НИКОЛАЙ ДОЛГАЧЕВ: Персики сладкие, оппозиция?

НИКОЛАЙ ДОЛГАЧЕВ: Персики сладкие, оппозиция?

- Как дела, оккупант? — Рифат при каждой встрече говорит именно это и всегда смеётся удачной, по его мнению, шутке.

Мы обнимаемся.

- Персики сладкие, оппозиция? — жена любит крымские персики, и поэтому я иногда заезжаю за фруктами к одному знакомому в поселок под Бахчисараем. Он не работает в магазине. Урожай раскладывает во дворе дома — такой семейный супермаркет.

Рифат — крымский татарин, которых иногда считают непримиримыми противниками воссоединения Крыма и России. Это не так. Кто-то из крымских татар действительно был против, кто-то был за. А мой приятель думал о том, как выгодно продать урожай. И таких, по моим наблюдениям, большинство.

Полгода назад, когда я познакомился с Рифатом, решалась судьба Крыма, а аналитики спорили о «крымско-татарском» факторе. Строили прогнозы. Переживали, уживутся ли русские и крымские татары после референдума. Прошло полгода. Предсказания локального апокалипсиса из-за национальных разногласий не сбылись, и улыбчивый крымский татарин зовёт меня в гости пить чай.

С моим севастопольским другом Димой мы обычно пьём что-нибудь покрепче чая. Это ещё один человек, с которым я познакомился ровно полгода назад, когда улицы Севастополя были заполнены людьми с российскими флагами. Дима тогда тоже вышел с триколором и кричал «домой, в Россию!». Теперь тот флаг висит у него дома над кроватью, а иногда занимает место на балконе, чтобы с улицы было видно.

Рассказываю ему, мол, пишут в прессе, что прошла в Крыму эйфория от воссоединения с Россией. Мол, успокоились люди.

- Конечно, успокоились. Не круглые же сутки прыгать от счастья,- Дима сейчас большую часть суток работает. У агента по недвижимости в Севастополе свободного времени мало. — Но то время уже никто здесь никогда не забудет. Это как с мамой встретиться после многолетней разлуки. Радость безумная, потом вроде как день за днём обычная жизнь и не плачешь от радости при каждой встрече. Но любишь-то всё равно сильно.

У Димы рингтон на телефоне — российский гимн, пятилетняя дочь Лиза его уже знает наизусть. В машине на зеркале заднего вида повязана георгиевская лента. Автомобильные номера ещё украинские, новые получить не успел, но «жовто-блакитного» флажка рядом с цифрами не видно. Поверх него аккуратно наклеен маленький триколор с двуглавым орлом.

Таких, как Дима, в Крыму много. Действительно много. Здесь учат гимн, вывешивают флаги на балкон, гордятся Россией. За полгода это стало нормой. Нормой совершенно не стыдной и не маргинальной.

Сейчас кажется, что Крым таким был всегда, но ведь всего шесть месяцев прошло после референдума. За это время здесь многое изменилось. Пересох северо-крымский канал — Украина перекрыла. Из-за этого полностью высохли рисовые чеки, рис на полуострове больше не выращивают. Поезда на полуостров приходят редко и почти пустыми. Зато авиарейсов стало в восемь раз больше, и самолёты заполнены туристами даже сейчас, в сентябре.

Время в Крыму уже несколько месяцев — московское, а не киевское. Полуостров даже часовой пояс сменил. Зарплаты и пенсии действительно выросли, правда, вместе с ними выросли и цены. Хотя даже после этого они существенно ниже калининградских. Здесь во многих местах остались дорожные знаки на украинском языке, он ведь в Крыму тоже государственный, но надписей на русском стало много больше. Возле моего дома уже не «кававня», а «кофейня».

Кто-то очень рад произошедшим переменам, кому-то кажется, что многое нужно было делать иначе. Но в Крыму действительно новая интересная жизнь и приятные люди, которые надеются на лучшее. И Рифат, и Дима. И я тоже. В конце концов, здесь, в Крыму, месяц назад у меня родилась дочь. Мне ведь не всё равно как идут дела на её малой Родине.

Источник: Клопс.ру

Ольга Бузыка


541

Новости партнеров