Беженец с Украины: Мы уезжаем от войны и национализма

Беженец с Украины: Мы уезжаем от войны и национализма

Краснодар, 29 августа.

Дмитрий перебрался в Россию через границу из Донецкой области с семьей пару недель назад, к родственникам. Там же проживает еще и его двоюродный брат с семьей.  О том, что вынудило их выехать из Донецкой народной республики, рассказал глава семейства, попросив не называть его фамилии и не публиковать фотографии. Даже покинув Украину, дончане боятся преследования со стороны украинских националистов.

 

- Перед тем, как покинуть Донецк, мы некоторое время находились под обстрелом. Жить в квартирах возможности не было, только в подвалах. Обстрел шел постоянно, шум, грохот, ужас кругом, — рассказывает Дмитрий. — У меня двое детей, так они на улицу почти не выходили. Лето уже подходило к концу и старшей надо было в школу идти. К этому времени ополченцы поставили гаубицу во дворе учреждения. Сразу стало ясно, что националисты начнут стрелять по ней, а, значит, и здание школы разнесут в клочья, а кто его ремонтировать будет? Ребенку учиться надо. Тогда решили переходить границу и идти в Россию.
 
- Нам повезло, мы передвигались на автомобиле, поэтому миновали проблемы, которые сопровождают тех, кто едет поездом, — делится глава семейства. — На границе получили миграционные карты. Сейчас готовимся к школе. Моей дочурке идти в 10-й класс. Но программы разные, в школе Краснодара сказали: если девочка в первую четверть будет отставать по программе, то 9 класс ей придется проходить заново.
 
Как отмечает Дмитрий, «в Украине сейчас очень много проблем, мы периодично созваниваемся с друзьями, соратниками коллегами по работе, спрашиваем, как у них дела».
 
- Они говорят, например, что в Украине сейчас все очень подорожало, а зарплата прежняя, — говорит он. — Рост цен на продукты идет семимильными шагами.
 
Семья Алексея перебралась из Украины в Россию 12 августа. Они родом из другой восставшей против официальных властей области — Луганской. Им пришлось двое суток сидеть, скрючившись, в автобусе, чтобы выехать из сопредельного с Россией и объятого войной государства.
 
- То, что там сейчас происходит, можно назвать только одним словом – катастрофа, — рассказывает Алексей. – Я потерял работу, перспектив устроиться никаких, к нам — жителям Луганщины — на Украине везде относятся с пренебрежением. Мы хотели бы остаться на родине, но, узнав, что (мы) прибыли из Луганской области, нас тут же начинают принижать, завышают цены на продукты, требуют, чтобы мы говорили на украинском. Даже съем квартиры на западе обходится нам в разы дороже, чем местным жителям. Кроме того, к нам повышенный интерес проявляют милиционеры, каждый раз спрашивают паспорт.
 
- Послушав рассказы уехавших на запад, мы решили, что лучше двигаться на восток, в Россию, — делится беженец. — Вот тут мы страху натерпелись. Как только вошли на вокзал, у меня сразу потребовали паспорт, увидев, что мы из Луганской области, тут же позвали милиционера с автоматом. Но у меня жена стала говорить, что я болен и в армии никогда не служил, даже по призыву в мирное время был освобожден. Тогда милиционер сказал, что нас все равно снимут с поезда перед границей и под дулом автомата отправят воевать. Я ему говорю: «Как же так я пойду воевать? Убивать своих друзей, знакомых, родственников? Да и не воин я вовсе, а работяга, простой железнодорожник, что с меня взять». Ну, этот парень был еще сговорчив. Он посоветовал нам выезжать через автовокзал на автобусе. Но, пока мы стояли перед вокзалом, к группе людей, ожидающих поезд, подошли милиционеры и потребовали паспорта. Тех, кто из Луганской или Донецкой областей, тут же забирали.
 
- Один милиционер шел впереди, а другой сзади с автоматом, тут никуда не денешься, идти надо. Добравшись до автовокзала мы увидели ту же самую картину, как милиционеры с автоматами уводили молодых парней и мужчин, — говорит Алексей. — Как потом утверждали их родственники — на войну с ополченцами. Что с ними в дальнейшем происходило, я не знаю. Двое суток мы в переполненном автобусе, почти не выходя из него, добирались до пограничного пункта с Россией. Я даже день рождения там справил, сидя с женой. Она сказала: «С днем рождения тебя!», я говорю: «Спасибо!». И все. Сейчас вот ждем получения статуса убежища в России, и нам бы хотелось здесь остаться. Тут не стреляют и не бомбят, да и в душе мы все же русские.
 

Александр Мариинский

Елизавета Будько


148

Новости партнеров