознательно зачищают украинское информационное пространство. От собственных журналистов, не приемлющих курс государства на этнократию и неонацизм, от российских медийщиков, показывающих, что происходит на самом деле, от просто свидетелей, которые могут рассказать правду».

Константин Долгов, сопредседатель Народного фронта Новороссии, активист Харьковского Сопротивления, бежавший из-под ареста «за сепаратизм», главный редактор портала «Глагол»:

Dolgov  «Мы видим топорную и лживую работу украинских журналистов. Зрителей и читателей они откровенно держат за «лохов». Но ведь кроме украинских телевизионных каналов есть еще и интернет, и другие СМИ. Люди могут все прочесть и увидеть своими глазами и сделать выводы… А украинская журналистика уже давно умерла, ее не существует, как не существует и самого государства Украина».

Екатерина Глазьева

Дмитрий Майдан


304

Новости партнеров