Политзаключенных обмен пленными не коснулся

Политзаключенных обмен пленными не коснулся

Киев, 9 сентября.

Адвокат расположенного в Киеве Правозащитного мониторингового центра Валентин Рыбин рассказал о судьбе украинских политических заключенных.

Киевский Правозащитный мониторинговый центр пытается всеми доступными средствами помочь тем, кто оказался в украинских тюрьмах или подвергся другим формам преследования за свои политические взгляды.

По данным украинских правозащитников, среди украинских политзэков есть как граждане Украины, так и россияне. Защитой этих людей и занимается возглавляемый Валентином Рыбиным Правозащитный центр.

Россиянам грозит до 12 лет лишения свободы

- Какова сейчас ситуация с политическими заключенными на Украине?

- Подробно обо всех делах говорить не берусь, могу рассказать только о тех, чьими делами я занимаюсь. Это российские граждане Роман Банных, Вячеслав Негриенко и Мария Коледа, еще у меня есть целый ряд дел украинских граждан: это, например, Ирина Полторацкая, которая недавно была освобождена по обмену. С ними ситуация такая: они находятся в заключении, их дела находятся на стадии передачи в суд. На данном этапе в деле Романа Банных и Вячеслава Негриенко идет процедура определения территориальной подсудности, я думаю, в течение двух трех недель мы уже будем знать, где будут рассматриваться их дела. Скорее всего, это будет Шевченковский районный суд города Киева. Потихонечку начинаем процесс. Пока по их обмену информации нет, их не запрашивали на обмен и не вели по этому поводу переговоры.

Для справки. 28-летний россиянин Роман Банных был задержан в начале апреля 2014 года якобы при попытке пересечь границу Украины для «организации и координации сепаратистских акций в Луганске». Гражданин РФ Вячеслав Негриенко был задержан в начале марта в Донецке вместе с гражданами Украины М. Чумаченко, В. Ивановым и А. Головиным. СБУ обвинила их в «организации массовых мероприятий с целью свержения конституционного строя, распространении антигосударственных настроений среди населения, провоцировании к радикальным действиям, захвате государственных зданий». Всех арестованных судят по 110 статье Уголовного кодекса Украины «Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины», санкция по которой – до 12 лет лишения свободы.

Чего ожидать в суде

- Насколько сурового приговора вы ожидаете для своих подзащитных, есть ли шанс на условное наказание? – спросил наш корреспондент Валентина Рыбина.

- Ну, например, что касается Марии Коледы, то у нее 11 сентября будет заседание в Новокаховском городском суде Херсонской области. Учитывая, что мы с ней заняли определенную позицию с частичным признанием вины, мы ожидаем, что 11 сентября ей дадут приговор с испытательным сроком, то есть, в этом случае мы надеемся на условное наказание.

- Что касается ситуации по ребятам: Роману Банных и Славе Негриенко, — продолжил адвокат, — то их первоначально задерживали по одной статье, а потом перед окончанием следствия «утяжелили» до 109-ой и 110-ой, скорее всего, чтобы окончательно дать понять, что их никто не собирается выпускать. То есть приговоры будут настолько суровыми, насколько будет складываться политическая обстановка между двумя государствами, это я вам четко говорю. То есть, если их не удастся освободить по обмену, то это четко будет образцово-показательный суд, на котором двое российских граждан получат серьезный срок. Я имею в виду тех, которых я веду.

Как украинские власти понимают «массовые беспорядки»

- А помимо арестованных россиян – насколько много на Украине политзэков? Ведь известно, что людей задерживали на митингах в Харькове, Одессе, в других городах.

- По неофициальным данным, таких дел порядка полутора тысяч по всей Украине. Это и участие в массовых акциях – украинская власть называет это «участием в массовых беспорядках». Это и статьи по государственной измене, это и статьи по участию в террористической организации (речь идет о 258 статье, некоторые пункты которой предусматривают наказание до 15 лет лишения свободы – прим.). Потому что украинская власть считает Донецкую народную республику и Луганскую народную республику террористическими организациями. Такое заключение было сделано без соответствующих экспертиз, без соблюдения международных норм. Просто украинские власти сочли, что это террористические организации. То есть, практически всех, кто хоть как-то причастен к ДНР и ЛНР, считают пособником террористов. Очень много дел по газете «Новороссия». Есть случаи, когда людей «закрывают» за распространение этой газеты. Им предъявляют обвинение в «пособничестве террористической организации» только за то, что они распространяют эту газету.

- Можете назвать имена тех, кого держат в тюрьме за распространение газеты?

- К сожалению, нет. Им на данном этапе избрана другая мера пресечения, поскольку власти опасаются сажать по таким безосновательным мотивам. Поэтому меры пресечения – либо домашний арест, либо личное обязательство. Я не могу их называть, потому что есть опасения, что люди могут оказаться под арестом.

Украина и тайные концлагеря

- Уважаемый Валентин, ранее в СМИ промелькнула информация, что, возможно, на территории Украины могут находиться нелегальные концлагеря для «неугодных». Скажите, вы как правозащитник, владеете какой-либо информацией на этот счет?

- Я вам скажу так, этот вопрос поднимался в связи с Сергеем Васильевичем Долговым, главным редактором мариупольской газеты «Хочу в СССР». Его выкрали два месяца назад, и его жена до сих пор не знает, где он находится. Долгова искали «всем миром», но так и не смогли найти. Есть, в том числе, и неутешительная информация по нему, но мы пока не можем ее проверить, поэтому стараемся очень аккуратно подходить к этому вопросу.

(По данным СМИ, Сергей Долгов был подвергнут пыткам и убит в июле 2014 года, — прим. авт.).

- Когда мы занимались этим делом, — продолжил Валентин Рыбин, — скажем так, в результате определенных мероприятий мы получили информацию, что в Запорожской области, возможно, находится соответствующее учреждение, которое действует неофициально. И были данные, что, возможно, в данном учреждении могут, я еще раз подчеркиваю, я в этом не уверен, эта информация пока не нашла официального подтверждения, — что там могут содержаться люди, которые пропадали два-три месяца назад, и местопребывание которых неизвестно. Какие там условия, где это место находится, я не знаю, поэтому я прошу вас писать об этом очень аккуратно, чтобы нас потом не обвинили в клевете.

Случай мэра Тореза – один из самых вопиющих

- Также хочу вам рассказать о мэре города Тореза Ирине Полторацкой, — заметил адвокат.

Для справки. Случай Ирины Полторацкой – один из самых вопиющих в практике Валентина Рыбина. Полторацкую, поддерживавшую идею федерализации, похитили неизвестные, в течение недели женщину пытали, держали в яме, потом перевезли в Киев, где СБ ее арестовала. В деле похищения и последующего ареста мэра Тореза замешан скандально известный депутат Олег Ляшко. Полторацкую обвинили в «создании террористической организации», и ее долго не удавалось вызволить из киевского СИЗО.

- Я вам расскажу последние новости об Ирине Полторацкой, — продолжил адвокат. — При помощи наших друзей ее удалось включить в список на обмен, а затем и обменять. При этом обменяли ее после того, как было принято постановление о закрытии в отношении нее уголовного производства. То есть уголовное дело в отношении нее закрыли, человек вышел на свободу и поехал домой. Так вот, буквально через неделю после того, как она уехала домой, Генеральная прокуратура Украины отменила постановление о прекращении против нее дела, и сейчас Полторацкую объявили в розыск: опять хотят ее найти и арестовать. То есть бред полный, и полное невыполнение со стороны украинских властей условий ранее достигнутых договоренностей.

- Неужели ее снова арестовали?

- Нет, она не арестована, она находится за пределами Украины.

Дело Савченко: уголовный процесс есть уголовный процесс

- Минский меморандум о прекращении огня включает в себя пункт об обмене пленных по формуле «всех на всех». Как вам кажется, насколько это пункт затронет людей, которые сидят на Украине в тюрьмах и о нескольких лицах, находящихся под арестом в России – я имею в виду украинскую летчицу Надежду Савченко, и обвиняемых в терроризме крымского режиссера Олега Сенцова и его подельников.

- Савченко, Сенцов и те люди, которые были вместе с ним задержаны, находятся в состоянии уголовного процесса. Вы должны это четко понимать. Против них начато уголовное производство по определенным статьям Уголовного кодекса РФ. То, что я могу сказать по этому поводу, является моей личной позицией, но она наверно будет созвучна позиции официальных и неофициальных лиц, которые непосредственно занимаются работой по внешнему урегулированию конфликта между Украиной и Россией. Дело в том, что граждане Украины и граждане России, которые находятся в тюрьмах друг у друга, по моему мнению, должны быть обменены. То есть я считаю, что для этого должна быть политическая воля. Потому что уголовный процесс – есть уголовный процесс. Есть нормы судопроизводства, есть следствие, адвокаты и т.д., и это определенная процедура, которая должна соблюдаться. Только политическая воля может помочь достигнуть того, чтобы эти люди были отпущены. В данном случае я говорю о Романе Банных и Вячеславе Негриенко и еще о ряде граждан России, которые находятся здесь в заключении. Соответственно, им можно в противовес противопоставить тех людей, которые задержаны в России. Какая будет в данном случае политическая воля, каким образом это будет происходить, я не знаю. Но пока мне кажется, что подписанные соглашения об обмене пленными никак не коснутся граждан России, находящихся в украинских тюрьмах.

- То есть, по вашему мнению, минские договоренности не коснутся ни Банных с Негриенко, ни Савченко и Сенцова?

- Скорее всего, это так. Потому что на данном этапе это просто невозможно. То есть сейчас идет разговор только об обмене украинских солдат, которые попали в котлы, на ополченцев, взятых в плен украинскими войсками. Я знаю, что достаточно плотно обсуждался вопрос о списках тех людей, которые являются политическими заключенными, то есть это представители Донецкой народной республики, которые были задержаны и находятся в заключении, это люди, которые в свое время активно помогали ДНР, участвовали в разных акциях. Но я не знаю, включены ли они на данный момент в списки на обмен. Поэтому пока непонятно, будут ли их сейчас обменивать, или нет.

Украинская сторона славится тем, что не выполняет договоренностей

- А как вам кажется, насколько велик шанс, что достигнутые договоренности будут выполняться?

- Я вам скажу так: по моему глубокому убеждению, украинская сторона славится тем, что она не выполняет никаких договоренностей, делает всё, чтобы все договоренности, которые были достигнуты, каким-то образом перекручивались, переворачивались. Они обязательно попытаются найти выгоду в этих договоренностях. Это подтверждается тем, что на переговорах, которые велись по обмену, в списки почему-то неоднократно попадали не те люди, которых хотели освободить представители Донецкой народной республики, а какие-то совсем другие люди. Постоянно идет какая-то подтасовка этих списков. На данном этапе я, конечно, не знаю, как это произойдет, может быть сыграет фактор, что все уже устали и все хотят уже какой-то определенности. Так что, возможно, всё будет сделано, как договорились. Ну а выполнение договоренностей зависит от сторон, которые их достигали.

Журналистка спасла мэра

А в заключение выполним просьбу Валентина Рыбина, который попросил обязательно упомянуть, что в освобождении Ирины Полторацкой, возможно, сыграла роль другая его подзащитная — Ольга Кулыгина.

Ольга Кулыгина попала в плен на Украине. СБУ захватила женщину на украино-российской границе якобы за перевозку крупной суммы денег для ополченцев. Ольгу несколько раз пытались обменять на пленных украинских офицеров, для этого был даже разыгран целый спектакль с мнимым расстрелом украинского военнослужащего, и, в конце концов, обмен всё-таки состоялся. Подробнее об этом можно прочитать в статье «Ополченцы обменяли российскую журналистку на 17 украинских силовиков».

- У меня есть предположение, что именно активная позиция Ольги Кулыгиной после того, как она сама была освобождена, послужила тому, что Ирина Полторацкая тоже попала в обмен и вышла на свободу, — рассказал Валентин Рыбин. — Они с моей помощью познакомились еще во время заключения в киевском СИЗО, и тогда Оля очень поддержала Ирину. На данный момент у меня нет доказательств, что именно Ольга помогла освободить Ирину и помочь ей уехать из страны, но хочу обратить ваше внимание вот на что: Полторацкую включили в списки на обмен буквально через две недели после того, как Кулыгину освободили. Поэтому я думаю, что Ольга в этом деле очень серьезно помогла, — рассказал адвокат.

Елизавета Будько


677

Новости партнеров