Украинец Мирослав Яковец: я выбрал крепкую семью с русской девушкой

Украинец Мирослав Яковец: я выбрал крепкую семью с русской девушкой

Севастополь, 22 июля.

Семья Ольги и Мирослава – яркий пример той самой «дружбы народов». Он родился в украинской семье во Львове, и русских его родня не жаловала. Она – русская девушка из Воронежа, приехавшая учиться в дружественный тогда Киев. Тридцать лет назад, когда Украина и Россия были одной страной.

На западной Украине, где вырос Мирослав, русских не любили и во времена Советов. Теперь уже трудно сказать, откуда такая давняя межнациональная  неприязнь. То ли уходящая корнями в историю, то ли взращенная на ее исковерканных фактах.

Мирослав и Ольга Яковец познакомились в Киеве, через какое-то время решили пожениться. Будущий муж привез невесту во Львов, знакомиться с родителями.

Русскую девушку родители Мирослава не приняли. Даже когда пара поженилась и у них родилась дочь Настя, мать Мирослава часто высказывалась в том смысле, что Ольге пора бы ехать «к своим кацапам», а Мирославу родители подыщут супругу «из своих».

Так продолжалось несколько лет. Пока Ольга не поставила условие: либо мы уезжаем вместе, либо я уезжаю с дочерью. Молодая женщина больше не могла терпеть ненависть родни супруга к себе только потому, что она русская.

В то время, как развалился окончательно СССР, семья переехала в Крым. Мирославу, тогда еще майору, предложили работу в администрации Симферополя. Несколько лет прожив в столице республики, семья переехала в Севастополь – поближе к морю.

«В Крым мы приехали за счастьем, — улыбается Ольга, -  И нам всем здесь все нравилось. Мирослав служил, если бы мы переехали в Россию – как знать, смогли бы быстро устроиться. Ведь гражданство, документы – это столько беготни по инстанциям. А мне нравилось, что здесь все говорят на русском, и вообще 90 процентов населения Крыма тогда были русские, не считая татар. Настя пошла в русскую школу, правда, изучала украинский, как обязательный язык. Я и сама, делая с ней уроки, немного его выучила.»

8tu8M0DA5hs

Ольга Яковец: В Крым мы приехали за счастьем

Так прошло почти 25 лет. Дочка Ольги и Мирослава выросла, вышла замуж. Супруг ее тоже русский, родился и вырос в Севастополе.

Сразу после свадьбы молодые собирались переехать в Москву,  поступить в российский вуз, а там, может быть, и остаться в России. Но планам помешало появление сына, внука Ольги и Мирослава. Ребята остались в Севастополе.

Мирослав и Ольга по-прежнему работают. Она – акушер-гинеколог, он дослужился до полковника, стал начальником управления гражданской защиты.

Мирослав: «Все так в жизни устоялось, перемен, когда тебе 50, как-то уже не ждешь и не хочешь, и вдруг референдум! Крым станет Россией! В принципе, я всегда допускал, что такое может случиться. Слишком уж «русским» был Крым все это время.  Хотя за 23 года здесь много украинцев появилось. Особенно был наплыв где-то в 1998 году. Земля тогда почти ничего не стоила, люди приезжали со всей Украины, покупали за бесценок участки и возводили «пансионаты», мини-гостиницы. В Севастополе особо земли у моря нет, все занято стратегическими объектами, зато квартиры в то время тоже продавались за бесценок. Так что тоже много украинцев появилось в городе. Правда, все они как-то резко «обрусели». В том смысле, что стали говорить по-русски. Да я и сам такой же, но у меня оправдание есть: дома с женой на русском общаюсь, Оля украинский понимает, но не говорит.»

Менять украинский паспорт на российский, Мирослав решил без колебаний. Здесь семья, дети, внуки. Да и вообще, он для себя сделал выбор: крепкую семью с русской и любимой девушкой, а украинские корни —  останутся и так при нем.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мирослав Яковец: я выбрал крепкую семью с русской и любимой девушкой

Мирослав: »Так что это всего лишь формальность. Ну что изменится в жизни, если паспорт будет с другим гербом? Может быть, лет так тридцать назад я и пошел бы воевать с «сепаратистами», которые «предали родину».

Но сейчас, когда полвека уже прожито, многое воспринимаешь по-другому. Для меня главное – моя семья, чтобы всем жилось лучше, чем жилось мне.

Что такое быть военным на Украине – сами понимаете. Я полковник в отставке, но еще на должности. Пенсия полковника, тридцать лет отдавшего службе, всего 700 долларов. Плюс зарплата, тоже не слишком большая. Практически каждый военный, каждый, кто работал на Украине в государственных органах, должен был искать себе подработку, чтобы обеспечивать семью и как-то жить.  Мы вот с Ольгой плели накидки на сиденья автомобильные, из пластиковых бусин. Ольга врач, зарплата у нее раза в полтора меньше моей. Подрабатывали. Обидно было, когда приезжали в гости друзья из России, с которыми я учился. Многие после развала СССР остались жить в России. Расспрашивал, как и что. И очень жалел, что в свое время не уехал с Украины.

Я сейчас пока не слишком разобрался, как теперь мы будем жить в российском Крыму. Паспорт поменять – это ведь еще не все.  В конце мая исполняющий обязанности губернатора Севастополя приказал ликвидировать подразделения городской администрации, прекратить их деятельность. Прислали бумагу, мол, оповестите сотрудников о высвобождении. Как потом оказалось, все не так плохо, даже в чем-то хорошо. Просто будет создан другой аппарат.

Без работы, в принципе, остались только те, кто хотел ее потерять. Я в том смысле, что многие собирались сыграть на этом: вот, я все потерял и мне все должны. Без оборонного ведомства в городе никак, так что я особо не волновался. И не зря. Работаю, зарплата выросла, правда,  сейчас такая неразбериха, что о пенсии я ничего пока не узнавал. Но от Украины уже в мае ничего не получал, хотя паспорт тогда еще был украинский. И у меня, и у жены.»

DSC_0106

«Дружба народов» на примере одной семьи

 

Ольга продолжает работать в родильном доме.  Ее внезапный «переезд» Крыма с Украины в Россию вообще никак не коснулся:

«На мою работу никак не повлияло то, что Крым теперь Россия. На самом деле я очень рада, что вот так все повернулось. Уверена, детям в России лучше будет жить, чем нам с мужем жилось на Украине. И даже уезжать никуда не придется. Правда, меня немного беспокоит то, что зятя могут призвать в армию. Ему 26, до «запаса» еще целый год. Сам не слишком рвется в армию, семью надо обеспечивать, но паспорт менять на российский в первых рядах пошел. Но, может и не призовут, внуку-то всего год, дочь не работает. Повесток пока не приходило. «

  Оксана Ворошнина

Фото: Оксана Ворошнина, соцсети

Виктор Другоруб


525

Новости партнеров