Журналисты высказались о гибели своего коллеги Андрея Стенина

Журналисты высказались о гибели своего коллеги Андрея Стенина

Киев, 4 сентября.

На Украине уже привыкли к смертям. Стороны конфликта приводят разительно отличающиеся данные, преуменьшая свои потери и преувеличивая потери противника. Однако все понимают одно: народу гибнет немало.

Но если к смерти людей с оружием общественное мнение уже готово, то гибель журналиста еще вызывает определенный резонанс.

Как же воспринимают убийство коллеги киевские работники СМИ?

Оказывается, соболезнования готовы выразить, мягко говоря, не все. Еще год реакция была бы единодушной — в каждом трудовом коллективе все, как один, лили бы слезы, зажигали свечи, пили под тосты о великой второй древнейшей профессии, а потом возлагали бы цветы, кто куда придумает.

Однако уже десятый месяц журналистский лагерь, как и все украинское общество, расколот. С каждым витком ужесточения войны этот раскол только усугубляется. Не секрет, что большинство киевских СМИ Майдан не только освещали, но и поддерживали. По субъективным оценкам, около 80% работников киевских СМИ активно поддерживали Майдан, а сейчас выступают за АТО, 10% занимают противоположную позицию, но молчат из соображений собственной безопасности, а 5% пытаются сохранять нейтралитет.

Активно борются с режимом единицы, многие из них вынуждены это делать из-за рубежа. По сути, оппозиционных СМИ не осталось. Есть считанные печатные органы, которые балансируют на грани фола, например, газета «Вести». В городе популярны граффити «Вести – рупор Кремля», а сам офис дважды был разгромлен радикалами-ультрас. К слову, реакция революционно настроенных коллег на погром офиса «Вестей» была неприкрыто злорадной.

«Так и им и надо! Сколько можно терпеть путинских подстилок?», «Надо было еще журналюг наказать». Журналисты из противоположного лагеря, ясно представляя себя на месте работников «Вестей», выражали им поддержку лично или в соцсетях. Ведь, что характерно, и большинство этой газеты придерживается революционных взглядов и им приходится страдать за позицию «Вестей».

Единое информпространство

С победой Майдана единая позиция украинских СМИ, а именно поддержка новой власти, была закреплена почти официально. Так, один из крупнейших независимых профсоюзов журналистов издал и разослал методичку о том, как следует освещать АТО. В ней, в частности, рекомендовалось избегать слов «трупы» и «насилие», а о негативных явлениях в армии писать лишь тогда, когда они уже преодолены. В правительстве же уже давно всерьез задумываются о создании министерства пропаганды.

Смерть российских журналистов и похищения украинских никоим образом не примирили коллег по цеху.

Об отношении к гибели еще одного россиянина - Андрея Стенина — и о том, можно ли убивать журналистов, мы спросили у киевских коллег. Групповые дискуссии на подобные провокационные темы уже давно невозможны – они обычно заканчиваются скандалами и даже дракой. Поэтому опросили мы журналистов отдельно, а фамилии изменили – возможно, через некоторое время сегодняшние враги вновь станут друзьями или хотя бы смогут беседовать не только о погоде.

На войне как на войне

«Конечно, неприятно, когда гибнут коллеги. Но что вы хотите? Это война. Россия напала на нас, мы имеем полное право защищаться. А российские СМИ – это по сути подразделение армии. Рота пропаганды. Раз ты солдат армии, тебя могут убить. К штыку приравнял перо – будь готов рисковать жизнью,» — говорит Елена, редактор политического издания.

Сайт glavnoe.ua еще более категоричен. Еще 9 августа в материале «В чем вина Андрея Стенина? Фоторасследование» можно прочесть: «Всех любителей съемок человеческого мяса и страданий украинских солдат ждет неотвратимое возмездие. Фотокор РИА А. Стенин является инструментом российской пропаганды войны». В статье приводятся доказательства того, что Стенин лично сделал фотосъемку допроса и пыток украинских солдат, взятых в плен в Шахтерске (фотографии пыток солдат, а за тем – фотографии трупов тех же содат). «Таким образом, — пишет сайт, — Стенин стал соучастником военного преступления и СБУ, задержав его 5 августа, должно заставить его отвечать по закону.

 

Кто за это ответит?

Противоположной точки зрения придерживаются активные противники украинской власти.

«Я не знал Андрея. Но лицемерная ложь украинских властей, которые сначала заявили, что он задержан, а потом отказались от своих слов, хотя все это время знали, что с Андреем произошло в реальности — это верх лицемерия. Это не должно остаться безнаказанным,» — комментирует гибель коллеги журналист Алексей, который был вынужден переехать в Россию».

стенин

Смерть российских журналистов и похищения украинских никоим образом не примирили коллег по цеху.

На наш вопрос, может ли журналист сохранять нейтралитет на войне, он ответил: «Да, журналистская беспристрастность возможна. По крайней мере, хороший журналист сообщает о событиях, стараясь показать мнение всех сторон конфликта и описывать события фактологически, избегая оценочных суждений».

С последним утверждением не вполне согласен Руслан, киевский журналист, побывавший на юго-востоке Украины во время прошлого перемирия: «Сегодня отрешиться от ситуации и возвыситься над конфликтом почти невозможно. Это война. Ты либо «за», либо против. Ополченцы (или террористы, кто как называет) относятся к киевским журналистам очень настороженно. Обязательна нужна аккредитация с печатью ДНР и ЛНР. Российских журналистов там полно и принимают их охотно. Из Киева я был один, но наш журнал регулярно командирует туда корреспондентов. Я «ватник» и не скрываю этого. Мне очень жаль Андрея. Я считаю, мы должны стремиться делать свою работу максимально незаангажированно. Но это очень сложно. Мне жаль и украинских журналистов – нескольких похищали, сейчас муж моей давней знакомой в плену. Хотя мы из разных лагерей, но все равно я хотел бы, чтобы его отпустили».


Молимся за всех

«У журналистов, которые не хотят работать рупором АТО, три выхода: уехать, смириться или уйти из профессии – говорит Людмила, режиссер телепрограмм. – Я не могу больше работать на своем телеканале, мне противно. Я сменила профессию – шью, подрабатываю няней. Пусть работа не такая интеллектуальная, зато нервы в порядке. Я не поддерживала Майдан и против АТО, но молюсь за всех убитых с обеих сторон. И за коллег, конечно. Я бы сама никогда не пошла фотографировать под обстрелом, а мужа не пустила бы воевать. Мне иногда кажется, что это просто коллективное безумие. Но оно должно закончиться, потому что это совершенно ненормально. Надеюсь, со временем журналистская профессия опять станет мирной. Тогда я в нее и вернусь, даст Бог».

Марина Долотова

Виктор Другоруб


176

Новости партнеров