День ЖМУРКОлиста: украинские журналисты рассказали о работе в «подполье»

День ЖМУРКОлиста: украинские журналисты рассказали о работе в «подполье»

Киев, 6 июня.

Журналистика на Украине подчинена пропаганде, а наиболее объективны те, кто освещает локальные темы, не касаясь политики. Такое мнение высказали НА «Харьков» представители СМИ, опрошенные по случаю Дня журналиста, который сегодня отмечается на Украине в 22 раз.

Прессу, кстати, уже поздравил президент страны Петр Порошенко, сравнив информационный «фронт» с линией обороны.

«В условиях развязанной Россией агрессии на Донбассе и в Крыму информационный фронт является таким же передовым, как и линия обороны государства в районе военного конфликта. Мощные информационные атаки северного соседа побуждают вас быть еще более ответственными, тщательными и непредвзятыми», — отметил президент.

В своем обращении Порошенко выразил благодарность «тем бесстрашным журналистам, чьи репортажи из горячих точек Донбасса, где и до сих пор свистят пули и разрываются снаряды, развенчивают легенды и мифы российской пропаганды». Кроме того, глава государства заверил, что журналисты и СМИ Украины находятся под защитой властей и закона.

Впрочем, заверения Петра Порошенко — одно, а реальная жизнь — другое. НА «Харьков» задал коллегам несколько наиболее важных, на наш взгляд, вопросов.

  •  Можно ли говорить о свободе слова на Украине?
  •  Кто из СМИ, на ваш взгляд, сегодня наиболее объективен?
  •  Можно ли говорить о защите прав журналистов на Украине?
  •  Ваша оценка сегодняшнего качества СМИ и журналистики в стране?

Наталья Максимец, Луганск

Наталья Максимец, журналист

Наталья Максимец, журналист

- Ни о какой свободе слова на Украине сейчас говорить не приходится, ее просто нет. Настоящая свобода слова была во времена Януковича, ее девать было некуда: писали-говорили все, что хотели, в любых объемах и с любой интонацией. Ныне украинский журналист сто раз подумает, прежде чем высказать мнение или подать информацию, а некоторые темы и вовсе являются табу — критика власти и ситуации в Донбассе, симпатия к России. В то же время, если в домайдановскую эпоху провокационная ложь и пристрастие к непроверенным фактам считались в профессиональной среде признаком дурного тона, то теперь это норма.

Профессия журналиста на Украине — одна из самых опасных, при условии, что он пишет-снимает правду и ничего, кроме правды. Покалечат, убьют, бросят за решетку. Самая щадящая из угроз — лишат работы. Так что прав у пишущей-снимающей братии не осталось.

Современные украинские СМИ спокойно и объективно воспринимать невозможно, по большому счету, читать-смотреть-слушать нечего, разве что самое нейтральное — спорт, неполитизированные материалы о культуре, кулинарные передачи и прочие котики-цветочки. Настоящий «цепной пес демократии» ушел в подполье блогов, скрылся за псевдонимами в соцсетях, уехал из страны или ушел из профессии.

Андрей Соболев, Харьков

Андрей Соболев, журналист

Андрей Соболев, журналист

  • Свобода слова на Украине – это возможность восхвалять «европейский путь», превозносить «героев АТО» и не замечать, что страной правят те же самые олигархи, что и раньше. Да, и самое главное: свобода слова сегодня это передергивание фактов, сплошные фейки и высосанные из пальца «новости». Полная свобода, никто ни за что не отвечает… Наверное, ради этого и стоял Майдан. Сегодня на Украине можно обвинить кого угодно в чем угодно и никто не потребует доказательств. А если в конце такой «новости» еще и написать «Слава Украине», будет полная индульгенция.
  • Нет объективных. Все СМИ Украины живут на деньги хозяев или на заграничные гранты и ведут ту политику, которую заказывают им их работодатели. Объективности нет и не будет еще долго, возможно, уже не будет никогда. Слишком привыкли современные журналисты врать в угоду хозяину. Чтобы получить хотя бы приблизительно объективную информацию о том, что происходит в стране, надо прочитать про одно и то же в трех-четырех местах, затем посмотреть, что пишут об этом же за границей и искать истину где-то между.
  • Единственное, что может защитить права журналиста сейчас — или весомая «крыша» издания, хозяин которого уже «все порешал», или громкий вопль «Слава Украине».
  • Качество прессы ниже среднего, в СМИ пришли «журналисты-патриоты», порой не только не знающие про объективность, а чаще всего даже считающие это пережитком прошлого. По их мнению, ради идеи можно так подавать материал, чтобы на выходе это звучало как очередная победная реляция. Отсюда истории про гениальных украинских «изобретателей велосипедов», байки о том, что весь мир создан древними украинцами, и «серьезные» рассуждения экспертов об украинском вкладе во все, что только можно. Если так пойдет и дальше, скоро мы узнаем, про то, что на Луну высаживались именно украинцы, да и в создании пороха и колеса явно тоже без украинцев не обошлось.
Олег Никитин, корреспондент

Олег Никитин, корреспондент

Андрей Тюнников, Донецк

- О свободе слова сложно говорить в стране, которая публикует списки неугодных журналистов в открытом доступе и преследует их за убеждения (например, дело Коцабы). Наиболее объективны менее зависимые от власти интернет-СМИ, иногда выражающие свою точку зрения, впрочем, их в последнее время тоже поджимают.

Сайт «Миротворец» в принципе отрицает самим фактом своего существования все понятия прав журналистов, какие могут быть. Что до качества журналистики, оно на Украине среднее в силу её высокой политической ангажированности и отсутствии альтернативных точек зрения. Хотя хороших журналистов хватает.

Олег Денежка, Харьков

Олег Денежка, журналист

Олег Денежка, журналист

  • Если это и свобода, то очень странная. Это свобода свободно врать и писать любую ахинею, если только она вписывается в «политику партии». В плане полета свободной фантазии украинские СМИ беспрецедентны. Даже Геббельс себе такого не позволял. Из того же теста — оценки буквально в каждом слове заголовка. Чтобы люди в заметке про рецепты варенья минимум пять раз упоминали Путина и десять — Донбасс… Полная свобода мысли от логики.
  • Если говорить об украинских СМИ, пожалуй, только одесский «Таймер». Последнее издание, которое хоть как-то держится. Некоторое время производил более или менее вменяемое впечатление канал «112″, но и он сейчас съехал с катушек.
  • Сидит минимум, с приговором или еще без него, более двух десятков журналистов. Это те кто на виду, а на деле цифры могут быть выше. Бузина убит, и он не единственный. Многие журналисты, и я в том числе, были вынуждены уехать. Не буду говорить, что меня с ножом преследовали, но в тот момент, когда я уезжал, запрет на профессию для всех не разделяющих призрачные ценности Майдана был свершившимся фактом. Надо сказать, что лояльность — к хозяину, работодателю или политической конъюнктуре- было требованием №1 к украинским журналистам все 25 лет этой недогосударственности. Сейчас же этот принцип возведен в абсолют. Ты можешь не уметь писать, можешь быть глупым и безграмотным, но слова «ватник», «сепаратист». «колорад» должны у тебя от зубов отскакивать.
  • Вместо своей я дам оценку Дмитрия Киселева, который более трех лет проработал на украинском канале ICTV. На вопрос, чем, по его мнению, характеризуется украинская журналистика, он ответил почти не раздумывая: «Поверхностность. Во всем». И это сейчас доведено до состояния абсурда.
Андрей Заблоцкий, журналист

Андрей Заблоцкий, журналист

Андрей Заблоцкий, Донецк

- Яркой иллюстрацией нынешнего положения журналистов в Украине является скандал с сайтом «Миротворец», имеющим непосредственное отношение к украинскому МВД. Несмотря на значительный резонанс как внутри Украины, так и на Западе, сайт продолжил свою работу и публикацию личных данных журналистов.

Поэтому можно констатировать, что права журналистов в стране не соблюдаются, а свобода слова существует лишь в той степени, в какой соответствует официальной точке зрения.

Инна Журавель, Харьков

- Свобода слова в Украине даже в прежние, так сказать, домайдановские времена, была всегда понятием условным. Почему-то всегда находилось оправдание в обществе, почему этой свободы нет. Вначале был виноват страшный и ужасный Кучма, потом «люби друзи» Ющенко, потом не менее страшный Янукович, нынче — «зрада».

Но, к сожалению, причина отсутствия свободы слова в другом. Она — в глубокой привычке журналистов к внутренней самоцензуре. Для большинства из них гораздо важнее мнение хозяев или давящее, удушающее мнение социума, который нынче вообще не терпит инакомыслия. Отсюда же и ситуация с правами журналистов — защищены права лишь тех, кто в тренде, кто продвигает поощряемые в обществе смыслы и идеи.

По сути, нынешняя журналистика в Украине — это инструмент обслуживания политических и экономических интересов тех или иных кланов. Никому не интересны объективные факты, истинное положение дел. Если сюда добавить еще и нынешнюю истерию с участием радикальных активистов и спецслужб, ситуация начинает выглядеть просто катастрофической.

Катерина Мирская, Киев

- На Украине свобода слова закончилась в тот день, когда был совершен революционный переворот. Ни свободы, ни слова теперь в этой стране нет. Объективные СМИ вынуждены были закрыться тут же, максимум через два-три месяца. Сегодня объективность в отношении действий властей допустима лишь при условии антироссийской риторики в целом.

Исключение составляют лишь пара-тройка ресурсов — в частности, «Версии. Фабрика аналитики», НА «Харьков». При этом журналистов преследуют, угрожают, сажают и убивают, так что ни о какой защите их прав говорить нельзя. Примеров тому масса, включая известнейшие истории Коцабы и Бузины.

Журналистика на Украине умерла! Впрочем, и сама страна тяжело больна, а на излечение нет никаких надежд.

Андрей Дмитриев, Харьков

Андрей Дмитриев, писатель

Андрей Дмитриев, писатель

- Максимилиан Волошин во время Февральской революции сетовал на то, что «там, где начинается свобода печати, свобода мысли кончается». На Украине после первого майдана делалось всё, чтоб выхолостить общественную мысль. Можно вспомнить период, когда на каждом телеканале выходила своя «Свобода слова» — с Шустером, Киселевым, Куликовым.

Годами растили вот этих «лидеров общественного мнения»… Отформатированное общественное мнение, убивающее общественную мысль, — как рапсовое поле: земля истощена, на ней годами уже ничего не растет, но сам урожай рапса приносит сиюминутную выгоду хозяину.

Свободы мысли на Украине нет. А без этого свобода слова становится бессмысленной игрушкой или гранатой для обезьяны — какого-нибудь предельно циничного существа вроде Найема и Лещенко или откровенного недоумка вроде Сергея Высоцкого. Грантососные журналисты охотно перекочевывают в информационную обслугу очередной власти, а когда чувствуют ее скорый уход, возвращаются к привычному грантососному занятию. В такой ситуации сама свобода слова (в журналистском понимании) становится дефектной.

Заискивающие улыбочки журналистов президентского пула, подобострастное кивание порожними головами в такт демагогическим тирадам первого лица… Всё это первичные признаки деградации. Между тем и в такой ситуации есть исключения из правил. Например, тележурналист Роман Гнатюк. Достаточно вспомнить, как его неудобная правда в прямом эфире украинского телеканала привела в бешенство Антона Геращенко (который и в уравновешенном-то состоянии не злоупотребляет здравомыслием и адекватностью), и чем это закончилось для журналиста — увольнением с канала.

Одесский «Таймер» старается сохранить объективность даже в нынешних дичайших условиях. Кстати, это одно из немногих украинских изданий, которое защищало одесских журналистов. ставших политзаключенными, — Артема Бузилу и Елену Глищинскую. Большинство же коллег по цеху предпочли сделать вид, что не заметили. Это всё, что можно сказать о защите прав журналистов (не путать с правом скалить зубы в политических ток-шоу и стричь купоны с доверчивого стада; таким правом действительно наделены высоцкие, найемы и прочие соискатели золотого унитаза).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Стець заявил, что украинские журналисты могут изменить судьбу страны

Дмитрий Губин, Харьков

Дмитрий Губин, журналист

Дмитрий Губин, журналист

  • Селекция журналистов так долго шла, что люди, которые сейчас занимаются гнуснейшей пропагандой — от писания доносов до призывов к убийствам — считают, что свобода слова в стране полная. И, действительно, для них так оно и есть. Это мы говорим о тех, кто верит в то, что пишет. Тех же, кто делает это за деньги или вообще отказывается это делать, осталось не так много. А вообще, я бы понятие свободы слова по отношению к нынешней украинской журналистике отложил бы в сторону. Сейxас это неактуально.
  • Наиболее объективен тот, кто сужает свое профессиональное поле. Тот, кто считая себя местным журналистом, пишет только о местном хозяйстве, например.
  •  О какой защите прав журналистов можно говорить, если сейчас журналисты на Украине пользуются только одним правом — правом настучать на коллег?
  • Очень и очень разный. Есть люди, которых можно читать, есть издания, где не экономят на редакторе и корректоре. А есть и те, которые показывают, что журналистика, особенно молодая, больна. Больна, как и вся система образования, в смысле узкого кругозора, незнания базовых предметов и т.д. Впрочем, не это главная проблема, ибо это при желании излечимо. Другой вопрос, что журналистика наша находится в ужасающем состоянии по причине ее политизированности и вплетении в агрессивную пропаганду.

 
Игорь Скрыпач


1182

Новости партнеров