Украинские "дети войны" все чаще становятся сиротами

Украинские "дети войны" все чаще становятся сиротами

Харьков, 21 августа.

Кто бы мог подумать, что термин "дети войны" мы будем применять не только к пожилым людям, которые родились в годы Великой Отечественной войны, но и к обыкновенной детворе, которая еще вчера жила в Славянске, Краматорске, Горловке и других больших и маленьких городах Донецкой и Луганской областей.

По самым скромным оценкам, только в Харькове сейчас находятся тысячи детей, приехавших из зоны боевых действий. Большая часть из них конечно приехала с родителями или родственниками. Волонтеры сбиваются с ног в поисках колясок, памперсов, детского питания. Накануне 1 сентября особо остро становится вопрос о ранцах, канцтоварах, учебниках, форме, без чего детвора не сможет пойти в школы. Но эти дети по крайней мере рядом со своими папами и мамами, и понимают, что о них есть кому позаботиться, куда бы их не занесла нелегкая судьба беженцев.

Гораздо страшнее становится, когда речь идет о детях-сиротах. И не только тех, кто жил в детских домах, эвакуированных из зоны боевых действий, но и тех, кто осиротел в результате военных действий. У кого иногда прямо на глазах убили родных и близких.

бомбоубежище_славянск

Бомбоубежище, Славянск. В Харькове сейчас находятся тысячи детей, приехавших из зоны боевых действий.

Марине 5 лет. Еще в начале лета ее отправили к бабушке и дедушке в Харьков. Тогда еще казалось, что к началу сентября она сможет вернуться к родителям в Луганск. Теперь уже понятно - возвращаться некуда. Их дом сильно поврежден в результате обстрела, отец и мать пропали без вести, когда ехали на своей машине в Харьков, пытаясь выбраться из-под обстрела. Марина пока об том не знает, и готовится пойти в харьковский детский сад. Бабушка и дедушка рассказали ей, что папа и мама поехали в длительную командировку, и там, куда они уехали, нет мобильной связи.

"Марина очень жизнерадостная девочка, очень компанейская. Легко подружилась с девочками по дворе, думаю, легко приживется и в детском саду. Мы с женой уверены, что Олег и Оля - родители Марины живы, и обязательно приедут или позвонят. Другого варианта просто нет. С ними все хорошо, просто не могут пока позвонить", - говорит дедушка девочки Николай Фомич, но губы у пожилого человека трясутся.

Худенькому высокому пареньку с диковинным именем Фома уже почти 13 лет, он считает себя совсем взрослым и хорошо знает, что его мама погибла. Она была в числе тех, кого пострадал после обстрела автобусной остановки в Донецке. Отец мальчика умер, когда Фоме было только два года, он его почти не помнит. "Мама очень хотела, чтобы я обязательно стал великими математиком. И папа этого хотел. Поэтому я обязательно им стану", - говорит он.

Фома живет в семье своей тетки, сестры матери. Своих детей у нее нет, и она с мужем были очень рады приютить племянника.

"Фома не признается, что ему плохо. Но по ночам ему снятся кошмары, кричит во сне. Но к психологу идти отказывается, говорит, что сам справится. У него действительно удивительные математические способности. Отдали его в лицей в Харькове, надеемся, что сможем прижиться в новом коллективе. Мы с мужем все сделаем, чтобы его поднять на ноги. В память о сестре", - говорит Ирина Григорьевна, тетка мальчика.

У двойняшек Никиты и Юли вот уже как две недели нет отца. А мама от горя совершенно потеряла голову - муж отправил ее из воюющего Донецка рожать в Харьков, к подруге в гости. Сам собирался приехать через пару недель. Соседи позвонили и рассказали, что его тело нашли недалеко от одного из блокпостов, еле опознали.

Катерина даже не смогла похоронить мужа - лежала в роддоме, да и подруга не отпустила, чтобы не рисковать жизнью и здоровьем молодой мамы.

"Я боюсь за ее психику. Она даже детей видеть не хочет. Все время говорит, что если бы не беременность, уберегла бы мужа. Колем ей успокоительные, за детворой сами ухаживаем. Я няньку наняли, свою маму попросила приехать. Даже не знаю, что будет дальше", - говорит подруга Валерия.

Таким историям нет числа. По нашей информации, достаточно большая группа харьковских женщин обратилась в городские и областные управления по делам семьи и молодежи с предложением упростить механизм опеки и усыновления для детей, прибывших из зоны АТО.

"Не хочу говорить свою фамилию, и фото не надо - скажут потом, что рекламу себе делаю. Я и мои подруги готовы взять в семьи этих детей. Им сейчас немедленно нужна семья - тепло, покой, защита, безопасность. Но наше законодательство устроено так, что пока соберешь бумажки, пока дождешь очереди на усыновление - эти дети станут совершеннолетними. А им помощь сейчас нужна. Ну что они по детдомам будут мыкаться?" - говорит одна из лидеров инициативной группы Маргарита.

Евгений Паромный


183

Новости партнеров