АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: О коллегах и клоунах

АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ: О коллегах и клоунах

Зачем ездил в Донецк Ростовской области пресс-секретарь президента Святослав Цеголко — более-менее понятно. Спеть гимн, развернуть флаг Украины в зале суда. Быть выставленным из зала суда. У пресс-секретаря президента ведь нет других функций. Спел, развернул, удалили. Распорядок действий ясен, как пень.

Непонятно, зачем ездило в этот городок журналистское стадо из Киева. Кто эти люди? Они ведь даже журналистами себя не считают. Корреспондент канала «Россия» Николай Долгачев задал им членораздельный вопрос: «Вы считаете Корнелюка и Волошина своими коллегами?» Что ответило поголовье украинских туристов? Некто Богдан Кутепов, человек с физиономией, обезображенной многолетними поисками «золотых унитазов» Януковича, далеко послал корреспондента телеканала «Россия». Прямо в микрофон телеканала и послал.

Когда Долгачеву стал понятен диагноз собеседника, он повторил вопрос для остальных украинских «паломников»: «Кто из здесь присутствующих считает их (погибших журналистов) своими коллегами?» Соискатель «золотых унитазов» опять ответил за всё стадо: «Распятый младенец считает их коллегами». Остальное поголовье то ли смолчало, то ли невнятно проблеяло своё гордое «не-е-е».

Поначалу казалось, что приезд этих странных людей в Ростовскую область как-то связан с днем рождения Сергея Лаврова. Ну, можно было допустить, что туристы были призваны для коллективного фото, иллюстрирующего хрестоматийную фразу российского министра иностранных дел… К такой догадке подталкивал нас дебилообразный Богдан Кутепов, главный спикер украинского журналистского десанта. Скорее всего, не будь рядом этого шизоидного типа, кто-то из остальных журналистов сподобился бы на какой-нибудь адекватный ответ: дескать, да, наши коллеги Корнелюк и Волошин погибли, выполняя свой профессиональный долг.

А потом добавил бы, что сомневается в вине Савченко либо уверен в ее невиновности. У журналистов было несколько возможностей не ронять себя ниже плинтуса. Но стадо предпочло, чтоб за него высказался самый безусловный баран, бдительно приглядывавший за остальным поголовьем. Нет сомнений, что если бы кто-то из украинцев признал себя коллегой погибших журналистов, этот самый Баран Кутепов первым бы и раззвонил на всю вселенную про такую ганьбу и зраду.

В видеорепортажах с места события мы видим и стримера Сергея Рулева. В недавнем прошлом он жил в Киеве — хорошо знает «неполживую» публику, которую нередко троллил. Когда Долгачев спрашивает Кутепова, репортер ли он, ответа мы не слышим. Потому что Рулев кричит киевскому «неполживцу»: «Да вы клоун! Вы всегда были клоуном!» И, между прочим, абсолютно прав. Днем раньше этот самый Кутепов развлекал публику в соцсетях грозными обещаниями: «Завтра увалю Грэма Филипса объективом…» Считать, что объектив нужен для того, чтоб окунать его в призрачный «золотой унитаз» либо чтоб «увалить» им Грэма Филипса, — позволительно клоуну или умалишенному.

Тут же корреспондент другого российского телеканала расспрашивает украинских журналистов об условиях, в которых им приходится работать. Видимо, для сравнения он сообщает, что ему и коллегам украинские власти вообще запретили въезд в страну. не пускают работать на Украину. Российский журналист рассказывает, что его самого депортировали в аэропорту. Усатый дядька из украинского десанта чинно парирует: «Значит, вы не надлежащим образом себя вели». Заметим, усатого дядьку не смущает поведение Кутепова, посылающего матом корреспондента федерального канала. «Золотоунитазник», стало быть, ведет себя «надлежащим образом», «гидно».)

Российский журналист недоумевает: «Я еще ничего не успел снять — меня уже депортировали. Как вы считаете: это правильно?» Усатый дядька («неполживый, по всей видимости, журналист) считает, что это правильно…

Тем временем в киевских интернет-изданиях заколосились заголовки: «Украинские журналисты дали отпор российским в РФ». Ну, разумеется. Обложить российского корреспондента матом — это дать отпор. Депортировать московского журналиста — это одолеть супостата. Упечь украинского инакомыслящего журналиста в СИЗО — это победить внутреннего врага…

А Петр Порошенко во вторник заговорил о «позорном судилище», «о возвращении российской юстиции во времена Сталина-Вышинского». Это заявляет президент страны, в которой журналисты сидят тюрьме ЗА ВЗГЛЯДЫ: Елена Глищинская, Руслан Коцаба, Артем Бузила. О жестокости приговора рассуждает гарант Конституции такого государства, где беременную журналистку держат в СИЗО. И неважно, что врачи рекомендовали госпитализировать Елену Глищинскую, предупреждая об угрозе прерывания беременности. Это ничто — в сравнении с той угрозой, которую представляет для национальной безопасности мать двоих детей.

Как вы думаете, кто-нибудь из киевских клоунов, под управлением Богдана Кутепова гастролировавших в г. Донецке Ростовской области, назовет своими коллегами Глищинскую, Коцабу, Бузилу?..

 
Андрей Дмитриев


4100

Новости партнеров