Эксперты: Закон об «аморалке» как очередной инструмент давления

Эксперты: Закон об «аморалке» как очередной инструмент давления

Киев, 19 сентября.

Комитет по вопросам социальной политики и труда 18 сентября рекомендовал ВР направить на доработку проект закона об обеспечении защиты от морального преследования на рабочем месте.

Верховная Рада, оказывается, не только вершит судьбы страны – не забывает она и рядового «маленького украинца». Неважно, что ему сегодня никто не гарантирует права на жизнь и свободу слова. Зато теперь перед ним замаячило «право на эффективную защиту от морального преследования на рабочем месте». Рабочего места, впрочем, ему тоже никто не обещает, но это детали. Да и что такое моральное преследование, мало кто понимает. Отношения с работодателем на Украине обычно описываются выражением «Хозяин-барин». Так с чего вдруг в парламенте рассматривают такой неожиданный аспект жизни граждан?

Начнем с конца

«Я думаю, это своеобразный реверанс в сторону Запада, — говорит юрист Юрий Стеценко. — Право на защиту от морального преследования на рабочем месте – нормальная практика для правового западного государства. Депутат Василь Петьовка, который 4 июня подал в Раду законопроект № 4997 «Об обеспечении защиты от морального преследования на рабочем месте», прямо апеллировал к тому, что Украина ратифицировала Европейскую социальную хартию и среди прочего взяла на себя обязательства выполнять часть вторую статьи 26, которая закрепляет право на достойное отношение на работе, в частности, с целью обеспечения эффективного осуществления права трудящихся на защиту их чести и достоинства на работе».

василь петьовкаЗакон Василя Петьовки определяет формы такого преследования, устанавливает запрет на него и правила возмещения потерпевшим морального вреда и т.д. Прямо как на западе, где отношения между сотрудниками регламентированы множеством правил. Начальник боится лишний раз взглянуть на ноги подчиненной, чтобы его не обвинили в сексуальном домогательстве. Уже не говоря о том, чтобы обозвать или унизить кого-либо. Безусловно, ничего плохого в этом нет.

Но это если рассматривать права каждое в отдельности. Вообще же, классификация прав человека основывается на Уставе ООН, Международном Билле о правах человека. В конце длинного списка гражданских, политических, экономических и культурных прав (прежде всего на жизнь, свободу и безопасность личности, на свободу от рабства и подневольного состояния; на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего его достоинство обращения и наказания; на равенство перед законом; на гласное и с соблюдением всех требований справедливости рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом и т.д.) есть и права трудовые».

Неправовое поле чудес

«Если абстрагироваться от реальной ситуации в Украине, то можно работать и над такими законами, как предложил этот депутат. Но у нас очень много неопределенных и даже незаконных моментов с юридической точки зрения. Прежде всего, мобилизация проходила, но военное положение не введено, что не законно. А если военное положение все же введут, то говорить о соблюдении каких-либо прав человека уже не придется даже теоретически,» — говорит активист-правозащитник Алексей.

Пока, даже без введения военного положения, приходится констатировать несоблюдение очень многих прав человека. Так, миллионы жители Юго-Востока лишены самого главного права на жизнь, свободу и безопасность личности. С обеих сторон конфликта нарушается «право на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего его достоинство обращения и наказания».

Государство никак не наказывает призывы политиков лишить часть граждан избирательного права, в телеэфире звучат прямые оскорбления как отдельных личностей, так и целых областей. О каком правовом государстве может идти речь? Даже народные неприкосновенные депутаты, причем правящих партий, подвергаются издевательством прямо в центре Киева.

Возьмем право на свободу мысли, совести и религии. Неоднократно в СМИ звучали призывы запретить УПЦ МП, а на священников этой церкви были осуществлены разбойные нападения, несколько человек убито, многие пострадали. Все задокументированно, отснято, записано. Никто не понес никакой ответственности. А они, между прочим, тоже находились на своем рабочем месте.

Нарушение права на свободу убеждений и на свободное их выражение – даже не обсуждается. Попробуйте выйти в городе с георгиевской ленточкой или с российским флагом. Свободу СМИ демонстрируют неоднократные погромы неугодных изданий и изгнание оппозиционных журналистов. Свобода СМИ закончилась еще в феврале, когда представители партии, которая почему-то называется «Свобода», избили директора Первого национального телеканала и старательно записали этот процесс на видео».

Патриотизм выше объективности

Что касается журналисткой братии, то она сама с удовольствием участвует в травле коллег, которые пытаются критиковать власть. Специалист по военным конфликтам Евгений Лауэр предлагает возбуждать уголовные дела на журналистов, которые «настроены антигосударственно и антиправительственно» и действовать по законам военного времени. Видимо, его не смущает то, что военное положение не введено. Иначе, к примеру, выборы в Верховную Раду были бы автоматически отменены.

Так что «право на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания» тоже украинцам никто на практике не гарантирует. А официальный чиновник, член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Ольга Герасимьюк заявила, что нет «так называемых двух точек зрения», «патриотизм выше объективности», а СМИ, которые власть отнесет к вражеской пропаганде, будут закрыты.

Отношения с работодателем: спасибо, что платит

Но если даже представить, что остальные базовые права граждан начали вдруг соблюдаться, как бы все-таки обеспечивалась защита от морального преследования на рабочем месте?

«Большинство граждан у нас трудится в частных компаниях, — говорит Инна Евгеньевна, HR-менеджер, — Обычно собственник – царь и бог. Причем чем меньше фирма, тем шире полномочия хозяина. Когда я работала в крупной немецкой компании, в целом, владелец относился к нам с уважением. Правда, у него была особенность – на работу брал только красивых молодых женщин. Мужчины могли выглядеть как угодно, работало несколько геев. Но девушки – были просто модели. Я занималась подбором персонала, проводила первое интервью. На второе собеседование он приходил лично и устраивал фейс-контроль. Нескольким женщинам отказал без объяснения причины. А мне потом сказал, что они «не в формате нашей компании», обладают недостаточно презентабельной внешностью. Я тогда очень обиделась за наших женщин — попробовал бы он у себя в Германии немкам так сказать. Но я могла поделать? Стала учитывать и этот фактор. Хозяин – барин».

Юрист Юрий Петриненко говорит: «На дверях магазинов у нас можно увидеть объявление «Требуются продавцы – девушки 22-25 лет». В цивилизованных странах это невозможно. Это явная дискриминация. Пока о соблюдении трудовых прав у нас говорить рано. Не секрет, что большая часть работников получают «черную» или «серую» зарплату, причем часто с большой задержкой. Если кто-то попытается отстаивать свои права на работе, то рискует потерять часть денег. Пусть даже он испортит нервы начальнику, но работать в этом коллективе будет сложно».

«Мой шеф ведет себя, как будто мы крепостные. Часто приходит за полчаса до конца рабочего дня и собирает нас на совещание, которое может затянуться часа на два. Я пробовала заикнуться, что мне нужно забирать детей из садика, но кого это волнует? – рассказывает Наталья, секретарь небольшой фирмы. – Сплошь и рядом позволяет себе откровенное хамство. Может сказать, что платье мне не идет — весь день после этого испорчен. Недавно при мне сказал сотруднику «Где это Вы купили такой жуткий костюм? На распродаже?». Сотрудник покраснел, смутился. Конечно, хорошо бы ему понести ответственность за такое отношение к людям. Но как это сделать реально? Разве что уволиться, а этого я не могу себе позволить».

«У нас несколько иной менталитет, чем на западе. Если хочешь навредить такому начальнику, напиши на него в налоговую инспекцию, — добавляет профсоюзный деятель Ирина Козицкая. — Если он платит черную зарплату, то им займутся соответствующие органы». Возможно, этот вариант действительно лучшее решение. Но взятки еще тоже никто не отменял и всегда можно откупиться. Тем более у нас теперь патриотизм превыше всего. Начальник может сказать, что помогал майдану и сдавал деньги на армию. А перед такими аргументами любой налоговик спасует – побоится показаться непатриотичным.

продавец манекен

Продавец: Социальной защищенности у нас практически нет.

«Социальной защищенности у нас практически никакой нет, — говорит Анна Степановка, продавец торгового центра. – Я еще со времен развала СССР не состою ни в каком профсоюзе, многие продавцы работают неофициально. У молодых девчонок даже нет трудовых книжек, хотя работают они больше пяти лет. О пенсии в 1000 грн стараемся не думать. Какая такая защита от морального преследования — понятия не имею. Вовремя платят, не увольняют – и то спасибо».

Зачем все-таки потребовался довольно странный законопроект об эфемерном праве на моральную защиту? Наиболее вероятным нам показалось объяснение Юрия Стеценко: «Во-первых, это попытка показать «мировому сообществу», что Украина – правовое государство, где уважают права человека и европейские ценности. А во-вторых, это еще один инструмент для наказания, в принципе, кого угодно».

Остается добавить, что кого угодно можно преследовать и по «Закону и санкциях», проект которого находится на рассмотрении Верховной Рады. Изначально он был задуман для наказания иностранных организаций и граждан, «несущих потенциальную угрозу национальным интересам Украины, ее экономической самостоятельности, интересам общества и государства». Но в результате под него можно подвести и любого гражданина и организацию Украины.

Если законопроект примут, Президент и СНБО смогут без суда вводить 29 видов санкций. В частности, блокировать активы и счета, останавливать работу предприятий и организаций, запрещать СМИ всех видов, партии и общественные организации, запрещать перевод денег из-за рубежа и за рубеж.

Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дуня Мьятович в своем письме спикеру Александру Турчинову осудила этот закон и призвала депутатов не принимать его: «Я призываю членов Верховной Рады отказаться от положений закона, которые представляют опасность для свободы СМИ и плюрализма и идут против обязательств ОБСЕ по свободе выражения и свободы СМИ».

Надеемся, что к мнению омбудсменов такого уровня украинская власть прислушается, и начнет защиту прав человека не со второстепенных, а с базовых – права на жизнь и безопасность.

Ольга Нечипорук

Дмитрий Майдан


844

Новости партнеров