Поисковая сеть: как на Украине хранят память о войне

Поисковая сеть: как на Украине хранят память о войне

Киев, 22 июня

Сегодня утром в селе Борщев Киевской области, возле мемориала «Барышевский котел», были торжественно перезахоронены бойцы Красной Армии (21 человек), погибшие в 1941 году во время обороны Киева от немецко-фашистских захватчиков.

Мероприятие приурочено ко Дню скорби и чествования памяти жертв войны. Информация об этом появилась на сайте Всеукраинской общественной организации «Союз «Народная Память».

Согласно анонсу, о своем присутствии на перезахоронении заявили руководители Службы безопасности Украины, Управления гражданско-военного сотрудничества Вооруженных Сил Украины, Киевской областной госадминистрации, Киевского облсовета, Управления культуры, национальностей и религий Киевской облгосадминистрации, представители Барышевской и Борщевской райгосадминистраций, члены поисковых отрядов ВОО «Закончим войну», АМПО «Обелиск» и курсанты Академии СБУ.

Законы жанра

Что же, дело благое. Однако, такая деятельность сегодня на Украине – вряд ли популярное занятие, тем более, для представителей (не говоря уже о руководстве!) СБУ, военных и других государственных структур.

НА «Харьков» решило разобраться, кто сегодня в нашей стране действительно занимается поиском павших в Великой отечественной войне бойцов, в каком состоянии этот поиск и есть ли у него перспективы. Наш собеседник – Дмитрий Заборин, глава общественной организации «Союз поисковых отрядов Украины», координатор проекта «Электронная книга памяти Украины».

– Сколько поисковых организаций сегодня действует на территории Украины? Много ли из них таких, кто занимается делом, а не преследует цели политического или социального и коммерческого самопиара?

– Подчас пиар идет бок о бок с поисковой деятельностью. Без этого регулярно организовать захоронения невозможно. Когда находишь человека, готового дать денег на гробы, оркестр и прочее, неизбежно приходится позволить стоять ему рядом с флагом. И так было, в принципе, всегда.

Таковы «законы жанра». Организаций, которые получают финансирование, считанные единицы на всю страну. Если раньше были еще коммунальные предприятия, получавшие деньги из областных бюджетов, то сейчас, если не ошибаюсь, такая осталась одна на всю страну.

13161696

Поисковые отряды на Украине делают работу за власть

По моим подсчетам, поисковых отрядов в Украине около сорока – это меньше, чем в одной Смоленской области в России. В основном, это сугубо локальные организации, которые «роют» в своей области или даже районе. А крупномасштабных Вахт памяти, на которые съезжались бы поисковики со всей страны, не проводилось уже с 1980-х годов. Были лишь попытки таких вахт, но они не объединяли более двадцати человек.

В отношении финансирования. Организация, в которой я находился ранее, финансируется политиком – Юрием Бойко. Он взял на себя организацию захоронения, сделал мемориал. Ему это нравится, он этим болеет, пытается найти по архивам своего дедушку, пропавшего в 1941 году.

При этом сама организация не финансируется никак. Бойко занимается теперь финальным действием, которое подается с большой помпой. Была еще одна организация, которую финансировал бизнесмен. Он увлекся поиском и решил заниматься им профессионально, оплачивая все из своего кармана. Однако все это быстро вылилось в иную форму.

Других примеров я не знаю: либо это частное финансирование, либо областной бюджет. Из местного бюджета в свое время поисковое движение финансировалось в Донецкой области, но давно уже закончилось. Также это происходит по сей день во Львовской области – там действует коммунальное предприятие областного совета «Доля», но вся их деятельность теперь связана с вопросами и историей УПА (Украинской повстанческой армии, — авт.).

Кроме того, были организации, которые продолжают сотрудничать с «Фольксбундом» (немецкой общественной организацией, которая разыскивает и ухаживает за могилами погибших немецких солдат, — авт.), выделяющим деньги на эксгумацию своих бойцов, но всю черновую работу выполняют украинцы – копают землю, поднимают останки, захоранивают на кладбищах и ухаживают за могилами.

Понятно, делают это за деньги. Действующее законодательство прописывалось как раз под эту систему – получение фольксбундовских денег. Поэтому нормальная поисковая работа, которая с немцами и с деньгами напрямую не связана, в принципе, законодательно никак не регулируется.

Союз единомышленников

– Чем сегодня занимается организация «Союз поисковых отрядов Украины»? С чем связано ее название, какова главная цель ее создания, основные задачи?

– Цель и задачи «Союза поисковых отрядов Украины» стандартны – поиск, идентификация и захоронение погибших в ВОВ. Эту организацию я создавал для себя, потому что мне стало тесно в действующих рамках. Хочу объединить людей, которые стремятся заниматься поиском погибших, а не копать «железки» под прикрытием документов или отрабатывать рекламно-политические деньги.

13128599

Поисковых отрядов в Украине около сорока – это меньше, чем в одной Смоленской области в России

В этой организации находятся люди, которые одинаково мыслят – они не выезжают в поле для того, чтобы копать «оккупантов» и не стоят в сторонке на захоронении, как бы стыдясь быть причастными к захоронению советских солдат. Это люди, которые, говоря простыми словами, ищут своих дедушек и никак иначе это не рассматривают.

Я назвал организацию именно так, потому что надеюсь, что когда-нибудь поисковая деятельность на Украине приобретет нормальную форму, у нее будет единая система работы и соответствующие действующие законы.

Кстати, четыре законопроекта уже зарегистрированы в Верховной Раде, они предполагают системное регулирование общественных организаций, упорядочивают, в частности, перевоз останков через границы России, Беларуси, Молдовы – то есть, вывоз/ввоз с/на территорию Украины.

Мне бы хотелось, чтобы данный порядок был максимально упрощен в отношении работы с сопредельными государствами и стал единым. В остальном своими законопроектами я предлагаю концепцию существования поискового движения, которое производится конкретно общественными организациями.

реаап

Поисковая работа, как и в 1990-е годы, остается, скорей, занятием тех, кто по-другому уже не может.

В упрощенном порядке получения документов, со сдачей отчетности в архив, где с ними можно ознакомиться и узнать, чем занимались другие люди, а также с введением административной ответственности за работу без документов.

Ничего из этого списка пока не существует, и все попытки сделать что-то в этом направлении были направлены на то, чтобы подгрести под себя деньги, которые раньше выделялись из бюджета. Однако судьба данных законопроектов представляется мне весьма смутной, перспектива принятия – крайне низкой.

Идеология мешает

– С чем была связана необходимость объединять единомышленников? Поисковое движение так же, как и страну, поразил раскол?

– К сожалению. Многие люди поддались политическим веяниям, сошли с ума и начали заниматься совершенно другими делами, не связанными с реальным поиском. Для кого-то все это стало неважным, для кого-то изменился знак отношения к истории, кто-то ударился в радикальные вещи. В целом нет единодушия. Все это происходит в условиях полной отстраненности государства –никакого учета, контроля и направляющей идеи.

– Кстати, о направляющей идее. Ваша организация действует на этом основании?

– Она объединяет активных молодых людей. Все работают на общественных началах. Силами Березанской группы, к примеру, недавно восстановлены и приведены в порядок памятники на братских могилах в селах Березань, Борщев и Селище под Киевом. В Березани, к примеру, похоронено 55 солдат, сложивших головы осенью 1941 года, в бою в полном окружении.

13173458

В рамках нынешней идеологии, господствующей в стране, работе поисковых отрядов места нет.

Потом там производились захоронения останков, найденных в окрестностях города. Могила была одной из наиболее пострадавших от времени – долгие годы никто ею не занимался.

– Есть ли сегодня у поискового движения будущее?

– Состояние поискового движения на Украине унылое. Полный разброд и шатание: каждый занимается, чем хочет и, как я уже говорил, правая рука не знает, что делает левая – нет единой базы, единой системы сбора сведений о найденных и перезахороненных бойцах, их найденных родственниках. Будущее у него лишь теоретическое.

Для перспектив нужно государственное понимание этой проблемы и уполномоченный орган, который будет данное движение организовывать, координировать и направлять.

Оно должно стать общеполезной программой, которая не может появиться без другой идеологии. В рамках же нынешней идеологии, господствующей на Украине, данной работе места не находится. Невзирая на то, что речь идет о погибших людях – и сомнений или разногласий быть не должно, – тем не менее, на людей накладывается общее отношение к истории Великой отечественной и советскому прошлому вообще.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Нападение фашистов 22 июня 1941 года — политики спекулируют, народ скорбит

В итоге это, как и в 1990-е годы, остается скорее занятием тех, кто по-другому уже не может. Либо тех, кого привлекает романтика находок с перспективой продажи, а подъем останков и захоронения для них – просто попутное занятие.
Катерина Мирская


1712

Новости партнеров