АЛЕКСАНДР КУЗНЕЦОВ: Нужна ли Украина Европе, а Европа Украине. И если да, то зачем

АЛЕКСАНДР КУЗНЕЦОВ: Нужна ли Украина Европе, а Европа Украине. И если да, то зачем

В июле с большой помпой было подписано Соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом. Сияющие улыбки президента Порошенко и других представителей украинской элиты должны были продемонстрировать успешность «цивилизационного выбора» украинцев в сторону Запада.

Действительно, данный выбор, одобренный значительной, но не большей частью населения Украины, был принят на уровне коллективного бессознательного, что лишний раз демонстрирует правоту выводов выдающегося российского историка Льва Гумилёва о том, что Западная Украина принадлежит к европейской цивилизации.

Таким образом, значительная часть украинцев проголосовала за европейский выбор сердцем, а не головой. Если бы выбор всё-таки был сделан на рациональном уровне, многие в этой стране потрудились бы вначале почитать 900-страничный текст соглашения. После этого, наверное, некоторым бы стало дурно, а остальные в корне поменяли бы своё мнение.

ЕС для Украины: прибыли или убытки?

Прежде всего, поговорим о дивидендах, которые может принести жителям Украины интеграция в европейскую экономику.

Наиболее мощным мотивом вступления Украины в ассоциацию с ЕС является высокий инновационный потенциал европейской экономики. Среди стран ЕС есть такие, в которых эти показатели инновационного роста находятся на уровне инновационных лидеров — США и Японии. По данным ООН, в 10 наиболее «инновационных» странах значительно выше уровень ВВП на жителя, чем в 10 наиболее «сырьевых» странах. Этот вывод имеет очень важное значение в контексте сравнения интеграционного выбора Украины: или ЕС как «инновационное» формирование, или ТС (Таможенный союз) как «сырьевое» формирование?

Немалую привлекательность для украинцев имеют также более высокий уровень экономический свободы, конкурентоспособность экономики, несомненно низкий уровень коррупции в странах Европы. Не последнее значение имеет и высокий уровень оплаты труда. По данным агентства Reuters, в странах Европы, взявших курс на «скандинавский социализм» (Швеция, Финляндия, Дания, Франция, Голландия), рабочая сила переоценена в два раза, ещё в десяти странах она просто переоценена, а уровень европейских зарплат превышает российские в четыре, а украинские — в восемь раз. Правда, почему-то в новых членах ЕС (странах Центральной и Восточной Европы) рабочая сила недооценена. Там уровень зарплаты не дотягивает и до половины германских или французских показателей. Видимо, такая же участь ждёт и Украину.

Ещё одним немаловажным мотиватором является возможность безвизового въезда в европейские страны. В настоящее время значительное количество украинцев работают в европейских странах, а их годовые отчисления на родину превышают 15 миллиардов долларов. Многие из протестующих, которые в начальный период прошлогоднего протеста вышли на Майдан (до тех пор, пока тон там не стали задавать откровенные экстремисты и фашисты), были выходцами из западных областей Украины. Эти люди отчаялись в каких-либо положительных изменениях в собственной стране. Они не верят в возможность изменения дикого, вороватого олигархического капитализма на Украине и думают, что после ассоциации с ЕС смогут без виз ездить в европейские страны и легально устраиваться там на работу со всеми прилагающимися преимуществами. Вот только если бы они внимательно прочли соглашение, то обнаружили бы, что никакого указания на отмену визового режима оно не содержит. Статья 19 Соглашения гарантирует лишь упрощение процедуры их выдачи, без какой-либо конкретики. Отмена виз возможна лишь «в соответствующее время после создания условий для хорошо управляемого и безопасного передвижения людей». Соответствующее время может наступить и через десять, и через двадцать лет.

Украина как сырьевой придаток новой Европы

А теперь перейдём от хороших новостей к плохим. Каковы будут отрицательные последствия ассоциации?

Прежде всего, ассоциация может закончиться обвалом украинского экспорта с непредсказуемыми последствиями для экономики страны. В настоящее время Украина с финансово-экономической и научно-технической точки зрения находится в критической зависимости от России. Так, по итогам января-июля 2013 г. на долю Российской Федерации пришлось порядка 24,8% суммарного экспорта Украины в стоимостном выражении (8,9 млрд долл. из 35,9 млрд) и 27,3% импорта (11,4 из 41,7 млрд). С учётом Казахстана и Белоруссии, которые также входят в Таможенный союз и ЕЭП, зависимость Украины от России и других стран СНГ становится подавляющей — на долю Казахстана и Белоруссии соответственно приходится 3,67% (1,32 млрд) и 3,25% (1,17 млрд) стоимостного экспорта товаров из Украины, а также порядка 1% (0,42 млрд) и 5% (2,1 млрд) импортных поставок товаров в Украину.

Может быть, новые европейские рынки смогут компенсировать потерю прежних традиционных партнёров? Одной из успешных в экспортном отношении отраслей украинской экономики является сельское хозяйство. Отменное качество украинского сала, домашних колбас, солений, телячьей вырезки знают все, кто в своё время покупал их на продовольственных рынках Москвы. Теперь, увы, эти уникальные продукты станут недоступны не только иностранцам, но и самим жителям Украины. Внедрение европейских стандартов качества сельхозпродукции сделает невозможным их продажу, а вместе с тем окончательно разорит миллионы украинских крестьян, которые умудрялись выживать и кормить страну в эти нелёгкие годы.

Но и крупным украинским экспортёрам сельхозпродукции будет нечего делать на европейском рынке. Согласно новому документу, европейцами для украинской сельхозпродукции введена дискриминационная система квот на очень низком уровне. Например, по зерну и мясу за украинскими товарами зарезервировано менее 6% европейского рынка (да и за те ещё надо будет побороться). В результате экспорт украинского зерна в Европу может даже снизиться в три раза. А 400 наименований сельскохозяйственных товаров вообще изъяты из списка, что сделает крайне проблематичными поставки на Запад украинского сахара и подсолнечного масла. Напомним также, что объём бюджетной поддержки сельского хозяйства в ЕС составляет 45% от стоимости валовой продукции отрасли, а в Украине — только 6%. Даже в перспективе Украина не сможет разрешить себе такую поддержку и обеспечить адекватную конкурентоспособность своей продукции на рынке ЕС.

Может быть, от сотрудничества с ЕС выиграют украинские металлургические и химические компании, производители минеральных удобрений, которые собственно и пролоббировали принятие Соглашения? В Приложении к Соглашению говорится о «регулировании предельных значений выбросов для существующих заводов». После подписания Соглашения, когда даже подзаконные акты ЕС станут частью законодательства Украины, Совету Ассоциации останется только «определить расписание по внедрению Украиной этих условий для существующих установок». В указанный Совет войдут 28 представителей Евросоюза и только один представитель Украины. При таком соотношении массовое закрытие украинских предприятий, не соответствующих европейским экологическим стандартам, станет вопросом времени.

Невозможность завоевания украинскими товарами европейского рынка обусловлена ещё и грядущим резким повышением цен на энергоносители на Украине. В соответствии с пунктом 1 статьи 270 Соглашения, Украина обязуется уравнять внутренние цены на энергоносители с мировыми. Это повлечёт дополнительные расходы для рядовых потребителей, а для промышленности — увеличение себестоимости товаров, что сделает практически невозможным конкуренцию украинских товаров на европейском рынке. Не стоит говорить о том, что после повышения в разы цен на коммунальные услуги на Украине мало кому из рядовых украинцев будет по карману их оплачивать.

Сложности украинскому бизнесу принесут и такие безобидные, казалось бы, европейские подзаконные акты (которые по Соглашению станут законом на территории Украины), как, например, «Директива по структуре требований дизайна». Украинский кирпич ценой в 1 гривну может оказаться несоответствующим европейским нормам экодизайна, и потребуется вести строительство из импортного кирпича стоимостью 5 евро.

В общем, условия Соглашения об ассоциации с ЕС напоминают кабальные торговые договоры, которые навязывались в семнадцатом-восемнадцатом веках европейскими колонизаторами африканским вождям и малайским султанам. Приток дешёвых европейских товаров и невозможность за них расплатиться приводили в эпоху колонизации к тому, что добрая часть местного населения шла в кабалу к пришельцам.

Европа Брюсселя или Европа народов?

Таким образом, европейская стратегия относительно Украины более или менее ясна. Задача состоит в том, чтобы полностью разрушить промышленность страны и превратить Украину в рынок сбыта для европейских товаров и источник дешёвой рабочей силы. Это, кстати, выразил в более изящных и обтекаемых формулировках и один из ведущих еврочиновников Романо Проди. Он заявил: «Человеческий, инженерно-технический потенциал и земельные богатства Украины помогут продолжить превращение Европы в центр мирового масштаба». Как мы уже сказали, сельскому хозяйству Украины в его нынешнем виде не стоит надеяться на успешную конкуренцию в Европе. Однако оно вполне может модифицироваться. К лучшим в Европе чернозёмам уже не первый год приглядывается американская компания «Монсанто», находящаяся под патронажем семьи Рокфеллеров. Она уже превратила огромное количество бывших земельных участков разорившихся мелких фермеров в Румынии в земельные угодья, предназначенные для выращивания генномодифицированной сои. В годы нацистской оккупации украинский чернозём по прямому указанию Гитлера вагонами вывозился в Германию. При нынешнем уровне глобальной интегрированности экономик это не требуется. Иностранные латифундии можно будет устраивать прямо на украинской территории.

Украинские гастарбайтеры пополнят европейские рынки труда, но ждать равных условий конкуренции с европейцами на них не придётся. Они, может быть, станут ездить в Европу без виз, но платить за сдачу экзаменов о необходимой по европейским нормам квалификации им придётся суммы, в несколько раз превышающие оплату за визы. Да и в Европе лишние рабочие руки и лишние рты вряд ли вызовут прилив энтузиазма. Официальное количество безработных в странах Евросоюза на апрель прошлого года составляло 25 миллионов человек. Меры строгой экономии (austerity) уже привели к урезанию целого ряда социальных программ в европейских странах.

В этих условиях сама мысль о расширении даже в перспективе Евросоюза воспринимается многими европейцами в штыки. На последних выборах в Европарламент победу в нескольких странах одержали партии «евроскептиков». Во Франции они представлены Национальным Фронтом Марин Ле Пен. Впрочем, известный французский философ и социолог Ален де Бенуа не совсем согласен с такой постановкой вопроса. По его мнению, необходимо бороться не против европейской интеграции, но против такой модели интеграции, которую навязывает Брюссель. Французский мыслитель считает, что объединение Европы должно идти не сверху и осуществляться не олигархами и никем не избранными чиновниками, а снизу — от общин и органов местного самоуправления, через нации к Европарламенту. «За Европу, против Брюсселя» — этот лозунг, безусловно, не понравится и нынешним украинским воротилам, заключившим Соглашение об ассоциации, так как он противостоит всем кукловодам, пытающимся превратить народы континента в послушных марионеток.

Источник: odnako.org

 

 

Ольга Бузыка


131

Новости партнеров