СТАС КОСАРЕНКО: Не влезай – убьет! Или, как мы вывозили детей из Славянска (видео)

СТАС КОСАРЕНКО: Не влезай – убьет! Или, как мы вывозили детей из Славянска (видео)

Харьковский блогер Геннадий Сурков опубликовал в своем Живом журнале эмоциональный рассказ члена Запорожской организации «Наш город» Стаса Косаренко о том, как им удалось спасти детей из Славянска. В ходе этой операции у Косаренко накопилось немало претензий к членам «самообороны Майдана», которые должны были помогать в эвакуации, но, по мнению автора, скорее, мешали и вставляли палки в колеса.

Публикуем с некоторыми сокращениями. Фото «ВКонтакте».

«Как мы вывозили детей из СЛАВЯНСКА!!!!!

….Когда пришла мысль о том, что можно как-нибудь на досуге кого-нибудь спасти, за ней пришла другая — необходимо материально-техническое обеспечение проекта. Так получилось, что до этого момента мы несколько раз общались с запорожским губернатором Барановым. … Затея совершенно не частная, дети есть дети, мы обратились к властям. Валерий Алексеевич, спасибо. Искренне и серьёзно. Без Вас так быстро ничего бы не получилось.

Отдельное спасибо водителям. Люди на своих машинах, не требуя гарантий безопасности, не выясняя, сколько им за это заплатят, ввязались в нашу авантюру. «У меня несколько автобусов, люди на них работают, я сам не езжу. А тут про детей услышал, кого я за руль посажу? Сам вот поехал». Спасибо. И поклон. Ребята из Красного Креста, спасибо. Не думаю, что они не могли отказаться.

Так получилось, что нам пришлось взаимодействовать с самообороной майдана, этот факт пока просто запомним.

5 и 6 июня мы собрали несколько коробок и пакетов с подарками горожан детям Славянска. Накупили воды и печенек для детей в дорогу, загрузили это всё в наши машины и 7-го в 3:30 утра со всем вот этим приехали к зданию облсовета. Там нас ждали микроавтобусы, Красный Крест и самооборонцы. Самооборона взяла на себя обеспечение беспрепятственного прохождения блок-постов, а также нашла три из шести микроавтобусов.

У нас был заранее проговоренный с принимающей стороной маршрут и порядок взаимодействия. Люди, которые помогали нам собрать детей, договорились с ополчением Донбасса о том, чтобы мы смогли проехать в обе стороны, но самооборону предложенный маршрут не устроил, при том, что по условиям договоренности они сопровождали нас только до последнего блок-поста украинской милиции. Поскольку часть автобусов предоставлялась самообороной.

Длинно писать, пусть они будут «СМ». Нет, лучше «см». Так вот, они выдвинули условие, что машины едут только в случае, если мы двигаемся через Изюм. Хорошо, что та сторона отнеслась с пониманием к ситуации, сказала, что дети важнее чьих-то амбиций, езжайте, как едете, мы постараемся договориться (4 часа утра!).

Перегрузив гуманитарку и продукты в микроавтобусы, мы спросили у см, можно ли нам загнать наши машины во двор облсовета, на что нам сказали, что оставляйте их, мол, вот на этой площадке, они тут под присмотром и под камерами наблюдения.

Всё, колонна выдвинулась. До Изюмского блок-поста мы доехали без происшествий, там машины с красным крестом пропустили без очереди, еще два или три осмотра и мы в Славянске. См привела нас на блок-пост, который называется «пост ГАИ». Для Славянска это — географическое понятие. Дальше мы продвигались сами.

Дорога прямо ведет в Семеновку, и дорога эта устлана блестящим на солнце ковром из гильз разных калибров, по которому живописно разбросаны воронки и фрагменты хвостового оперения мин.

Перед въездом в Семеновку находится мост. Он заблокирован не какой-то там баррикадой из покрышек, а остовами двух параллельно стоящих вдоль него сгоревших фур.

… Когда парни, кстати, ни одного чеченца или «человека с российским акцентом» я среди них не обнаружил, услышали, что нам хочется проехать через их позиции, они были слегка удивлены и сразу сказали, чтобы я сильно не рассчитывал на порядочность украинской стороны, потому как, если я с кем-то договорился о прекращении стрельбы, это еще не значит, что все об этом знают, после чего, изъяли у меня перочинный ножик и средства связи и сказали, что нужно отвезти меня к командиру.

Командир встретиться со мной не захотел и порекомендовал очистить мост от наших автобусов, причем в течение десяти минут, но за эти десять минут до двух высоких договаривающихся сторон домчалась третья — принимающая. Мне вернули ножик и рацию и с радостью сбагрили представителю, первыми словами которого были: «Вы охренели?! Кто вас сюда привел?!! Это же самый опасный на сегодняшний день участок!!!». Инстинкт самосохранения не позволил мне при ополченцах произнести фразу «самооборона майдана».

Нас проводили в город, где нас действительно ждали дети, некоторые из которых были с мамами, куда ж её девать двухмесячному ребенку, а некоторые еще только собираются родиться, но тут, скорее, будущие мамы были со своими детьми. Всего мы насчитали 124 человека, готовых с нами выехать.

Пока все рассаживались в шесть 18-местных автобусов, а я разглядывал местные достопримечательности, принимающая сторона сказала, что выводить из города нас будут на наиболее безопасном на данный момент направлении, и это не обсуждается, потому что подвергать риску такое количество детей они не могут. Примерно, в это время выяснилось, что мобильная связь в городе не работает, по крайней мере у того оператора, услуги которого предпочитают члены см, ожидающие нас на блок-посту.

Кстати, о достопримечательностях, кроме красивых церквушек и следов от снарядов на стенах домов, к ним также относятся очереди за водой и отсутствие электричества, потому что водовод и ЛЭП разрушены силами АТО.

Выехав на блок-пост, мы добрались до сети и попросили, губернатора, который всё время был с нами на связи, чтобы он помог нам связаться с нашим см-сопровождением. Кроме того, обрисовали ситуацию силовикам на блок-посту, чтобы они по своим каналам связались с коллегами на посту ГАИ. И, чтобы совесть была совсем чиста, я попросил знакомую сторонницу майдана (спасибо, Ирина), чтобы она сообщила о потере связи в штаб см в Запорожье.

ВСЁ!!! У нас шесть забитых детьми микроавтобусов и свободная дорога до самого азовского побережья!!! По территории, где нет войны, не валяются гильзы и нечего бояться. Так мы думали до изюмского блок-поста, где нас, уже досмотренных и пересчитанных, догнало наше сопровождение, и после их краткой беседы с милицией оказалось, что я и глава нашей организации Владимир — руководители Запорожской Народной Республики, поэтому, мы сейчас никуда не едем (градусов 30 жары, чисто поле и куча детей), а ждем следственную группу, которая разберется, откуда возник этот бред. При этом, у меня изъяли мой любимый перочинный ножик, укрепив позиции обвинения фактом нахождения меня с детьми, вооруженным холодным оружием. Чтобы сдержать моё возмущение, эти милые молодые люди, вооруженные на последние деньги налогоплательщиков, окружили меня и периодически угрожали уложить лицом в грязь и в наручниках. Кто-то кому-то звонил, кто-то приезжал-уезжал (градусов 30 жары, чисто поле и куча детей), примерно, через час нас отпустили, сообщив, что ножик я смогу забрать в управлении СБУ.

Почти до самого Запорожья мы доехали без эксцессов, не считая того, что в таких условиях кого-то из детишек укачало, кому-то было плохо от жары, но это всё — решаемые мелочи на фоне той бури эмоций, которые меня переполняли. Я совершенно искренне считаю, что теперь точно не зря прожил. Оно того стоило. Я глядел на их улыбки, а у меня на глаза наворачивались слёзы. …

Под Павлоградом выяснилось, что горючего до моря нам не хватит. Вечером в субботу найти литров 200 соляры при том, что на последние деньги мы купили воду и печенье, несколько проблематично. Кому-то пришла мысль попросить помощи у горисполкома. Солярку нашли. Александру Чинсановичу Сину тоже спасибо.

Возле села Люцерна находится еще один блок-пост. По случайному стечению обстоятельств, он установлен и оборудован как раз нашим сопровождением см. И именно на этом посту кому-то захотелось снять копии списков детей, которых мы везём. Вместе с адресами и номерами телефонов. На основании Закона о защите персональных данных, мы отказали в доступе к спискам, нам, почему-то показалось, что людям, которые около полуночи ходят в масках и зачем-то с оружием, доверять такую информацию о детях не стоит.

Прапорщик-милиционер, представившийся начальником поста сказал, что эти люди ему не подчиняются и повлиять на них он не может, а см настаивала на том, что пока нет списков, мы не сможем поехать дальше. Буквально за полтора часа, после кучи звонков и вопросов детей, «что, опять война?», нам удалось отстоять право наших подопечных на защиту личной информации.

К счастью, у детей это была последняя неприятность. Те, кто не остался с ними вернулись вместе с автобусами в город, где оказалось, что у машин, за которыми обещала присмотреть самооборона, проколоты колёса и вскрыты двери.

Домой меня друзья отвезли, машины постоят пока возле облсовета, может быть, к восторгу страховой компании, с ними еще что-нибудь произойдет.

Да и хрен на них. Своё спасибо я получил детскими улыбками. Это лучше казначейских билетов.

И еще: Для русского человека (да, я русский) надпись «не влезай, убьёт» является руководством к действию. А теперь я точно знаю, что:

а) там стреляют,

б) там есть дети,

в) у меня есть возможность с ними связаться и вывезти их оттуда.

И я буду их возить, сука, даже, если мне это придётся делать на своей машине и раздавать по знакомым!» Стас Косаренко, ОО «Наш город».

 

Дмитрий Майдан


131

Новости партнеров