Беженцы из Краматорска и Славянска готовы возвращаться домой

Беженцы из Краматорска и Славянска готовы возвращаться домой

Харьков, 9 июля.

Из 20 тысяч беженцев, прибывших на Харьковщину в последнее время, большинство – жители Донецкой и Луганской областей. Война, пришедшая в их города, заставила бросить дома, привычный уклад жизни и начать скитаться по чужим углам.

«Мы очень благодарны всем, кто нам помогает, но быть беженцем унизительно. И я, и мой муж еще молоды, полны сил, всю жизнь работали, обеспечивали себя. А теперь вынуждены сидеть на шее у тех, кто нас приютил, быть иждивенцами», — рассказывает Тамара, предприниматель из Красного Лимана. По ее словам, она приехала в Харьков с мужем и двумя детьми, в Красном Лимане остались закрытыми дом и маленький магазин. «Каждый вечер смотрим телевизор, интернет, следим за новостями. Пару дней назад возобновили электрички из Харькова в Лиман. Подождем еще пару дней и поедем домой. Нам все говорят, что это опасно, но мне уже все равно. Сердце изболелось быть вдалеке от родных стен», — рассказала наша собеседница.

8

Новости о прекращении огня в целом ряде населенных пунктов Донецкой области были встречены с оптимизмом среди беженцев, которые разместились на базах отдыха под Харьковом. «Поймите, нам некуда больше ехать, и тут мы не можем больше оставаться. В нашей квартире выбиты окна, в стенах многоквартирного дома выбоины, но это единственное наше жилье. Будем делать ремонт, пытаться наладить нормальную жизнь. Детям в сентябре идти в школу. Муж будет искать работу. Я очень боюсь, что все повторится, но больше мы никуда не поедем», — сказала Маргарита Степановна. Она готова хоть завтра выезжать домой, но ее удерживают другие беженцы, предупреждают, что пока ехать опасно, что ситуация в Славянске и вокруг него пока непонятна. «Я не хотела уезжать, муж настоял. Напугал тем, что его завтра самого поведут воевать, только это и заставило уехать. Я просто хочу домой», — немолодая уже женщина перебирает вещи, ходит из угла в угол, не зная куда себя деть до возможного отъезда.

7

Андрей Пивоваров, юрист из Горловки, сдал свой дом совершенно случайно. «Мы уже собирались выезжать. когда появились какие-то ребята, которым срочно нужно было жилье. Мне уже было все равно, сколько заплатят, лишь бы присмотрели за домом. Звонил соседям – вроде дом стоит, окна-двери не вынесли. Жена говорит, что теперь их не выселишь, но думаю, все решится. Главное, что перестали стрелять, можно просто вернуться и дальше будь, что будет», — говорит он.

По информации волонтеров, которые помогают наладить жизнь и быт беженцев в Харьковской области, «в Славянске и Краматорске уже возобновлено электроснабжение, вода подается по графику. Есть надежда, что в ближайшие дни заработают банкоматы, магазины, аптеки. Бои переместились к Донецку и Луганску. Конечно, окончательно возвращаться в такой ситуации небезопасно, но людей тоже можно понять – они просто хотят домой».

По словам психолога Натальи Фоменко, люди, вынужденные в критических обстоятельствах, делятся на две группы: одни изначально понимают, что прошлая жизнь закончена, что теперь придется либо начинать все заново на новом месте. Но есть и другая группа, которая считает эвакуацию явлением временным и при смене обстоятельств готовы свое решение пересмотреть. «Сложно прогнозировать, сколько беженцев с Донбасса не вернется домой, разъехавшись по миру. Но уверена, что большинство сильно привязано к дому, к родным местам. Будем надеяться, что возвращение будет безопасным», — говорит Наталья.

Маргарита Измайлова
Автор фото Дмитрий Брук

Дмитрий Майдан


98

Новости партнеров