В Киеве отвернулись от покалеченного ребенка из Луганска

В Киеве отвернулись от покалеченного ребенка из Луганска

Луганская область, 8 сентября.

Во время не угасающих обстрелов украинских силовиков, за частую страдают дети и старики. Вот и в этот раз, снаряд сдетонировал, влетев в многоквартирный дом и навсегда оставив руки двухлетнего Владика изувеченными.

Врачи осторожно пытаются перебинтовывать маленькому рыжеволосому малышу крохотные ручки. Не помогает. Снаряд украинских военных навсегда оставил руки двухлетнего Владика изувеченными.

Но еще больнее матери раненого мальчика: лечащий врач сообщил, что связался с Киевом, и там против того, чтобы ставить дорогостоящий протез ребенку из непокорного Луганска. И этот удар — пострашнее взрывной волны от того снаряда.

«Сказали, что ни за свой, ни за чужой счет лечить не будут, так как мы из Луганска. Просто слов не хватает! Детей оставить без жилья, инвалидами на всю жизнь! Вот ребенок — два года, а уже инвалид. Кто за это все будет отвечать?», — рассказывает Любовь Старченко, мать Владика.

С врачей крохотного городка Стаханова спрашивать нечего: материалов и навыков хватило лишь, чтобы пришить мальчугану три пальца из пяти. Протезов здесь нет и никогда не было.

«В настоящее время нуждается в операции первого пальца правой кисти. Нужен хороший реабилитационный период, но пока что у нас ничего нет. Ребенок боится шумов, резких хлопков, взрывов — психологическая травма. Дай бог, чтобы все было хорошо»,- сообщил Сергей Копытин, врач-травматолог.

Кроме того, во время обстрела пострадала бабушка малыша, мать Любови. У нее тяжелейшая травма головы. От того же снаряда. У женщины поврежден мозг. Пациентка почти не говорит. И уже вряд ли когда-то будет. После выписки Владик и родители еще какое-то время провели в клинике. Теперь уже всего лишь как посетители.  Отправляясь на руины своего теперь уже бывшего дома, они надеялись, что уцелело хоть что-то. Но ясно, что жить здесь невозможно. Куда идти, они не знают.

Отправляясь на руины своего теперь уже бывшего дома, они надеялись, что уцелело хоть что-то. Но ясно, что жить здесь невозможно. Куда идти, они не знают.

Отправляясь на руины своего теперь уже бывшего дома, они надеялись, что уцелело хоть что-то. Но ясно, что жить здесь невозможно. Куда идти, они не знают.

По данным ООН, за все время карательной операции в Новороссии, с середины апреля по 10 августа погибли не менее 2086 человек, в том числе 20 детей. Количество пострадавших за это время достигло 4953 человек.

Виктор Другоруб


129

Новости партнеров