Константин Кеворкян: О доносах и патриотах

Константин Кеворкян: О доносах и патриотах

Русскоязычный Интернет взорвал отвратительный ролик, в котором  малолетние сторонники майдана из Харьковской области измываются над подростком-антифашистом.

Суть ролика в том (если кто не видел), что группа «патриотов» допрашивают пацана, заподозренного в нелюбви к действующему режиму; они же сняли допрос на видео и выложили в интернет. Сколько в этом действе уверенности в собственной правоте и безнаказанности! И, надо признать, тому имеются весьма веские причины. О них и поговорим.

Когда записные патриоты Украины начинают стенать о голодоморе и сталинских репрессиях, они говорят об этих эксцессах, как о чем-то привнесенном извне. Дескать, жили себе спокойные и добрые укры, а пришли «москали та жидва» — и начались грабежи, насилие, доносы. Но события сегодняшнего дня наглядно демонстрируют, что темные стороны национального сознания мало связаны с заговором иноплеменников. Каждая нация таит в себе достаточное количество насильников и доносчиков, чтобы сделать жизнь общества невыносимой. Вопрос лишь в том, насколько низменные чувства толпы приглушены — законами, воспитанием, моралью — или,  напротив, они поощряются обществом и государством.

Сегодня украинское государство интенсивно выстраивается по принципу «свой-чужой». «Свой» — это гражданин, признающий безусловный приоритет националистических ценностей в государственном устройстве, а именно: преимущественные права «титульной» нации, украинизация национальных меньшинств, преследование сторонников левых взглядов и т. д. Кучка либералов, еще болтающихся на волнах демократии майданного образца, — явление временное, ибо их «общечеловеческие ценности» не имеют ничего общего с мобилизационной структурой строящегося ныне  тоталитарного общества, иначе говоря,  диктатуры ультраправых. С которой «национал-демократы» либо окончательно сольются в общем экстазе, либо в минимальных количествах будут оставлены в качестве фиктивной оппозиции.

«Стандартная» диктатура выстраивается на жестоком насилии. Уже сегодня для государства полностью «своими» становятся только граждане, преданные идеям национализма и унификации. Лишь у них имеется право (и это фактически признано государством) на автономное политическое, идеологическое и вооруженное насилие. Пока правительство занимается развязанной им же войной и осваивает выделенные на нее бюджеты, инициативным гражданам на местах предоставлена сладкая  возможность чинить суд и травлю всех неугодных, которых они объявили «пятой колонной».

Любая дискуссия в послемайданной Украине происходит по шаблонному сценарию. Доводы радикальных сторонников национализма легко опровергаются экономическими расчетами, статистикой, конкретными историческими примерами. И тогда они, быстро обессиленные спором, срываются на солдафонский крик, в шляхетную ярость, и выкладывают решающие «козыри», вроде «проваливайте в свою рашку» и «выжигаем колорадов».  Обычные рогули хотят выглядеть грозными и брутальными рогоносцами.

Но важно то, что в своей интеллектуальной немочи они изначально рассчитывают на поддержку государственной машины, и, когда получают достойный отпор, пронзительно зовут на помощь конвоира. Зазывают, как правило, с помощью тайных и явных доносов. Они изыскано называют это «социальной активностью» и «общественной инициативой». Правда, суть доносов от этого не меняется: обвинения в нелояльности режиму, предательстве национальных интересов, в общем — в контрреволюционной деятельности. Открыт сезон шакалиной охоты.

Все мы это уже проходили в двадцатых и тридцатых годах прошлого века.  Провоцируемая политическими структурами и раздуваемая средствами массовой информации истерия  поисков «врагов народа»- реальность не только вчерашнего,  но и сегодняшнего дня. Мы стремительно погружаемся в болото  тоталитаризма — нормальная общественная дискуссия подменена навешиванием ярлыков и расправой над неугодными. Собственно, это уже произошло: о тоталитаризме сегодняшнего украинского общества свидетельствует судьба сотен политических заключенных, вооруженное подавление всех несогласных с унитаристской моделью государства, жесточайшая цензура и самоцензура в СМИ, планомерное разжигание межнациональной розни, безудержная милитаризация экономики. Разумеется, виноваты во всем, как и тридцатые годы, «внешние враги» нашей «народной революции», а также русофилы-белогвардейцы и прочие троцкисты-террористы.

Возрождение тоталитарного мышления  является естественным следствием развала правовой системы Украины: звериная суть толпы вырвалась из-под цивилизованного контроля и начинает чинить расправу  по принципу революционной целесообразности.

Те, кто запускал процесс государственного переворота в феврале (а таковые кукловоды пока здравствуют) должны освежить в памяти уроки тридцатых годов. И вспомнить: сколько раз прокрутилось колесо репрессий, давя тех, кто его запускал? Ведь судьба всех этих интеллигентных Каменевых и Бухариных или суровых Ягод и Ежовых (а также десятков тысяч их подручных) весьма поучительна.

А прочим, сочувствующим перевороту, не следует ссылаться на якобы «неосведомленность» — мы живем в информационном обществе, чем и отличаемся от тридцатых годов. В век интернета нельзя быть «неинформированным» об истинном положении дел в стране.  Нет ничего проще, чем нажатием кнопки перейти на альтернативный интернет-ресурс, и своими глазами увидеть разорванные снарядами правительственных войск тела мирных граждан, уничтоженные дома, услышать истории живых и вглядеться в фотографии мертвых. Я утверждаю, что те, кто настырно проталкивают идею «законности » истребления сограждан на Юго-Востоке Украины, оправдывают убийства женщин и детей, всячески травят инакомыслящих — поощряют гражданскую войну. Дабы продолжать нежиться  в душевном комфорте, они сознательно подгоняют реальность под выгодный для себя ракурс — дескать, «нам можно», а «им нельзя»; мы «за государство и революцию», а «они» за «врагов народа»; с нами бог, а с ними «рашка». В первую очередь, это касается тех, кто для народа продуцирует картинку происходящего: властолюбивых политиков, предвзятых журналистов, проплаченных активистов и прочих укроппен-фюреров. Цена пропагандистского словоблудия — массовое убийство людей.

Обмануть доверившегося — один из смертных грехов. Вы обманули собственный народ и колесо революции обязательно сделает поворот, как это уже не раз бывало в истории. Жутким похмельем обернется пробуждение опоенных и ограбленных вами. То, что вы по недомыслию назвали «революцией», уже начинает пожирать своих детей, и пусть пресловутые «онижедети» не скулят, ибо так было и будет всегда. Пусть терпеливо, до слез пожинают созревшие гроздья гнева -  и утраты, и увечья, и доносы на доносчиков, и самосуд разъяренной толпы.

Либо опомнятся — уже сегодня.

Константин Кеворкян, писатель, режиссер.

Виктор Другоруб


259

Новости партнеров