ПЛАТОН БЕСЕДИН: Санкции – не только испытание, но и возможность

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Санкции – не только испытание, но и возможность

Санкции – это плохо. И страшно. Те, что они нам. И те, что мы им. Как жить? Что есть? Как справляться? В лютой русской зиме. Без чешского пива, французских сыров и польских яблок. Думайте, бейте в колокола, стучите в бубны верхнего и нижнего мира.

Внимайте тем, кто уже объяснил, что нам не выжить. Полная изоляция России! И всё из-за Путина. И всё из-за Крыма. Плохие, плохие русские, которые не бросают своих. Нет им пощады! Давно хотели, и вот – выдался чудный повод!

Были российские войска или не были на протяжении всей независимости Украины в Крыму – не суть важно. Есть ГРУ в Донбассе или нет – к делу не относится. Предоставили гуманитарный коридор или закрыли его для взывающих о помощи украинских военных – кого-то разве волнует?

Это ведь мы всё время пытаемся казаться хорошими. Вот, убедитесь – ничегошеньки не нарушили! Где ОБСЕ? Где ООН? Наблюдатели, ау, приезжайте! Проинспектируйте нас, расскажите миру, что мы не такие плохие, как нас рисуют в украинских и западных СМИ. Это наша болезнь, наша дурная карма.

А им – тем, кто уселся в европейских и американских кабинетах – плевать. Они делают свою политику. Хотят выращивать боевиков на Ближнем Востоке – выращивают. Хотят бомбить Югославию – бомбят. Хотят убивать мирное население Донбасса – убивают. Открывай, мать твою, демократия пришла!

Так что я немножечко о другом. О русской деревне. О той, откуда родом мои предки. Из Брянской области. Езжу туда в августе-сентябре. Живая природа. И мёртвая инфраструктура. Разруха, нищета, упадок. Даже фундамент бывшего колхозного здания разломан на части. Искали, чем поживиться.

А чуть дальше – сад. Дивный яблочный сад. И яблоки на деревьях огромные, сочные. Разных сортов. Наливаются, зреют на ветках. Падают в некошеную траву и гниют. Дивные яблоки. Таких ароматных и вкусных я не ел никогда.

Но они никому не нужны. Никто их не собирает. Гниют, умирают. Как и деревня.

Подобные сады я видел во многих российских губерниях. На них бы молились в Европе. А у нас они никому не нужны. Зато в супермаркетах и на рынках безвкусные польские яблоки, которые разрежь, оставь на столе – они даже не потемнеют.

И поля у нас такие же, как сады. Их берут в аренду немцы, голландцы, французы. Засевают, а потом, собрав урожай, продают его нам.

Крестьяне – те, кто остался – воют: некуда сбывать мясо, молоко, яйца. Всё завалено иностранной продукцией. Не пробиться.

Россия потребляет и потребляет. Жрёт, пьёт иностранное. Как мальчик, приехавший из полумёртвого села в городской супермаркет. Джемы турецкие покупаем, когда наши бабушки делают такое варенье. Маразм потребления с вялыми протестами «выбирай отечественное»!

Так что это им, хулителям и хулимым, должно быть страшно. А мне хорошо. От санкций.

Я хочу больше санкций. Таких, чтобы и с Аргентиной – в пух и прах. Чтобы не её мясо есть, а из Орловской, Рязанской, Тверской губерний. А если нет, то к чему это всё?

Потому что санкции – не только испытание, но и возможность. Зажить своей собственной жизнью в своей стране.

 

 

Ольга Бузыка


110

Новости партнеров